§ 14. Развивающий потенциал чтения музыки с листа и эскизного разучивания музыкальных произведений

Если говорить о профессионально-развивающих видах и формах работы в музыкально-исполнительских классах, в первую очередь следует назвать чтение с листа. О пользе этого занятия для учащегося музыкальная педагогика была осведомлена с давних пор. Высказывания на эту тему можно встретить еще в трактатах Ф.Э. Баха, X. Шубарта и других видных музыкантов-педагогов XVII-XVIII вв. На особые преимущества, таящиеся в чтении музыки для профессионала любого ранга, любой категории подвинутости, не раз указывалось также крупными исполнителями и педагогами последующих времен.

В чем конкретно польза чтения с листа? В силу каких причин оно оказывается способным стимулировать общемузыкальное развитие учащегося?

349

Чтение с листа представляет форму деятельности, открывающую самые благоприятные возможности для всестороннего и широкого ознакомления с музыкальной литературой. Перед музыкантом нескончаемой и пестрой вереницей проходят произведения различных авторов, художественных стилей, исторических эпох. Иными словами, чтение с листа это постоянная и быстрая смена новых музыкальных восприятий, впечатлений, "открытий", интенсивный приток богатой и разнохарактерной музыкальной информации. "Сколько читаем - столько знаем" - эта давняя, многократно проверенная истина полностью сохраняет свое значение и в музыкальном образовании.

Музыкально-интеллектуальные качества учащегося кристаллизуются, естественно, не только при чтении, но и в других видах профессиональной деятельности. Однако именно чтением музыки с листа создаются для этого условия "максимального благоприятствования". Почему же, в силу каких обстоятельств?

Прежде всего потому, что, читая музыку, учащийся имеет дело с произведениями, которые не обязательно в дальнейшем разучивать, осваивать в исполнительском ("техническом") плане. Нет необходимости специально штудировать их, совершенствовать в виртуозно-техническом отношении. Эти произведения, как говорится, не для запоминания, не для заучивания, а просто ради удовольствия узнавать, открывать новое. Отсюда и особый психологический настрой. Специальные наблюдения показывают, что музыкальное мышление при чтении - естественно, при достаточно умелом, квалифицированном чтении - заметно тонизируется, восприятие становится более ярким, живым, обостренным, цепким. "Тут есть одна тонкая психологическая закономерность: соотносится с собой, отражается в духовной жизни личности с наибольшей силой то, что не обязательно запоминать, что не нужно подвергать специфическому "анатомированию" (В.А. Сухомлинский).

Благоприятные условия для активизации музыкально-интеллектуальных сил учащегося, создаваемые с помощью чтения с листа, обусловливаются и тем, что ознакомление с новой музыкой - процесс, всегда имеющий особо яркую, привлекательную эмоциональную окраску. Это обстоятельство неоднократно подчеркивалось многими музыкантами. Первое соприкосновение с ранее неизвестным произведением "прежде всего дает волю непосредственному чувству: остальное приходит потом" (К. Н. Игумнов); читая произведение с листа, "исполнитель безраздельно отдается во власть музыки, он впитывает самую сущность музыки" (Г.П. Прокофьев).

Факторы эмоционального порядка играют принципиально важную роль в структуре мыслительной деятельности человека вообще и в художественно-образном мышлении в особенности. На гребне эмоциональной волны происходит общий подъем музыкально-интеллектуальных

350

действий, они насыщаются большей энергией, протекают с особой четкостью и определенностью, из чего следует, что занятия чтением с листа, коль скоро они вызывают непосредственный и яркий эмоциональный отклик у играющего, важны не только как способ расширения репертуарного кругозора или накопления различных музыкально-теоретических и музыкально-исторических сведений, в конечном счете эти занятия способствуют качественному улучшению самих процессов музыкального мышления.

Таким образом, чтение с листа - один из кратчайших, наиболее перспективных путей, ведущих в направлении общемузыкального развития учащегося. Действительно, среди различных форм работы, бытующих в исполнительских классах, немало таких, с помощью которых успешно осуществляется обучение искусству игры на музыкальном инструменте, решаются задачи формирования профессионально-технических умений и навыков. Однако именно в процессе чтения нот со всей полнотой и отчетливостью выявляют себя такие принципы развивающего обучения, как увеличение объема используемого учеником музыкального материала и ускорение темпов его прохождения.

В самом деле, что означает чтение с листа, как не усвоение максимума информации в минимум времени? Отсюда вывод: если общемузыкальное развитие учащегося - его способностей, интеллекта, профессионального слухового сознания - призвано быть специальной целью музыкальной педагогики, то чтение музыки с листа имеет в принципе все основания стать одним из специальных средств практического достижения этой цели.

То же можно сказать и об эскизном разучивании музыкальных произведений - одной из специфических форм деятельности в арсенале музыканта (как учащегося, так и сложившегося мастера). Овладение материалом в этом случае не доводится до высокой степени завершенности. Заключительным в этой работе служит этап, на котором музыкант охватывает образно-поэтический замысел произведения, получает художественно достоверное, неискаженное представление о нем и как исполнитель оказывается в состоянии убедительно воплотить этот замысел на инструменте. "После того как учащийся извлек нужные для него умения и знания (заранее запланированные педагогом), разобрался в тексте, правильно и со смыслом играет нотный материал, работа над произведением прекращается", - писал Л.А. Баренбойм, определяя эскизное разучивание как особую форму учебной деятельности, которая может быть охарактеризована как промежуточная между чтением с листа и доскональным освоением музыкального произведения.

Приверженцами эскизного освоения учебного репертуара издавна выступали многие выдающиеся музыканты-исполнители и

351

педагоги. А. Буасье, например, писала под впечатлением встреч с молодым Листом: "Он не одобряет мелочного доучивания пьес, считая, что достаточно уловить общий характер произведения..." Аналогичным свидетельством, но хронологически более приближенным к нашим дням, может послужить воспоминание ученицы Нейгауза Б.Л. Кременштейн: "...После нескольких уроков Генрих Густавович давал молодому исполнителю свободу действий... до "самого последнего" этапа не доходил. Генрих Густавович сознательно не хотел доучивать пьесу вместе с учеником, до блеска начищать каждый выразительный штрих, каждый намеченный оттенок". Подобный метод работы может быть назван, с большей или меньшей условностью, педагогическим "эскизом".

Закономерны вопросы: чем же привлекает эскизная форма работы мастеров педагогики? В чем усматриваются ее особые, специфические преимущества? Чем конкретно способен обогатить этот вид деятельности учебно-педагогический процесс, какие перспективы сулит он учащемуся-музыканту?

Сокращая сроки работы над произведением, эскизная форма занятий ведет к существенному увеличению количества прорабатываемого учащимся музыкального материала, к заметному численному приросту того, что познается и осваивается в ходе учебной деятельности. В игровую практику вовлекается значительно больший и разнообразный по составу учебно-педагогический репертуар, нежели это могло иметь место при "подтягивании" каждого музыкально-исполнительского "эскиза" до уровня скрупулезно "отработанной", законченной во всех деталях и частностях звуковой картины. Тем самым эскизная форма работы над произведением, равно как и чтение с листа, полной мерой реализует один из центральных принципов развивающего обучения, тот, что требует использования значительного по объему музыкального материала в учебно-педагогической практике. Именно здесь, в возможности обращаться ко "многому" и "разному" кроется причина внимания к эскизной форме занятий выдающихся мастеров музыкального преподавания, убежденных в том, что ученик должен стремиться по возможности расширить список освоенных произведений, должен узнать и исполнительски опробовать как можно больше музыкальных образцов, поскольку его первоочередная задача - обладать широким музыкальным кругозором.

Ограничение лимитов времени работы над произведением, имеющее место при эскизной форме занятий, означает по существу убыстрение темпов прохождения музыкального материала. Ускоряется сам учебно-педагогический процесс: учащийся оказывается перед необходимостью усвоения определенной информации в сжатые, уплотненные сроки. Последнее же, как справедливо отмечал Л.В. Занков, ведет к непрерывному обогащению все

352

новыми и новыми знаниями, к отказу от топтания на месте, от однообразного повторения ранее пройденного. Тем самым эскизная форма занятий способствует воплощению в жизнь принципа развивающего обучения в музыке, содержащего требование повышения темпов работы над учебным репертуаром, интенсивного и безостановочного продвижения учащегося вперед.

Нетрудно обнаружить, что по ряду признаков эскизное разучивание, как форма внутри классной учебной работы, заметно сближается с чтением музыки с листа. В рамках каждого из названных видов деятельности учащийся постигает значительное число различных музыкальных явлений, причем делает это быстро и оперативно. В обоих случаях музыкально-образовательный процесс основывается на одних и тех же принципах развивающего обучения. В то же время между эскизным освоением репертуара и чтением с листа существует определенная разница. В отличие от однократного, эпизодического ознакомления с новой музыкой, чем является чтение, эскизное разучивание произведения открывает возможности для значительно более серьезной его проработки - разумеется, при условии, что качество занятий удовлетворяет здесь необходимым требованиям. Как в живописи, так и в музыке эскиз может оказаться более или менее удачным. Речь идет о хорошем, умело выполненном, в своем роде совершенном учебно-педагогическом "эскизе". Учащийся в этом случае не ограничивается единичным, беглым ознакомлением с художественным обликом произведения; проигрывая его многократно, в течение определенного периода времени, он значительно глубже постигает интонационно-выразительную сущность исполняемой музыки, ее конструктивно-композиционные особенности, в конечном счете ее эмоционально-образное содержание. Тем самым музыкальное мышление учащегося, работающего в эскизной манере, вовлекается в весьма сложную по структуре, широко разветвленную аналитико-синтетическую деятельность.

Сказанное позволяет заключить: занятия на музыкальном инструменте, строящиеся по принципу создания исполнительских "эскизов", имеют все основания быть причисленными к наиболее результативным способам общемузыкального развития учащегося (и что особенно важно, развития музыкально-интеллектуального). Наряду с чтением с листа эти занятия способны приносить особенно весомые результаты в тех ситуациях, когда расширение художественного кругозора, пополнение музыкально-слухового опыта, формирование основ профессионального мышления у обучающихся музыке выдвигаются в качестве первоочередных педагогических задач.

Теперь несколько слов о репертуаре для эскизного разучивания. В отношении его может быть выдвинуто одно, по существу решающее требование: быть максимально разнообразным по составу,

353

стилистически богатым и многоплановым. В принципе в этом репертуаре может и должен быть представлен значительно более широкий круг композиторских имен и произведений, нежели тот, который используется педагогом при составлении обычных зачетно-экзаменационных программ. В этом специфическая особенность репертуара для эскизного разучивания, его прямое музыкально-педагогическое предназначение, ибо только из постижений многих художественно-поэтических явлений складывается сам процесс формирования будущего музыканта.

Важно, чтобы произведения, разучиваемые в эскизной форме, нравились учащемуся, будили у него живой эмоциональный отклик. Если в "обязательных" программах (таких, как экзаменационные или конкурсные) подчас наличествует то, что следует сыграть молодому музыканту, здесь вполне возможно обращаться к тому, над чем ему хочется работать. Поэтому, как свидетельствует практический опыт, целесообразно и оправданно идти навстречу пожеланию ученика при составлении перечня пьес "для ознакомления"; репертуарная политика педагога в этой ситуации имеет основание быть значительно более гибкой, нежели, скажем, при других обстоятельствах.

Что касается трудности произведений, осваиваемых в эскизной форме, то она может превышать в известных пределах реальные исполнительские возможности учащегося. Поскольку пьесе из разряда внутриклассных, рабочих "эскизов" не суждено фигурировать в дальнейшем на публичных показах и смотрах, педагог вправе пойти здесь на определенный риск. Этот риск тем более оправдан, что именно путь "наибольшего сопротивления" в исполнительской деятельности и ведет, как известно, к интенсификации общемузыкального и двигательно-технического развития учащегося. Лучшее средство стимулировать прогресс учеников, считает А. Корто, состоит в том, чтобы вовремя предусмотреть в плане их работы изучение какого-нибудь произведения, степень трудности которого была бы определенно выше всего того, что они знали до сих пор. Не следует требовать безупречного исполнения этих "слишком трудных" произведений, частая смена которых весьма целесообразна. Таким образом, А. Корто имел в виду именно эскизную форму занятий.

Выучивать ли произведение наизусть в рамках эскизной формы работы? По мнению ряда авторитетных педагогов, в этом нет необходимости. Достаточно уверенного, "добротного" с профессиональной точки зрения проигрывания музыки по нотам. Более того, "выучивание наизусть при этой форме работы было бы излишним", - резонно считал М. Фейгин. И аргументировал свою мысль: "Нам важно добиваться того, чтобы ученики умели хорошо играть по нотам... Ведь будущая музыкальная жизнь гораздо чаще потребует от пианиста умения играть по нотам, чем концертных

354

выступлений. Словом, умение играть по нотам необходимо систематически развивать"1.

Заметно меняются в условиях эскизного разучивания функции и обязанности педагога, руководящего учебным процессом. Прежде всего уменьшается, и существенно, число его встреч с произведением, эскизно осваиваемым учеником. Опыт показывает, что в принципе достаточно двух-трех таких встреч, тем более в работе со студенческой молодежью. Далее проблемы, связанные с интерпретацией музыки и ее техническим воплощением на инструменте, решаются при создании "эскиза" самим учеником. Педагог здесь как бы отдаляется от произведения, его задача в том, чтобы наметить конечную художественную цель работы, дать ей общее направление, подсказать своему воспитаннику наиболее рациональные приемы и способы деятельности.

При всем том, что потенциальные ресурсы эскизной формы работы в отношении общемузыкального развития учащихся велики и многообразны, выявлены они могут быть только при условии регулярного и систематического обращения к данной деятельности. Лишь в том случае, если учащийся будет ежедневно уделять эскизному разучиванию определенную часть своего времени, может быть достигнут желаемый эффект.

Эскизное освоение одних произведений должно постоянно и непременно соседствовать в их практике с законченным выучиванием других; обе формы учебной деятельности полностью реализуют свои возможности лишь в тесном, гармоничном сочетании друг с другом. Только при этом условии нацеленность учащегося на решение познавательных, музыкально-воспитательных задач не нанесет урона выработке у него необходимых профессионально-исполнительских качеств, умения тщательно и аккуратно работать на музыкальном инструменте - требование, которым никогда не поступится квалифицированный педагог.

355


1 Фейгин М.Э. Музыкальный опыт учащихся // Вопросы фортепианной педагогики. - М., 1971. - Вып. 3. - С. 35.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.