§ 2. Структура музыкальных способностей. Уровни способностей. Компенсации и замены в комплексе музыкальных способностей

Музыкальные способности изучаются психологами более 150 лет. Однако до сих пор нет единой точки зрения на их природу, структуру1, на содержание основных понятий, при помощи которых психологи описывают музыкальные способности и одаренность.

Например, некоторые музыкальные способности принято обозначать в терминах, связанных с названиями сторон и элементов музыкального языка (звуковысотный, тембровый слух, ладовое чувство, гармонический и мелодический слух и т.п.). Иногда их также обозначают в терминах психических процессов и явлений (слуховые способности, мнемические, двигательные, аффективные и т.п.). В разных странах исследователи, педагоги-музыканты называют среди музыкальных способностей разные свойства слуха и различные психические функции. Например, Н.А. Римский-Корсаков относил к музыкальным способностям ритмический и гармонический слух, слух лада и слух строя, архитектонический слух, чувство темпа и чувство размера, чувство тональности и т. п. Б.М. Теплов отмечал ладовое чувство, способность к слуховому представлению, чувство ритма. Американский психолог К. Сишор полагал, что в основе любых музыкальных способностей лежит способность человека различать звуки по высоте, тембру, громкости и длительности: от чувствительности слуха к высоте и тембру зависит восприятие мелодии и гармонии, а также всех возможных вариаций музыкальной высоты. Не менее важным Сишор считал музыкальное воображение, которое может быть развито в процессе обучения, хорошую музыкальную память и "музыкальное чувство" (т.е. единство музыкальности и творческих способностей). Последнее включает в себя не только эстетический опыт, но и "творческое чувство", каким оно существует у композитора. Немецкий психолог Г. Ревеш включал в состав музыкальных способностей

135

относительный слух, ощущение аккорда (воспроизведение аккорда в основном положении и с обращениями, ощущение степени консонантности созвучия и ощущение тональности), способность исполнения наизусть знакомых или заданных мелодий, творческую фантазию. И это только некоторые примеры расхождений во взглядах на музыкальные способности. К тому же в разных языках существуют свои термины для описания музыкальных способностей и свойств личности, которые невозможно перевести однозначно на другие языки (например, ладовое чувство, или tonal memory).

Каждый вариант структуры музыкальных способностей, выделяемый музыкантами или психологами, содержит в себе зерно истины, отражает до известной степени объективное положение дел.

Причин же расхождений несколько. Одна из них заключается в том, что музыкальная деятельность требует множества разных способностей и они могут комбинироваться различными способами у разных людей и в разных видах музыкальной деятельности. Другая причина состоит в том, что структура музыкальных способностей изменяется с возрастом, в зависимости от характера музыкального обучения и накопления музыкального опыта человека: в разных возрастных группах наблюдается разное соотношение опорных, ведущих и "фоновых" компонентов структуры музыкальных способностей.

На представление музыкантов о музыкальных способностях оказывает непосредственное воздействие их профессиональный опыт (например, работает ли музыкант с начинающими или со студентами консерватории, с композиторами или с исполнителями и пр.), а на теорию психологов - конкретная исследовательская задача (к примеру, К. Сишор разрабатывал массовые тесты музыкальных способностей, а Г. Ревеш изучал музыкальное развитие ребенка-вундеркинда).

Психологическая структура музыкальных способностей у музыкантов и немузыкантов имеет определенные различия: у музыкантов она характеризуется более тонкими и сложными взаимосвязями между отдельными психическими функциями и свойствами, более выраженными индивидуальными особенностями такой связи, что может становиться основой индивидуального художественного стиля. Кроме того, психологическая структура музыкальных способностей у музыкантов тесно связана с конкретной музыкальной специальностью (инструменталисты, певцы, композиторы), спецификой музыкального инструмента и конкретного вида профессиональной деятельности (сольное или оркестровое исполнительство и пр.). Так, способность различать тонкие градации высоты звука - основополагающая в структуре музыкальных способностей у скрипачей, дирижеров или флейтистов

136

в сравнении, например, с пианистами, которых отличает более изощренный фактурный и гармонический слух.

Ту же самую изменчивость можно наблюдать и в соотношении так называемых элементарных и сложных музыкальных способностей. Элементарные музыкальные способности (чувство музыкальной высоты, ладовое чувство, чувство ритма и др.) обусловливают возможность полноценного восприятия музыки, пения и музицирования на инструменте. Элементарные музыкальные способности оказываются в функции, подобной функции ног и рук, без которых нельзя играть на рояле, но само по себе их наличие еще ничего не определяет в музыкальном творчестве.

К сложным музыкальным способностям относят такие, которые связаны с осуществлением профессиональной музыкальной деятельности (композиторской, исполнительской), например чувство формы, чувство стиля, музыкальная обучаемость и др. (в зарубежной музыкальной психологии последние часто объединяют понятием "музыкальный талант").

Элементарные музыкальные способности раньше начинают развиваться, раньше обнаруживаются и ранее стабилизируются. Более сложные развиваются позднее, но гораздо быстрее по темпам1. С возрастом и накоплением музыкального опыта наблюдается все более тесная зависимость, все более глубокое взаимопроникновение элементарных и сложных музыкальных способностей. Разные психические свойства и функции (в том числе и не имеющие "прямого" отношения к музицированию) оказываются все более тесно связанными, образуя новые психические структуры, которые психологи иногда называют "новыми органами способностей". То есть в процессе развития изменяется не только общая структура музыкальных способностей, но и структура каждой отдельной способности - каждого отдельного вида или формы музыкального слуха, памяти, психологического содержания исполнительского движения или интонирования.

Процессы такого изменения не поддаются описанию, поскольку очень индивидуализированы. Можно даже сказать, что структур музыкальных способностей существует столько, сколько музыкально одаренных или просто любящих музыку людей. Наверняка известно только то, что в одних случаях формирующиеся тесные и тонкие взаимосвязи между различными психическими свойствами и функциями приводят к их взаимоусилению, в других - к компенсации (восполнению недостатков), а в третьих - к блокированию друг друга, своего рода "взаимопогашению" (например, у одних учеников, как говорят педагоги, "голова" помогает слуху, а у других - "мешает" ему, т.е. берет на себя те задачи, которые должен решить слух, и тем самым "блокирует" его развитие).

137

Один из факторов изменения психологической структуры отдельных музыкальных способностей связан с явлением компенсации.

Компенсация психических функций (от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание) - восполнение (выравнивание) каких-либо дефектов или недостаточно развитых функций, имеющих ограничения в развитии, при помощи других сохранных, ярко выраженных психических свойств индивида, что позволяет ему полноценно приспосабливаться к определенной деятельности. Так, например, люди, потерявшие зрение, могут ориентироваться в пространстве за счет высокоразвитого слуха, повышенной кожной чувствительности лица. Явление компенсации имеет место не только при патологиях, но и в процессе нормального развития личности.

В психологии проблема компенсации - это проблема преодоления внутренних препятствий, мешающих достижению поставленных целей. Психологи даже предлагают выделять особую группу способностей человека - компенсаторных (т.е. способностей к компенсации недостатков), входящих в структуру любых сложных способностей1. Люди обладают разными возможностями приспособиться к требованиям деятельности, разными природными предпосылками выравнивания каких-либо недостатков при помощи других психических свойств. Благодаря компенсации люди с разными способностями могут добиваться высоких достижений и получать удовлетворение от своего труда. При компенсации происходит постройка новых психологических механизмов, обеспечивающих выполняемую человеком деятельность.

Даже у самого одаренного человека не бывает абсолютного совершенства во всем, не встречается одинаково высокого уровня развития всех музыкальных способностей, которые только необходимы. Даже самый одаренный человек может иметь более или менее слабые стороны, ограничивающие достижение высоких результатов. В стремлении к самосовершенствованию и перед лицом жестких требований профессии сильно выраженные способности как бы "перекрывают" недостающие или те, возможности развития которых ограничены2. Иначе говоря, в условиях неравномерности развития музыкальных способностей психика обладает возможностями "справляться" со своими недостатками, решать эту проблему.

Проблема компенсации в структуре способностей и одаренности имеет два аспекта: социальный и психологический. Социальный

138

аспект компенсации заключается в том, что нет таких свойств психики, которые не обладали бы социальной ценностью. Люди с разными особенностями психики могут найти свое место в жизни, добиться высоких достижений в разных областях деятельности. Нет людей, ни к чему не способных, каждый способен по-своему и в разной степени1.

Другой аспект - психологический - рассматривает факторы, за счет которых люди с разными способностями могут добиваться одинаковых достижений в одном и том же виде деятельности, одинаково высокой творческой продуктивности. Этот аспект и интересует нас более всего.

Компенсация имеет место лишь тогда, когда имеется слабость или недостаточность важной для какой-либо деятельности стороны или свойства психики, и эта деятельность выполняется благодаря усилению или обострению другой, ярко выраженной стороны или свойства психики. Еще раз подчеркнем: речь идет не о восстановлении недостающего, а о создании, не о перестройке имеющегося, а о постройке новых психологических механизмов.

Все это относится и к компенсациям в структуре музыкальных способностей. Психологи выделяют четыре основных направления развития компенсаций в структуре способностей человека2.

1. Компенсация недостаточно выраженных способностей осуществляется за счет знаний и умений. Например, недостаточная скорость слуховой реакции может восполняться высокоразвитой способностью прогнозирования изменений в музыкальном материале, таким образом, учащийся по результатам учебной работы не будет отставать от своего товарища, отличающегося более высокой скоростью слуховой реакции. Малые возможности распределения внимания могут компенсироваться скоростью его переключения и точностью "маршрутов" внимания и т. п.

Наиболее показательный пример - развитие способности чтения нот с листа. По данным исследователей, только около 1,5 % музыкантов обладают, что называется, "природным" даром чтения нот с листа (он обусловлен некоторыми особенностями психологической организации слухо-зрительного внимания и памяти). Однако у тех, кто таким даром не обладает, он компенсируется особыми практическими знаниями типовых фактурных формул, специальными навыками быстрой ориентировки в добавочных линейках, сформированном зрительном образе тональности

139

и т.п., в силу чего элементы нотного текста не считываются последовательно такт за тактом, а опознаются как целое1. Все оркестровые музыканты приобретают такую способность с опытом, а значит и с участием компенсации. В подобных случаях знания, умения и навыки "встраиваются" в структуру профессиональных способностей музыканта и образуют новый психологический механизм.

2. Достижение продуктивных результатов происходит на основе выработки индивидуального стиля или способа деятельности, который использует сильные стороны психологической индивидуальности человека и компенсирует (или маскирует) слабые, т.е. недостаточные для выполняемой работы. Например, тот же медлительный ученик может выигрывать в скорости за счет высокого уровня организации своего труда (тщательного и точного планирования, систематичности, целенаправленности действий). Такого рода компенсации вырабатываются у всех людей по мере приобретения ими учебно-музыкального и профессионального опыта.

3. Компенсация может осуществляться и за счет способностей, не связанных напрямую с той, которая недостаточно развита или имеет ограничения в развитии. Например, недостаточные возможности распределения внимания (узкий объем внимания) может компенсироваться быстротой восприятия. Недостаточная "прыгучесть" танцовщика может компенсироваться красотой и пластикой движений, природные пределы в развитии виртуозности музыканта - высокой исполнительской культурой звука, глубиной и оригинальностью интерпретации, продуманным точным выбором репертуара, "своего" жанра или стиля, выявляющего все сильные стороны творческой индивидуальности. Как отмечалось, иногда ученики восполняют средние слуховые данные при помощи "головы", т.е. хорошо развитых интеллектуальных функций, или при помощи работоспособности, доводя до автоматизма выполнение некоторых слуховых действий, которые не могут выполняться спонтанно с такой же скоростью и точностью, как у музыкально одаренных.

4. Компенсаторные отношения могут возникать между отдельными компонентами музыкальных способностей. Результаты здесь достигаются за счет преимущества в разных компонентах: проигрывая в одном компоненте, психологическая структура данной способности выигрывает в другом. Такие компенсации выстраиваются у многих так называемых "абсолютников" с тем, чтобы преодолеть "точечность" слышания музыкальной ткани. В сущности, индивидуальная структура музыкального слуха часто определяется

140

именно компенсаторными отношениями его компонентов - звуковысотного и тембрового, ладомелодического и ладогармонического, темпоритмического и архитектонического и т.п. Например, у одних музыкантов в гармоническом слухе может доминировать фактурно-гармоническая (темброгармоническая) сторона, у других - мелодико- или ладогармоническая. Но и те и другие при этом могут отличаться прекрасным гармоническим слухом.

Вопрос о компенсациях не стоит там, где способности к музыкальной деятельности незначительны, либо имеются непреодолимые внутренние препятствия или дефекты. И компенсация не снимает проблему развития всех способностей, в том числе и тех, для которых задатки недостаточны. Как подчеркивают исследователи, компенсации зависят от того, насколько жесткие требования предъявляет к человеку деятельность. Если эти требования максимальные, то полная компенсация недостающих способностей и качеств вряд ли возможна. Никакие знания, умения или индивидуальные стили не могут восполнить недостающие скоростные данные там, где они требуются от человека в первую очередь. Если же требования деятельности не слишком жесткие, то компенсация может быть достаточно полной и тогда люди с разными способностями могут вполне успешно выполнять одну и ту же деятельность, хотя недостаточное развитие каких-либо качеств может снижать гибкость деятельности человека. По мнению некоторых психологов, компенсация одних способностей и качеств другими приводит лишь к среднему уровню успешности деятельности1.

В искусстве проблема компенсации в развитии способностей несколько усложняется, поскольку продуктивность результатов опирается не на количественные, а на качественные критерии. Здесь и "недостатки" порой могут оборачиваться сильными, индивидуально-неповторимыми сторонами художественного стиля. В формулировке П. Пикассо мысль звучит так: "Совершенствуй то, в чем тебя обвиняют, это - ты...".

Педагогу важно видеть возможные компенсации, преодолевающие неровность музыкальных способностей как перспективу музыкального развития ученика. Но при этом важно уметь отличать позитивные (развивающие) и негативные (маскирующие) компенсации. Последние характеризуются тем, что ученик, имеющий пробелы в музыкально-слуховом или музыкально-двигательном развитии, приспосабливается не к требованиям музыкальной деятельности, а к требованиям педагога или конкретного, трудного для него учебного задания.

141

Например, необходимость два раза в неделю писать диктант и высокий удельный вес этого задания при оценке ученика в сочетании с пробелами в развитии слуха вырабатывает у некоторых учащихся виртуозную способность считывать диктант "с рук" педагога или списывать его у товарища с расстояния более двух метров.

Психологи описывают случаи, когда ребенок сравнительно легко читает с листа пьесу за роялем, но не узнает ее при проигрывании педагогом. Здесь недостаточно развитый слуховой контроль игры и слабая слуходвигательная координация "перекрыты" хорошими способностями зрительно-двигательной координации.

Тем самым формально требования педагога так или иначе выполняются, однако негативные компенсации создают скрытое препятствие для музыкального развития, препятствие, разрушение которого представляет значительную трудность и требует от педагога индивидуальной кропотливой работы.

Так или иначе, наличие компенсаций в формировании и развитии музыкальных способностей усиливает индивидуальность их структуры.

Перейдем далее к новому ракурсу в рассматриваемой проблематике, возможно, самому интересному и психологически сложному в ней. Специфически человеческое в способностях - речь в дальнейшем именно об этом.

142


1 Напомним, что под структурой понимается способ связи элементов. Говоря о структуре музыкальных способностей, психологи обсуждают то, какими способами могут быть связаны у различных людей и на разных этапах музыкального развития "отдельные" музыкальные способности и их комплексы.
1 См.: Mirkovic-Rados К. Psichologia Muzicnih Sposobnosti. - Beograd, 1983.
1 См.: Платонов К.К. Проблемы способностей. - М., 1972.
2 Компенсации, по-видимому, имеют универсальный характер и обусловлены невероятной функциональной пластичностью организма и психики. Поэтому в широком плане они рассматриваются как механизм адаптации, приспособления.
1 К социальному аспекту компенсаций относятся и такие случаи, когда люди со средними музыкальными способностями успешно реализуют себя в таких видах деятельности, которые имеют социальную ценность и важны для развития музыкальной культуры, например в музыкально-управленческой, общественно-культурной, музыкально-организаторской и т.п.
2 См.: Ильин Е.П. Успешность деятельности, компенсации и компенсаторные отношения // Вопросы психологии. - 1983. - № 5. - С. 95 - 99.
1 См.: Lament U., Ullman M. Factors in the reading of piano music // The Americar Journal of Psychology. - 1945. - V. 58.
1 См.: Ильин Е.П. Успешность деятельности, компенсации и компенсаторные отношения // Вопросы психологии. - 1983. - № 5. - С. 95 - 99.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.