§ 7. Волевые свойства личности. Воля и упрямство. Воспитание воли у учащихся-музыкантов

Особо следует остановиться на видах и формах проявления воли. Тут есть некоторые примечательные особенности.

Волю зачастую ассоциируют, и вполне правомерно, с такими свойствами человека, как решительность и твердость поведения, быстрота и определенность в принятии решений, высокая энергетика практических действий. Это, можно сказать, одни "ипостаси" воли. Есть и другие, которые обнаруживают себя в неуклонной последовательности, настойчивости и упорстве, с которыми принятые решения (они могут приниматься неспешно, исподволь, после глубоких и трудных раздумий) реализуются, претворяются в жизнь.

При всем внешнем несовпадении "рисунков" поведения - а их, естественно, бывает множество и самых разнообразных - речь в данном случае должна идти о различных модификациях одного и того же психического феномена, именуемого волей человека. Что же касается конкретных видов и форм ее проявления, то они зависят от индивидуальности человека, склада его нервной системы, его генотипа, т.е. унаследованной им совокупности черт и особенностей психики. (Впрочем, могут оказывать серьезное воздействие на характер и формы волеизъявлений индивида, и внешние факторы, специфика той или иной жизненной ситуации.)

43

На основе флегматического темперамента произрастают обычно такие качества, как спокойная настойчивость, упорство и методичность в достижении поставленной цели, дисциплинированность мыслей и действий; человек размеренно ровно, без каких-либо шатаний и колебаний, делает свое дело, идет по намеченному пути. "Большие свершения осуществляются обычно благодаря медленному, незаметному и безостановочному движению", - утверждал в свое время Сенека. Безостановочность и неуклонная последовательность, согласно логике Сенеки, могут трактоваться как свидетельство воли, как ее прерогатива, и с этим нельзя не согласиться. Постоянство напора - вот что такое воля, высказывался по тому же поводу известный теоретик музыкально-исполнительского искусства Г.М. Коган, воля - это неослабевающее усилие, это размеренно ровный ритм деятельности1.

Иную форму волеизъявления демонстрируют обычно люди холерического темперамента. Для них характерна взрывчатость, импульсивность волевых действий. Свои особенности волевых процессов есть у так называемых сангвиников и меланхоликов, словом, у людей, представляющих различные типы высшей нервной деятельности во всем неисчислимом множестве их индивидуальных вариантов. При этом ошибочным было бы предполагать, что одни волевые "модели" - если рассматривать их сквозь призму профессиональной музыкальной деятельности - имеют преимущество перед другими. У каждой свои достоинства, переходящие при определенных условиях в недостатки; у каждой свои плюсы и минусы, а потому все зависит от степени корреляции (соответствия) индивидуально-психологических, волевых качеств и свойств человека - той конкретной музыкальной деятельности, которой он себя посвятил. Важно, чтобы воля в той или иной ее психологической модификации у человека была как один из компонентов его характера; формы и виды волевых проявлений могут быть различными.

Впрочем, некоторые психологи утверждают, что людей совершенно безвольных практически не бывает, как не бывает индивидов, полностью лишенных эмоций, памяти, воображения и т.д. (О патологических случаях речь сейчас не идет.) "...Есть люди по-разному устроенные, по-разному - удачно или неудачно - приспосабливающиеся к требованиям извне и своим собственным требованиям к себе, - пишет В.Л. Леви. - Нет безвольных и нет волевых - но есть люди с разной организацией внимания и памяти, с разной внушаемостью и зависимостью от эмоционального состояния. <...> Безвольный человек - это тот, кто в данный момент верит, что он безволен, а "волевой" - тот, кто верит, что он волевой, - разницу эту определяет развитая или неразвитая

44

способность к самовнушению, укрепленная или подорванная вера в себя"1.

Разумеется, доля преувеличения в высказываниях Леви есть, как есть в них и оттенок публицистичности. Но то, что "индекс волепроявления" человека связан с его внутренней уверенностью в себе, что этот "индекс" повышается или понижается в зависимости от эмоционального состояния, уровня самооценки, от степени "уверенности - неуверенности" в себе в данный момент - это бесспорно.

Небезынтересен и еще один ракурс проблемы: воля-настойчивость-упрямство. Элементарный житейский смысл, как и специальные психолого-педагогические исследования, подсказывают, что эти понятия определенным образом сопрягаются между собой, взаимопересекаются друг с другом.

Разумеется, есть и отличия. Упрямство на бытовом уровне в повседневном житейском обиходе представляет собой нечто малопривлекательное. Его обычно определяют как необоснованное и неразумное противодействие окружающим, стремление настоять на своем даже вопреки здравому смыслу, целесообразности и логике обстоятельств. Е.А. Климов характеризует упрямство как "временное состояние душевного неблагополучия, выражающееся в демонстративном поведении, приобретающем форму протеста , сопротивления, категорического несогласия"2.

Упрямство в его "чистом виде" встречается обычно у детей и подростков либо, если говорить о взрослых, у людей с недостаточно богатыми интеллектуальными ресурсами. В первом случае это могут быть явления возрастного порядка или последствия неправильного воспитания; во втором - врожденные либо приобретенные (в результате того же воспитания) свойства характера. В любом случае упрямство, неуступчивость в мелочах есть качество отрицательное - своего рода "душевная окаменелость".

Напротив, воля, настойчивость в достижении цели и преодолении профессиональных барьеров, гибкость во взаимоотношениях с окружающими и самим собой - все это приметы людей интеллектуально развитых. Одно здесь необходимо для другого: воля требуется для реализации интеллекта, интеллект направляет и рационализирует волю.

Нельзя не принимать во внимание, что упрямство упрямству рознь. Одно дело - упрямство взрослого, сложившегося человека, и другое - упрямство ребенка, подростка. Для многих из тех, кто только еще вступает в жизнь, упрямство явление естественное, закономерное и достаточно распространенное. Более того, бывают, как известно, особые периоды (этапы) в онтогенезе,

45

когда упрямство, негативизм, "априорное" сопротивление внешним воздействиям становятся отличительными чертами поведения индивида.

Важно еще одно. То, что выглядит у ребенка или подростка элементарным упрямством, может в дальнейшем, в ходе психологической эволюции индивида, развития его интеллекта, трансформироваться в новое качество, у которого уже будут основания называться волей. В реальной жизни нередко именно так и происходит.

Короче говоря, общаясь с юными упрямцами, следует помнить, что многие свойства характера могут выглядеть в процессе становления и развития внешне непривлекательно. Но именно из этих свойств и произрастают в дальнейшем - в ходе сложных внутренних трансформаций и многообразных скрытых превращений - характерологические новообразования весьма позитивного свойства. Происходит сублимация одних элементов психики в другие - своего рода вариант превращения гадкого утенка в красивого лебедя.

Итак, подростковый нонконформизм вполне может стать - в генетическом плане - предтечей воли. Биографии многих видных деятелей науки и искусства подтверждают это с полной определенностью. Рассказывают, что один из прославленных пианистов современности, Иво Погорелич, обучаясь в свое время в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, часто поступал в классе наперекор тому, что советовали ему многоопытные учителя. Это не помешало Иво Погореличу вырасти впоследствии в крупного мастера, художественное своеобразие которого сочетается с редкостной целеустремленностью и ярко выраженным волевым императивом.

Примерно то же можно сказать и о Михаиле Плетневе. И ему отнюдь не были присущи податливость и безропотное послушание в годы учения. Известно высказывание его бывшего наставника, профессора Московской консерватории Я.В. Флиера: "Легче дать сольный концерт в двух отделениях, нежели провести одно-единственное занятие с Плетневым". Сегодня М. Плетнев - один из ведущих российских артистов, "сплав воли и интеллекта", как характеризует его музыкальная критика.

Нельзя не упомянуть и о том, что формированию волевых качеств у учащегося-музыканта действия педагога могут либо способствовать, либо мешать.

В том и другом случае требуется гибкая, индивидуально ориентированная, продуманная педагогическая стратегия и тактика.

Универсальных "рецептов" существует в практике немного, но они все же есть.

Вредит становлению-развитию воли учащегося авторитарный, жестко "директивный" стиль работы преподавателя, основанный

46

на примитивной формуле "делай как я" ("думай как я", "чувствуй как я" и т.д.). При постоянном употреблении, да еще в "избыточных дозах", такой стиль педагогической деятельности ведет к затормаживанию индивидуально-личностных качеств учащегося, к подавлению активного, волевого начала в его действиях. Бывает, правда, что излишнее сопротивление нажиму педагога стимулирует и закаляет волю учащегося, но, во-первых, такие ситуации в массовой педагогической практике нечасты, а во-вторых, вряд ли их можно считать нормальными и рекомендовать к широкому применению.

Педагогу необходимо помнить, что волевое начало в человеке находится в сложном, практически неразрывном психологическом взаимодействии с такими качествами, как энергия, инициативность, предприимчивость, словом, активность человеческого духа. Каналы, по которым воля и активность (в широком толковании этого термина) сопрягаются, "состыковываются" воедино в сфере психического, вряд ли могут быть практически разведены и дифференцированы; не случайно для многих философов и психологов активность и воля выступали как категории почти синонимические.

А.В. Петровский полагает, например, что воля это "особая форма активности личности, особый вид организации ее поведения". Другие ученые указывают на то, что взаимоотношения между волей и психической энергетикой (активностью) человека строятся по формуле кольцевой зависимости: одно дает толчок другому, усиливает другое, порождая особый синергический эффект.

Последнее положение в любом случае имеет принципиально важное значение. Ибо энергия духа, психическая активность, будучи помноженными на волю (или наоборот, в данном случае это не существенно), - только они создают реальные психические условия, необходимые для продуктивной творческой деятельности.

Педагог-профессионал, посвятивший себя преподаванию музыки, работающий с подростками, юношами и девушками, не вправе игнорировать этот постулат, забывать о нем. "Самый центр, - писал У. Джемс, - самое ядро нашего Я, поскольку оно нам известно, святое святых нашего существа, - это чувство активности, обнаруживающееся в некоторых наших внутренних душевных состояниях"1.

Иными словами, творческая личность, если она действительно является таковой, почти всегда внутренне активна. В повседневном жизненном обиходе, в быту, в практических делах, в общении с окружающими и т.д. человек может быть и пассивным, и внешне вялым, безынициативным, но в своем внутреннем духовном бытии - нет.

47

Напряженность мысли, наэлектризованность чувств, неиссякаемая динамика внутренних процессов, особая возбужденность, растревоженность душевных состояний - тех состояний, которые невозможно определить словами, но которые как раз и являются "толчками", импульсами творчества, - все это атрибутивные свойства психики творческого человека. И когда эти духовные заряды ("накопления") прорываются наружу, "опредмечивая" себя в звуковых формах, они порождают, как правило, соответствующие волевые действия. Энергия мысли-чувства, идеи-переживания сублимируется тут в энергию воли.

Повторим: только в этих условиях, на этой основе музыкально-педагогический процесс может быть действительно продуктивным. Поэтому опытные преподаватели-музыканты и поощряют самостоятельные, творчески независимые поиски учащихся в ходе учебной работы; только такие поиски сопряжены с активизацией волевого начала, с формированием у учащегося - как субъекта деятельности - целеустремленности, настойчивости, вкуса к преодолению трудностей.

Не менее существенно в учебной работе с музыкальной молодежью доводить все начатое до логического завершения. Ибо когда что-то остается недоделанным и брошенным на полпути, воспитанию воли наносится серьезный урон: воля учащегося размагничивается, атрофируется. Небрежность, неряшливость, безволие - явления одного порядка, и забывать об этом не следует. Причем требуется не только осуществлять, реализовывать в ходе практической работы все то, что намечено учащимся, - необходимо делать это "по максимуму".

Воля проявляется в постоянно возрастающей профессиональной требовательности к себе, в самоотдаче, которая доводится подчас до предельных степеней. Г. фон Караян говорил, при этом без тени рисовки, об "абсолютной безжалостности" в отношении себя самого: "Требую от себя невероятно многого. Без волевого усилия и напряжения в искусстве не достичь ничего"1.

Однако начинать, естественно, надо с малого: максимум требовательности и профессиональной бескомпромиссности в работе, скажем, с малолетним учащимся вряд ли дадут желаемый эффект. Полезный совет можно встретить у У.Джемса (полезный прежде всего применительно к воспитанию воли у детей и подростков): каждый день делать что-либо, требующее большего или меньшего волевого усилия. Делать что-то через "не хочу". В занятиях музыкой каждодневное, систематическое самопреодоление в самых обычных учебных ситуациях может рассматриваться в качестве оптимальной методики формирования-развития воли.

48

С учащимися старших возрастных категорий применяется техника саморегуляции, способная - при умелом обращении с ней - заметно повысить уровень внутренней активности индивида. Помогают в повышении волевого тонуса самовнушения типа: "могу...", "сделаю...", "справлюсь...", "все будет хорошо..." и др. Известно, что человек во многом является отражением того, что он думает о себе, каким представляется самому себе, каким он внутренне ощущает себя. Другими словами, каждый индивид есть продукт самооценки (адекватной или нет - вопрос другой) и, соответственно, самонастроя в рамках той или иной жизненной, учебно-образовательной ситуации. И так же как основная причина безволия - убеждение в собственной беспомощности, т.е. негативное самовнушение, точно так же психологический исток успешного волевого действия - позитивный, убедительный самонастрой, то, что в обиходе именуется верой в себя. "Я думаю, что, занимаясь художественно-творческой деятельностью, лучше в иные минуты переоценить себя, нежели недооценить, - говорит Е.В. Образцова. - Вера в себя, особенно во время публичного выступления, нужна музыканту больше, чем что-либо другое".

Наконец, заключая раздел о воспитании воли учащегося музыканта, нельзя не напомнить еще раз о важности фактора мотивации. Умело, "к месту" использованный, он может стать действенным психологическим ресурсом в борьбе с инертностью учащегося, ленью, душевной апатией, безразличием и т.д.

Давать какие-либо конкретные психолого-педагогические рецепты по части применения тех или иных мотивационных стимулов, разумеется, крайне затруднительно. Можно затронуть, как говорилось, честолюбивые струнки у учащегося, - нередко это приносит успех; можно навести на мысль о привлекательном профессиональном будущем или заинтересовать чем-то иным. Не срабатывает один подход, приходится пробовать другой, третий. Нет или почти не бывает учащихся, к которым нельзя было бы найти индивидуального подхода, увлечь, заинтересовать их, - если, конечно, педагог имеет дело в своей практике с людьми достаточно одаренными в музыкальном отношении. И когда педагогу это удается, эмоционально-волевой градус занятий существенно меняется. Мотив, обладающий личной значимостью для учащегося, вносит существенные смысловые, аксиологические изменения в его учебную деятельность, меняет его отношение к этой деятельности, ее внутреннюю, психологическую структуру. Естественно, это не может не сказываться на характере и уровне волеизъявлений учащегося, занятого этим видом деятельности.

Особенно важны мотивы (стремления, побуждения), не связанные с наличной жизненной ситуацией, с текущим моментом ("здесь и сейчас"), имеющие отношение к будущему молодого человека

49

и включающие вследствие этого механизмы фантазии, воображения, предвосхищения. "Становление волевого действия - это включение его в более широкий мотивационный контекст" (В.А. Иванников)1.

Иными словами, побуждают к устойчивым, долговременным и энергичным волевым действиям те мотивы, которые сопрягаются с глубоко заложенными внутренними стремлениями, влечениями и интересами индивида, его стратегическими жизненными планами и перспективами - особенно если они осознаны и приняты этим индивидом в качестве руководства к деятельности. "Волевое действие всегда опосредовано более или менее сложной работой сознания - осознанием побуждений к действию как мотивов и его результата (результата деятельности. - Г Ц.) как цели. Волевое действие, исходя из побуждений, направляется на осознанную цель"2.

Трудность для педагога заключается в том, что обнаруживают себя эти стратегические мотивационные ориентиры ("осознанные цели") лишь на определенной онтогенетической стадии на том или ином этапе возрастной и психической эволюции индивида. Но именно тогда и возникают прочные основания для формирования волевых качеств и свойств учащихся.

50


1 См.: Коган Г. М. Избранные статьи. - М., 1972. - Вып. 2. - С. 226.
1 Леей В.Л. Искусство быть собой. - М., 1977. - С. 112-113.
2 Климов Е.А. Общая психология. - М., 1999. - С. 464.
1 Джемс У. Психология. - М., 1991. - С. 86.
1 Эликсир жизни - музыка: (Герберт фон Караян о себе) // Музыкальная жизнь. - 1983. - № 15. - С. 19.
1 Цит. по: Психологический журнал. - 1985. - № 3. - С. 53 - 54.
2 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - М., 1989. - С. 184.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.