§ 2. Народная музыка в России: прошлое и настоящее

На торжественном заседании, посвященном открытию Московской консерватории (1866), В.Ф. Одоевский сказал: "Со временем Московская консерватория не оставит без художественно-исторической обработки и наших народных мирских напевов, рассеянных по всему пространству великой Руси. <...> Народные напевы суть народная святыня, к которой надлежит приступать не мудрствуя лукаво - записывать народную песню, как она слышится в голосе и слухе народа, - и затем должно будет постараться извлечь из самых напевов, как они есть, их теорию"1.

303

В этих словах Одоевский практически изложил основные задачи этнообразования в России.

За прошедшие годы отношение к курсу "народной музыки" (народного музыкального творчества) в вузах страны неоднократно претерпевало изменения. Будучи учебной дисциплиной, не лишенной определенной идеологической "составляющей", народное музыкальное творчество испытало на себе влияние катаклизмов, происходивших в России в области культуры и искусства. В то же время сохранились свидетельства подлинно профессионального отношения к национальной музыкальной культуре. Примером могут послужить служебные записки К.В. Квитки, одного из основоположников отечественной музыкальной фольклористики, хранившиеся в архиве кабинета народной музыки Московской консерватории. По ним можно судить о том, как ученый выстраивает концепцию этнообразования профессионального музыканта.

В записке "О составлении пособия для преподавателей музыкального фольклора в высших учебных заведениях" (1937) Квитка ставит задачу активизации научно-исследовательской деятельности в российских вузах. Выделяя музыкальный фольклор как предмет науки, который "следует изучать исторически", Квитка указывает на необходимость всестороннего, комплексного образования фольклориста-профессионала, считая, что в круг его интересов должны входить география, антропология, история и археология, общее языкознание, история литературы, теория стихосложения и многое другое1.

В соответствии с этой концепцией исследователем была подана в ректорат Московской консерватории памятная записка "О преподавании фольклора и музыкального фольклора в высших учебных заведениях Советского Союза (о желательной постановке предмета)". Основной пафос этого документа, безусловно, заключен в самом подходе к проблеме - вывести музыкально-фольклористическое образование в стране на университетский уровень. В российском обществе, по мнению ученого, должны были найти и утвердиться в надлежащей мере знания о народной музыке и соответствующее отношение к ней, умение чувствовать и переживать ее глубинное образно-поэтическое содержание. "Число музыкальных учебных заведений не так велико, - констатировал К.В. Квитка, - чтобы они могли оказывать такое же количественное, воспитательное воздействие на общество, какое оказывается в тех западных странах, где музыкальное

304

образование распространяется еще и через университеты (и колледжи)"1.

Исходя из своего отношения к музыкальному этнообразованию, Квитка обозначил основные требования к студенту, изучающему музыкальный фольклор. Главное, с точки зрения ученого, - это проявить заинтересованное внимание к данной учебной дисциплине. Для этого необходимо:

  • живое ощущение-переживание народной музыки, почерпнутое из среды, в которой рос и воспитывался учащийся; личные впечатления, полученные им при достаточно продолжительном пребывании в среде, где хорошая народная музыка занимает заметное место в быту;
  • достаточно высокий общеобразовательный и профессиональный уровень учащихся, обеспечивающий понимание фольклора как особо важного пласта мировой художественной культуры и вместе тем фундамента национальной культуры;
  • наличие необходимых знаний и художественно-образных представлений о музыкальном фольклоре, вынесенных из уроков музыки в школе, а также усвоенных под воздействием внешкольных источников информации (радио и др.)2.

К перечисленным пунктам может быть добавлен еще один, постоянно упоминаемый К.В. Квиткой в ранних его работах. Так, например, он настойчиво подчеркивал, что преподавать дисциплину "музыкальный фольклор" должен не только ученый-теоретик (лектор), но и музыкант-практик, причем исполнение народной музыки, согласно мнению ученого, должно быть не иллюстраций неких историко-теоретических положений, а основным действием в лекциях, высокое художественное качество которого должно быть обеспечено при любых обстоятельствах.

К. В. Квитка обосновывал свои позиции в конце 30-х - начале 50-х годов XX в. Однако на пороге XXI в. социокультурная ситуация в России радикальным образом изменилась, что, естественно, не могло не отразиться на месте и роли музыкального фольклора в жизни страны. Фольклор, как известно, это искусство, имеющее социальную природу, выступающее, чаще всего, как коллективное творчество, чем и определяется его художественная специфика3. На рубеже XX-XXI вв. корни музыкального фольклора - как коллективного народного творчества - оказались во

305

многом подорванными. Большим и далеко не лучшим изменениям подвергся тезис Квитки о поэтических и музыкальных средствах, которые должны быть "близки и понятны народу". Русское народное творчество (музыкальное, поэтическое и др.) становится, сколь это ни парадоксально, явлением элитарным не только в городской, но и в сельской среде. Своеобразный и художественно неповторимый облик русской национальной культуры в сложившихся условиях подвергается серьезным деформациям. Она оказалась сегодня невостребованной ни средствами массовой информации (радио, телевидение), ни системой эстетического воспитания в отечественной общеобразовательной школе. К фольклору сложилось глубоко ошибочное отношение либо как к "экзотическому" зрелищу, развлечению, либо как к устаревшей и практически ненужной сегодня стороне культурной жизни. Расхожим стало понимание "народного творчества" как некоего собрания нравов, обычаев, обрядов, суеверий и т.д. Во многом утерянными оказались преемственные связи между поколениями. Даже в сельской среде народная песня воспринимается молодежью как что-то устаревшее, отошедшее в прошлое.

Фольклористы-собиратели отмечают, что в последние годы во многих областях России уже не услышишь традиционную песню или сказку, не увидишь танец или пляску, не говоря уже о хороводах. Все это можно было бы признать естественным, поскольку перемены в сфере бытовой музыки исторически неизбежны. Однако нельзя игнорировать и тот факт, что преумножение духовного, интеллектуального потенциала общества невозможно без опоры на национальные художественные традиции - свидетельство тому вся история мировой культуры.

306


1 Цит. по: Кабинет народной музыки. - М, 1966. - С. 3.
1 Архив К.В. Квитки КНМ МГК. И. 1/8. - С. 2. Если студенты-музыковеды в какой-то мере владеют вопросами, связанными с этнографией, диалектами русского языка, то знания по истории и географии России до сих пор оставляют желать лучшего.
1 Архив К.В. Квитки КНМ МГК. И. 1/17. - С. 2. Идеи ученого о комплексности этнообразования музыковедов-фольклористов в настоящее время получили воплощение на музыкально-этнографическом отделении Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова.
2 Архив К.В. Квитки КНМ МГК. И. 1/9. - С. 2-3.
3 Подробнее см.: Гусев В.Е. Эстетика фольклора. - Л.. 1967; Руднева А.В. Русский народный хор и работа с ним. - М., 1974; Щуров В. М. Песня, традиция, память. - М., 1987.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.