§ 8. Характер как психологическая категория. О типологии характеров

Специалистами издавна было замечено, что одни музыканты ярче проявляют себя в эмоциональном отношении, у других отчетливее проскальзывает в их профессиональной деятельности интеллектуальное начало, у третьих ощущается прежде всего сильная воля, подчиняющая себе все их действия.

Эти характерологические черты и особенности наблюдаются и у зрелых, опытных музыкантов-профессионалов, и у учащихся, чья индивидуальность успела достаточно сложиться за годы обучения музыке. Проявляются указанные особенности как в музыкально-исполнительской деятельности, так и в педагогической, т.е. практически везде, где индивид самовыявляется в творческой практике.

Видимо, есть основания говорить в данной связи об определенной классификации характеров, или, другими словами, определенных типажах в художественно-творческой деятельности. На это давно уже было обращено внимание российских и зарубежных психологов, педагогов и др.

50

Так, французский исследователь А. Фулье различал три типа характеров у творческих людей - "чувствительный", "интеллектуальный" и "волевой", причем различия между ними выводились из неких количественных соотношений ("больше-меньше" одного, другого или третьего). При всей упрощенности, можно сказать, наивности теории "количественных дозировок", Фулье, видимо, шел в правильном направлении, ибо связывал психические процессы по преобладающему в них компоненту (эмоциональному, интеллектуальному, волевому) с определенными типами и видами человеческих характеров.

Сближается с позицией Фулье и учение А.Ф. Лазурского, полагавшего, что "всякий душевный процесс, интеллектуальный, эмоциональный или волевой, всегда представляет собой сложное целое, в составе которого могут преобладать те или иные отдельные стороны или элементы. <...> Преобладающее развитие у индивида тех или иных сторон различных сложных процессов имеет чрезвычайно важное значение для образования типов и их разновидностей"1.

К сказанному Лазурский добавлял, что характерологические типажи вырисовываются особенно рельефно в тех случаях, когда "интересы и профессиональная деятельность человека, развитие его знаний и навыков, его взглядов и миросозерцания происходит именно в том направлении, какое диктуется прирожденными особенностями его нервно-психической организации. В этих случаях наиболее характерные черты данной личности сливаются в один цельный, отчетливо выраженный "психо-социальный комплекс", достаточно устойчивый и обыкновенно очень типичный..."2

Не затрагивая воззрений ряда других ученых, интересовавшихся проблемой типологии человеческих характеров (Т. Рибо, Ф. Полан, К. Юнг и др.) и использовавших различные методики при подходе к этой проблеме, заметим в то же время, что существенное значение имели в данной связи работы С.Л. Рубинштейна. Разграничив на теоретическом уровне категории "психические процессы" (состояния) и "психические свойства личности", Рубинштейн углубил понимание сложнейших, диалектически противоречивых явлений в сфере психики, указал на тесные корреляционные отношения между различными ее функциями. Было показано, что многие психические процессы, протекающие у человека в различных жизненных обстоятельствах, как светлых, радостных, так и горестных, кризисных, обогащают и развивают личность: "Каждый вид психических процессов

51

вносит свой вклад в богатство ее (личности. - Г.Ц.) внутренней жизни"1.

В трудах С. Л. Рубинштейна подчеркнуто, что постоянные и органичные взаимосвязи между психическими процессами и свойствами личности, их "неотрывность" друг от друга, не дают однако оснований идентифицировать эти психические феномены, ставить знак равенства между ними. "От психических процессов надо все же отличать психические свойства личности, те черты, которые, определяя направленность личности, ее способности и характер, составляют основание самой личности и определяют ее психологический облик"2.

Иными словами, психический процесс - эмоциональный, интеллектуальный или волевой - может в большей или меньшей степени (как правило, в большей) коррелировать с генетически обусловленными, сущностными качествами личности, отражать эти качества, выявлять их специфику, оставаясь процессом, состоянием, явлением преходящим; в то время как сущность человека, при всех ее внутренних и внешних модификациях, остается основополагающей, базовой категорией. Явление и сущность - таковы взаимоотношения между психическими процессами и психическими свойствами личности.

Различая психические процессы по их содержанию, С.Л. Рубинштейн не устанавливает "никакой взаимоисключающей противоположности между интеллектом, чувством и волей. Один и тот же процесс может быть (и обыкновенно бывает) и интеллектуальным, и эмоциональным, и волевым"3. Это положение не вызывает принципиальных возражений. Но верно и то, что иерархические связи и комбинации элементов в тех или иных психических процессах определяют все же общий облик этих процессов, их психический модус. То, что психический процесс не может быть только волевым, только эмоциональным, только интеллектуальным, отнюдь не лишает его (процесс) определенной характерности, акцентуации. Не снимается его психологическая специфика, следовательно, ничто не лишает права исследователя классифицировать эти процессы по тому или иному отличительному признаку.

На основе высказываний А.Ф. Лазурского, С.Л. Рубинштейна и др. в отечественной психологии возникли в дальнейшем многочисленные теории, отличавшиеся подчас не столько по существу, сколько терминологически. Показательный в этом отношении взгляд Б. С. Мейлаха, который, дифференцируя различные типы мышления у людей искусства, определял их следующим образом:

52

а) "художественно-аналитический тип", где акцент явно ставился на аналитическом компоненте; б) "субъективно-экспрессивный тип", у которого, пишет Мейлах, "чувственная и эмоциональная окраска изображения преобладает над относительно слабой аналитической тенденцией"; в) "рационалистический тип", имеющий, если присмотреться повнимательнее, определенное сходство с волевым типом в его классической интерпретации1.

Смысловая близость классификации Б.С. Мейлаха аналогичным структурам его предшественников - при всех отличиях в понятийном аппарате - просматривается достаточно четко.

Наряду с психологами проблема типологии (классификации) человеческих характеров разрабатывалась и физиологами. В первую очередь здесь должно быть названо учение И. П. Павлова о типах нервной системы человека, или типах высшей нервной деятельности. Исходя из концепции двух сигнальных систем (первой и второй), Павлов обосновал классификацию типов высшей нервной деятельности человека, включив в нее: а) художественный тип ("преобладание первой сигнальной системы"); б) мыслительный тип ("доминирование второй сигнальной системы"); в) средний тип ("относительный баланс обеих сигнальных систем").

Не углубляясь в специальную физиологическую проблематику, отметим лишь, что типологические особенности человека, по Павлову, определяются основными параметрами его нервной системы, такими, как сила, скорость, динамичность, устойчивость, лабильность, яркость и т.д. Эти (и другие) свойства нервной системы образуют почву, на которой легче и проще формируются одни типы характера и формы поведения человека, и труднее - другие (Б.М. Теплов).

Концепция И.П. Павлова и его коллег о свойствах основных нервных процессов и детерминированных ими типах высшей нервной деятельности напрямую связана с учением о темпераментах человека, трактующим темпераменты как соотношение устойчивых, базовых индивидуальных особенностей личности. Темперамент - и характер; темперамент - и сфера чувств; темперамент - и индивидуальный стиль деятельности; темперамент - и формы проявления общих и специальных способностей человека, - все это различные и важные аспекты рассматриваемой проблематики, имеющие непосредственное отношение и к занятиям искусством, и к художественно-творческой педагогике. По мере необходимости эти вопросы будут затрагиваться на последующих страницах книги.

53


1 Лазурский А.Ф. Классификация личностей // Психология индивидуальных различий. - М., 1982. - С. 189.
2 Там же. - С. 190.
1 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1989. - С. 96 - 97.
2 Там же. - С. 97.
3 Там же. - С. 182.
1 См.: Мейлах Б.С. Психология художественного творчества: Предмет и пути исследования // Психология процессов художественного творчества. - Л., 1980. - С. 16.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.