ЛЕКЦИЯ 8. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА
ЗАЩИТЫ ДЕТСТВА В XIX - НАЧАЛЕ XX в.

Ведомство императрицы Марии, воспитательные и сиротские дома. Приюты. В.Ф. Одоевский о воспитании в приютах, его "Наказ лицам, непосредственно заведующим детскими приютами". Статья В.Я. Стоюнина "Воспитательницам групп малолетнего отделения Московского Воспитательного дома".

Социальная политика в России XIX в. в значительной мере отражает ее историческое развитие. Это век бурного роста всех отраслей хозяйства, развития промышленности, средств связи, путей сообщения, массового применения техники, промышленного переворота.

Русская промышленность к 1800 г. выдает больше всех в мире чугуна и выходит на первое место по производству металла, вооружения и военной техники. Закон о вольных хлебопашцах, подписанный Александром I, был первым этапом освобождения крестьян (22 млн); при Николае I была освобождена еще треть крепостных крестьян, окончательно же завершила этот процесс реформа 1861 г.

В интересах народа Александром III был проведен ряд реформ. Отмена подушной подати, сокращение платежей крестьян за ссуды, которые давались на выкуп земли, закон о труде батраков, ослабление налогов, создание крестьянского банка, переселение

104

крестьян в Сибирь и на Дальний Восток - все это способствовало упорядочению экономики.

Появились новые промышленные города. Возник новый тип помещика-капиталиста, который активно участвовал в делах земств, занимал ведущую роль в просвещении и здравоохранении, благотворительности.

Проведенная Александром I реформа образования определила государственную систему образования в стране: приходские училища, уездные училища, губернские гимназии и университеты. Чтобы разрушить искаженную устоявшуюся картину безграмотной России, надо отметить, что приходские училища открывались при каждой церкви - и в городах, и в селах. Специальные профессиональные училища создавались в зависимости от требований регионов, потребностей хозяйства и промышленности. Достаточно широкое образование давало домашнее и частное обучение и воспитание. В 1882 г. была запрещена ночная работа детей до 12 лет, введено обязательное посещение школы работающими подростками. С 1884 г. обучение в школе малолетних тружеников входило в их рабочее время. Детский труд ограничивался 8 часами.

Во время подготовки крестьянской реформы было разработано "Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости", которое возлагала на крестьянские общины обязанность призрения детей-сирот1.

Вторая половина XIX в. - период развития капиталистических отношений, роста городского населения - сопровождалась обострением социальных проблем, усилением социального расслоения, ростом числа обездоленных.

Ведомство учреждений императрицы Марии Судьбой детей-сирот, вдов, слепых и глухих занималась жена Павла I, императрица Мария Федоровна. Она была назначена "начальствовать над воспитательным обществом", а позже и над воспитательными домами. В поданном докладе императору (декабрь 1797 г.) она обращала внимание на состояние в России воспитательных домов и предлагала расширить тактику передачи младенцев из воспитательных домов в крестьянские семьи в "государевы деревни". За их воспитанием и содержанием был установлен надзор инспекторами, которых отбирала сама императрица. В Манифесте Александра I (1802) об учреждении министерств было предусмотрено предоставление особому попечению императрицы Марии Федоровне всех женских учебных заведений. После ее смерти (1854) было

105

создано Ведомство учреждений императрицы Марии1, которое занималось сиротскими приютами, институтами благородных девиц, женскими училищами и гимназиями, школами для глухонемых и слепых. Впоследствии Ведомством управляли другие императрицы.

В составе Ведомства были Московский и Петербургский воспитательные дома, а также подобные дома в других городах России.

В воспитательных домах юноши находились до 21 года, а девушки - до 19 лет. Тех, кто освоил грамоту, переводили в ремесленные классы, где мальчиков учили портновскому, сапожному, переплетному делу, а девочек - домоводству, рукоделию, ткацкому мастерству.

Поскольку в воспитательных домах смертность доходила до 75%, с 1811 г. сирот чаще стали передавать в семьи. В 1828 г. принимается закон о запрещении открытия воспитательных домов в губерниях. Однако за детьми, которых передавали в крестьянский семьи существовал надзор со стороны воспитательного дома. Юноши в 17 лет приписывались к сельскому сословию, получали земельный надел. Девушки 19 лет получали "вольноувольнительное свидетельство".

В 1822 г. в Саратовской и Самарской губерниях начали создаваться земледельческие колонии воспитанников воспитательных домов. Но так как земельные наделы не переходили по наследству, то через 20 лет - в 1844 г. - колонии распались.

В некоторых воспитательных домах из числа способных учеников создавались латинские, немецкие и французские классы. В латинских классах юношей готовили для поступления в Медико-хирургическую академию, в немецких учились будущие няни и акушерки, преподавательницы музыки. Окончившие французских классы могли работать учительницами и воспитательницами в частных домах.

На 1 января 1911 г. в 438 приютах было 14439 детей дошкольного и раннего школьного возраста. Некоторые приюты принадлежали духовному и военному ведомствам и Министерству внутренних дел. Многие приюты содержались за счет самоокупаемости и самообеспечения, что требовало постоянного вовлечения детей в производство2.

106

Чтобы представить организацию работы в воспитательных домах в прошлом веке и взять для себя что-то уже апробированное, предлагаю обратиться к статье замечательного русского педагога Владимира Яковлевича Стоюнина (1826-1888) "Воспитательницам групп малолетнего отделения Московского воспитательного дома". Статья была написана в начале 70-х годов, когда автор работал в Николаевском сиротском институте в Москве. Современному социальному педагогу будут профессионально интересны выводы автора о важности соблюдения дисциплины и самостоятельности ребенка, о роли личности самого воспитателя, его педагогическом такте, о содержании воспитательной работы в Московском Воспитательном доме.

В.Я. Стоюнин

Воспитательницам групп малолетнего отделения
Московского Воспитательного дома

(в сокращении)

Воспитательница отвечает за вверенных ей детей во всем, что касается воспитания физического и духовного. Она постоянно должна помнить, что эти две стороны воспитания должны находиться в тесной связи, которой нельзя прерывать без вреда для правильного воспитания: дисциплина, касаясь порядков, в то же время должна образовывать ребенка и нравственно, как обучение, сообщая знание и умение, в то же время должно служить и воспитательным средством для умственного и нравственного развития.

От дисциплины во многом зависит образование характера. О чем необходимо заботиться с раннего детства. Так как хороший характер определяется преимущественно добрыми наклонностями и твердою волею, которая должна быть направлена к добру, то отсюда со стороны воспитательницы требуется близкое знакомство с натурою каждого ребенка, зоркое наблюдение над свободным проявлением его чувств, тесная нравственная связь с ним и определение известной сферы свободной деятельности ребенка, где бы он мог проявлять свои наклонности и запасаться задатками, образующими силу воли.

Воспитание группами должно быть как можно более сближено с воспитанием семейным. Та группа только может быть названа хорошей, которая похожа на добрую семью, где отношения между младшими и старшим основаны ни разумной взаимной любви. Под именем разумной любви подразумевается любовь старших к младшим, с которою постоянно соединяется мысль о будущем благе детей, основанном на их физическом, умственном и нравственном развитии. Любовь вызывает

107

со стороны детей откровенность, которая облегчит наблюдение над ними и направление их воли к добру.

Семейное начало, вводимое в группы, определяет и обязанности воспитательницы - обязанности доброй матери, с которой слагается большая часть чисто хозяйственных забот с тем, чтобы она имела возможность отдавать как можно более времени детям.

Дисциплина должна быть педагогическая, а не казарменная и не полицейская. Она не должна ломать натуру ребенка, не должна основываться на одних запрещениях и подавлять в нем всякое проявление воли. Она, напротив, должна быть строго соображена с детскою натурою и с психологическими условиями развития характера.

Определяя известные порядки, которым все безусловно должны подчиняться, она в то же время признает и самодеятельность в ребенке, и свободу в известной сфере, которая с годами должна все более расширяться. Эти порядки не могут основываться на произволе воспитательницы, не меняться по ее воле. Они должны определяться условиями семейной жизни и должны казаться детям необходимыми, так как нарушение их принесет зло или всем, или одному члену семьи, зло физическое или нравственное. Эти порядки в то же время должны иметь в виду утверждение хороших привычек, оберегающих здоровье и нравственное состояние ребенка от вредных влияний. Сюда относятся привычка к чистоте, опрятности, к умеренному и своевременному употреблению пищи и т.п.

В этой сфере со стороны детей должно быть послушание полное и беспрекословное. Вообще послушание должно быть требуемо в той сфере, где ребенок еще не может рассуждать, что для него добро и что зло, которые оцениваются только зрелым умом. Отсюда ясно: чем ум ребенка делается зрелее, тем более сфера запрещений должна суживаться, а сфера свободных действий расширяться. При этом условии только и может быть правильное развитие характера.

Запрещения, основанные на одном произволе воспитателя, вызывают много дурных наклонностей, с которыми потом чрезвычайно трудно бороться: сопротивление, упрямство, упорство, капризы, ложь, скрытность, нелюбовь и даже ненависть.

С другой стороны, отсутствие разумной педагогической дисциплины или неопределенность ежедневных порядков развивают в детях своенравие, своеволие, легкомыслие, распущенность, шаткость в характерах, особенно если воспитательница отличается податливостью, неровностью в обращении, колебаниями в своих действиях, частою переменою приказаний, неровным отношением к одному и тому же делу или к одним и тем же требованиям.

Воспитательница должна всегда иметь в виду, что своею собственною личностью она имеет огромное влияние на развитие духовной стороны ребенка. Поэтому ей следует постоянно и строго следить за собою,

108

подавлять в себе всякое нетерпение, досаду, гнев, не поддаваться первым впечатлениям, обдумывать каждое новое свое приказание, каждый поступок, тем более не прибегать к наказаниям в волнении или в досаде.

Воспитательнице следует быть примером для детей во всем, что она может потребовать от них самих: в чистоте, в опрятности, в строгом подчинении всем порядкам, в приличном и вежливом обращении со всеми, сдержанности и проч.

Неусыпно наблюдая за детьми, она в то же время не должна прибегать к шпионству из желания знать все, что делается с детьми без нее или скрытно от нее. Такая воспитательная система должна считаться преступною, потому что разрушает детскую нравственность.

Свобода ребенка должна быть разграничена от своеволия и праздности, которые не должны быть допущены, так как они легко могут обратиться в дурные наклонности, с которыми потом трудно будет бороться. У ребенка должно быть несколько часов в день таких, которыми он может свободно распоряжаться по своему усмотрению, конечно, в тех предметах, какие ему уже определены. Воспитательница не должна мешать ему в выборе игр, если они не приносят никакого зла ему или его товарищам: он может свободно выдумывать себе работы, пробовать свои силы в том или ином труде.

Воспитательница должна удержать ребенка, если в напряжении его сил представляется явная опасность, но никак не должна пугать его мнимыми опасностями или только кажущимися трудностями. В этих случаях, напротив, она должна ободрять его, вызывая в нем смелость и в затруднительных обстоятельствах помогать ему. Все это дает хорошие задатки для характера и душевное упорство, направленное на борьбу с трудом и с препятствиями, а не на борьбу со стесняющей дисциплиной и с лицами, все запрещающими.

С другой стороны, воспитательница должна следить, чтобы ребенок не затруднялся, как ему распорядиться своим свободным временем, чтобы он не скучал от незнания, что ему делать и за что приняться, чтобы его свобода не обратилась в праздность.

Отдых для ребенка должен заключаться не в праздности и недеятельности, а в смене одних упражнений сил другими, как, например, после игр подвижных - игры, требующие некоторой усидчивости и сосредоточенности, после труда физического - труд умственный над разгадкою загадок, шарад и т.п. Дело воспитательницы - помочь ребенку найти занятие по душе, но никак не заставлять его делать то, что в данную минуту ему может не понравиться, если она не имеет в виду наказать его за нарушение дисциплины.

Самостоятельность также должна быть основанием воспитания; она должна проявляться во всех сферах детской жизни, как в часы обучения, так и в часы свободные. Воспитательница должна вызывать и направлять

109

силы ребенка, но ребенок должен делать все сам, не допуская и мысли, что за него могут сделать другие. Этим могут развиваться не только любовь к труду, но и находчивость, сообразительность, уверенность в своих силах, смелая проба их на новых трудах, все то, от чего крепнут ум и нравственная сторона ребенка.

В помощь воспитательнице дается нянька, которая и находится в полной от нее зависимости. Воспитательница должна ясно определить ее обязанности и требовать строгого исполнения их...

Воспитательница обязана советоваться с медиком, что касается детской гигиены, и принимать его советы.

Равным образом в деле обучения и умственного развития детей в затруднительных случаях они обязаны обращаться к инспектору за советами. Ему же должны они подавать ежемесячно отчеты о преподавании с точным указанием, что за это время пройдено с детьми.

Можно посоветовать воспитательницам вести дневник своих наблюдений над детьми, записывая в особенности проявление и развитие их нравственных качеств и наклонностей, равным образом следствие тех мер, которые они употребили, чтоб вызвать в них хорошее или подавить дурное. Это может помочь им, чтоб отдавать самим себе определенный отчет в своем деле и чтоб яснее определить натуру каждого ребенка.

Всем воспитательницам необходимо раз в неделю собираться на общий совет под покровительством главной воспитательницы. Он необходим для того, чтобы поддержать единство дисциплины, единодушие в общем деле, чтоб разрешать общими силами вопросы, возникшие из педагогической практики. Чтоб рассматривать случаи, вызвавшие затруднения у какой-либо из воспитательниц, чтоб каждая из них могла найти себе опору в своих действиях, воспользоваться опытом и опытностью других.

На совете каждая воспитательница имеет право внести вопрос, вытекающий из круга ее деятельности, каждая может представить свои соображения для улучшения ведения дела. Совет обязан рассуждать о наиболее важных проступках детей, выбирать меры исправления, назначать наказания.

Каждая воспитательница обязана дать отчет совету в наказаниях, какие она употребляла в течение недели, со всеми нужными пояснениями. Совет должен обсудить рациональность этих наказаний, нужны ли они были в данных случаях и нет ли в них какой-либо вредной стороны и пр. Более сильные наказания, как, например, временное отлучение от группы, пристыжение в присутствии других групп и т.п., могут быть присуждаемы не иначе, как только советом.

На совете воспитательницы определяют все, что касается детской дисциплины, утверждают правила для нянек, условливаются в дежурстве и т.п.

110

Совет же может обсуждать появляющиеся в литературе педагогические сочинения, имеющие в виду первоначальное воспитание и обучение. Для этого нужно, чтобы одна из воспитательниц рассказала прочитанное ею сочинение и высказала свое мнение, как можно им воспользоваться при воспитании детских групп.

Совет же выбирает из своей среды библиотекаря и хранительницу предметов для наглядного обучения, наблюдает за исправностью ведения каталогов и списков предметов, соглашается, какие желательно приобрести новые педагогические книги и учебные пособия.

В случае утраты книг из библиотеки и учебных пособий отвечает весь совет, если утраченные вещи не записаны в книге на чье-либо имя. Журналы и справочные книги, назначенные для употребления в общем кабинете воспитательниц, не могут выноситься оттуда ни одной воспитательницей.

Печатается по изд.: Стоюнин В.Я. Избр. пед.
соч. - М., 1991. - С. 104-110.

Сиротские институты В 1834 г. был создан Московский Александровский сиротский институт для детей обоего пола. В существовавших Воспитательных домах были сиротские отделения. В 1844 г. воспитанники мужских отделений Московского Воспитательного дома и Александровского сиротского института были выведены в созданный кадетский корпус. С этого года Московский сиротский институт стал только женским. Выпускницы готовились быть домашними воспитательницами и наставницами. В одном из его отделений готовили рукодельниц, которых после окончания курса направляли в имения швеями или мастерицами.

В 1837 г. Гатчинский воспитательный дом был преобразован в сиротский институт для "обер-офицерских сирот" (мальчиков), в котором одно время готовили домашних учителей. Класс для подготовки учителей был открыт в 1844 г., где в большом объеме преподавалась педагогика, но через 10 лет класс был ликвидирован, и в институте стали готовить канцелярских служащих и правоведов1. Работа Гатчинского сиротского института связана с именем замечательного русского педагога Егора Осиповича Гугеля (1804- 1841). Е.О.Гугель был автором ряда учебных книг: "Чтения для умственного развития малолетних детей и обогащения их познаниями", "Руководство к умственным упражнениям при преподавании

111

отечественного языка в 3-х курсах" и др., издателем "Педагогического журнала" (1833-1834). С 1830 г. он работал инспектором Гатчинского сиротского дома. В 1832 г. вместе с П.С. Гурьевым на свои средства они при Воспитательном институте открыли школу для малолетних. Это был специальный эксперимент организации дошкольного обучения и воспитания с целью его усовершенствования.

В Гатчинский сиротский институт поступали дети в возрасте от 4-5 до 12 лет. Они жили в небольших пансионах, которые содержали в своих частных домах женщины-благотворительницы. Отсюда дети шли в школу, где проводили время в играх и учебе. В 10 лет ребята поступали в институт, целью которого было готовить из детей-сирот будущих наставников.

Гугель был знаком с опытом приюта швейцарского педагога Г. Песталоцци и считал, что не все его методы воспитания следует перенимать слепо. В отечественном образовании он дает новое направление в начальном обучении, изменив методы преподавания отечественного языка и арифметики. Гугель выступил против популярного в то время метода взаимного обучения.

Детские приюты Тысячелетняя история призрения детей-сирот в России осуществлялась по двум направлениям: государственно-общественной и частно-церковной. До XIX в. преобладали государственные учреждения, но в начале XIX в. стали усиливаться патронат и воспитание детей-сирот в городских и крестьянских семьях. В это время создаются приюты, которые содержали частные лица, попечительские советы или различные благотворительные общества.

В 1837 г. в Петербурге по инициативе фабриканта-горнозаводчика А. Демидова был открыт первый детский приют, в котором находились дети в то время, когда их матери уходили на работу. С детьми занимались только днем. Вскоре в городе открылись еще четыре подобных заведения. В приютах дети питались, их одевали, следили за здоровьем, обучали чтению и письму, счету, различным трудовым навыкам. В приютах открывали ремесленные классы, создавали хоровые кружки1. В 40-х гг. подобные приюты создаются при промышленных предприятиях. Так, в 1841 г. подобных приютов в Питере было 6, в Москве - 7.

В 1838 г. создается Комитет гласного попечительства. В Москве и Петербурге приютами руководили Советы, а в губернских и уездных городах - попечительства.

112

В 1846 г. в приютах были только приходящие дети, но позднее стали создаваться "сиротские отделения", где постоянно жили дети, не имеющие родителей.

К концу XIX в. приюты стали смешанными, где находились приходящие и постоянно живущие дети.

В 1894 г. в Петербурге Фребелевское общество1 открывает первый бесплатный народный детский сад для детей из бедных семей; на средства фабрикантов создаются фабричные детские сады для детей рабочих.

В России была целая сеть приютов, которые содержались за счет частных лиц и общественных организаций. Известным был приют принца Петра Георгиевича Ольденбургского в Петербурге, открытый в 1846 г. В приюте было два отделения: мужское и женское. Воспитанники получали образование начальной школы и обучались какому-либо ремеслу, выпускники направлялись в реальные училища. В приюте были музыкальная и рисовальная школы, струнный и духовой оркестры, переплетная, слесарно-механическая и часовая мастерские.

В женском отделении приюта были гимназия и педагогический класс, девочки учились играть на рояле, белошвейному мастерству, росписи по ткани и фарфору, изготовлению искусственных цветов. В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже приют был отмечен двумя серебряными медалями2.

В 1847 г. в Петрозаводске был открыт приют для девочек, рассчитанный на 100 человек. Девочки в нем содержались до 12 лет, в исключительных случаях - до 16. Обучение велось по программе начальных училищ, в основу воспитания было положено привитие навыков самообслуживания, работы в саду и огороде. Часть урожая продавалась. Выпускницы устраивались на работу помощницами модисток, лучшие оставались помощницами смотрительниц3.

В Москве на пожертвования Бахрушиных был устроен приют в Сокольниках. При нем существовала школа и мастерские для занятий ремеслами. Для детей бедных вдов Бахрушины открыли начальную школу и отдельно ремесленную школу.

К концу XIX в. число приютов в России значительно выросло. Так, только "Московское общество попечения о бедных и больных

113

детях" к 1899 г. открыло 89 учреждений для 849 детей-сирот и полусирот в возрасте от 3 до 10 лет1.

В начале XX в. в России было 148 приютов. Из них 11 яслей-приютов, 10 ремесленных приютов и рукодельных школ, школы поварского дела и одна школа для подготовки смотрительниц. После закона 1828 г. большинство воспитательных домов, приютов, детских яслей создавалось за счет благотворительности. К 1917 г. на территории РСФСР располагалось 538 детских приютов, где воспитывались 29650 детей.

В.Ф. Одоевский (1803-1869) На протяжении 50 лет в XIX в. в практике сиротских приютов и воспитательных домов применялось "Положение о детском приюте", разработанное Владимиром Федоровичем Одоевским.

Князя В.Ф.Одоевского, аристократа из рода Рюриковичей, почитали за писательский дар и энциклопедические знания; он был в центре прогрессивной части петербургского общества. Выступал за введение в России всеобщего образования, против привлечения иностранцев в качестве домашних учителей, так как, по его мнению, это вредит гражданскому воспитанию молодежи.

Посещая приюты для детей-сирот в 20-е гг., он ознакомился с их жизнью и работой воспитательниц. С середины 30-х гг. занимался благотворительной деятельностью, открытием приютов; тогда же разработал "Положение о детских приютах".

В "Положении" он обращает внимание организаторов приютов на то, что в приютах важно не только присматривать за детьми, но и заботиться об их воспитании, вырабатывать у них навыки дисциплины, опрятности, привычку трудиться; обучать воспитанников какому-либо ремеслу.

Одоевским были написаны две "Детские книжки для воскресных дней", которые стали пособием для воспитательниц сиротских приютов и воспитательных домов. В них давались педагогические рекомендации воспитательницам, сказки и небольшие рассказы для детского чтения; был включен и дидактический материал: карты, рисунки, чертежи.

Книги "Азбука для употребления в детских приютах. Таблицы складов", "Руководство для гувернанток", "Наука для наук. Книжки дедушки Иримея" были написаны Одоевским специально для воспитательниц приютов и воспитательных домов.

114

В "Антологии педагогической мысли России первой половины XIX в." (М., 1987) помещена часть его статьи "Руководство для гувернанток". Хочу обратить внимание на главу "Разговоры с детьми", в которой Одоевский дает психологический анализ разговора с ребенком и самое главное - рассматривает этот процесс с позиций восприятия речи взрослых ребенком. Этот анализ представляет интерес не только для социального педагога, но и для любого социального работника.

"Искусство говорить с детьми, - пишет он, - очень важно для успеха в воспитании. И все познания воспитательницы не принесут пользы, если она не умеет говорить тем языком, который и может быть внятен и убедителен для ребенка"1.

По мнению Одоевского, только на книгах ребенок ничему не научится. Нужны объяснения взрослых. Живое слово воздействует на умственное, эстетическое, нравственное и религиозное развитие ребенка эффективнее, чем простое чтение. Но разговоры с детьми требуют искусства. Не всякое слово, направленное на добро, так отзовется на ребенке.

Значит, пишет он, важно не только ЧТО, но и КАК нужно говорить с детьми. Важно видеть, КАК ребенок слушает, понимает ли он то, что Вы говорите. Речь ребенка и взрослого различна. Воспринимая речь взрослого, ребенок проходит несколько ступеней познания. В том-то и состоит искусство взрослого при разговоре с ребенком: суметь дать образ, сравнить, активизировать на процесс сравнения мысль ребенка, кратко изложить суть, ясно представить то, в чем убеждаешь ребенка. Кроме того, нужно следить, внимателен ли ребенок, мыслит ли он самостоятельно. В этом случае следует помочь ему словами: "Подумай!", тем самым направив мысли ребенка в нужное русло.

В. Ф. Одоевский

Наказ лицам, непосредственно заведующим
детскими приютами

1. Детские приюты предназначаются не столько для обучения, сколько для того, чтобы служить пристанищами для детей, остающихся во время занятий их домашних без призора. Посему приют в некотором смысле должен заменять для дитяти его семейство по крайней мере в те часы, в продолжение которых дитя находится в сем заведении.

115

2. Дитя, поступающее в приют, должно найти в нем не роскошь, не привычку к тем предметам, которые могут быть ему чужды в продолжение его жизни, но теплую заботливость, обыкновенную во всяком, хотя бедном, но хорошем семействе. Эта заботливость должна простираться не только на нравственное его образование, но и на все, относящееся до его здоровья, пищи, занятий, движения, - словом, на все те предметы, которых ни исчислить, ни предвидеть невозможно, но которые может угадывать сердце попечительной матери.

3. Вышесказанные соображения подсказали необходимость подчинить заведение, назначаемое для возраста, столь близкого к младенчеству, ближайшему надзору особы женского пола.

Выбор смотрительницы

4. Попечительница, принявшая на себя высший надзор за приютом, должна обратить особое внимание на избранную смотрительницу, на это непосредственное орудие, необходимое к достижению благотворительной цели приютов и без которого все усилия правительства и благотворительных людей будут тщетны.

5. При выборе смотрительницы должно обращать внимание не столько на ее звание, сколько на ее душевное образование; чистая нравственность, нрав тихий и миролюбивый, здравый смысл и врожденное чувство любви к ближнему - вот необходимые качества в женщине, долженствующей быть в некотором смысле матерью многочисленного семейства, составленного из детей, ей чуждых... За сим уменье читать, писать и считать на счетах, как равно известнейшие женские рукоделия, - вот все познания, кои требуются от смотрительницы приюта в том предположении, что любовь к своей обязанности заставит ее читать со вниманием те книги, в которых можно найти полезные для сих заведений сведения, и что попечительница постарается познакомить ее с сими книгами, как уже существующими, так и с теми, кои могут быть впоследствии изданы для сей цели от Комитета детских приютов.

6. Лучшее приготовление для намеревающейся поступить в должность смотрительницы есть следующее: пробыть несколько времени в каком-либо уже существующем заведении сего рода, оставаясь там от самого входа детей до минуты их выхода...

Помещение приюта

7. Попечительница вместе с директором и почетным старшиною печется, чтобы помещение приюта по возможности соответствовало цели сих заведений.

8. Небольшой сад или чистый двор при заведении, где бы дети могли бегать свободно на чистом воздухе (не на проезжем месте), есть весьма важная принадлежность детского приюта; но как cue не всегда, то надлежит смотреть, чтобы по крайней мере самые комнаты были

116

освежаемы наружным воздухом во время отсутствия или перехода детей из одной в другую.

9. Желательно также, чтоб приют помещался в нижних этажах, преимущественно перед верхними, или, по крайней мере так, чтобы дети не были принуждены проходить через темные и опасные лестницы...

Наставление смотрительнице приюта

10. Занятия детей в приюте должны быть вообще легки, разнообразны, непродолжительны и при физической деятельности способствовать умственному развитию детей.

11. Сколь ни малы возрастом дети, поступающие в приют, но не должно упускать из виду, что в сем именно возрасте, от 3 до 9 лет, все впечатления живы в высшей степени, любопытство во всей свежести, внимание дитяти постоянно обращается на все его окружающее и, что всего важнее, человек (как всякий на себе легко испытать может), позабывающий часто происшедшее с ним в другие годы, твердо помнит все, им слышанное и содеянное в детском возрасте. Из сего можно заключить, сколь важно запечатлеть в душе дитяти понятия чистые и ясные о предметах и его обязанностях.

12. Первым долгом образования дитяти должно быть образование в вере, преподание ему начальных истин ее в том виде, как они для него могут быть понятны...

13. 14, 15 (В этих параграфах дано дальнейшее развитие сказанного выше о религиозном воспитании).

16. Нравственное образование тесно соединено с религиозным; но в первом еще более важен пример смотрительницы; нравственность не может преподаваться в виде уроков; она есть дело каждого часа, каждой минуты и образуется наиболее утверждаемыми привычками и постоянным надзором, нежели наставлениями. Первое действие нравственного образования должно быть обращено на истребление дурных наклонностей, которые заметите в детях. Здесь не может быть постановлено общего правила; каждое дитя из родительского дома может принести с собой особого рода дурную наклонность; старайтесь отгадать ее и мало-помалу уничтожить; это дело довольно трудное; берегитесь выразиться неприлично о поступках родителей, особливо в присутствии детей; запретив, вы должны всеми силами поддерживать их уважение к родителям: но это не препятствует вам стараться по возможности действовать на самих родителей, дабы впечатления, получаемые детьми в приюте, не истреблялись вне оного... Часто дурные наклонности людей возбуждаются их бедностью и другими несчастьями. Приют обыкновенно посещается благотворительными людьми: смотрительница, расположенная к добру, может иногда обращать их внимание и на судьбу их родителей; ее слова, подкрепленные таким участием, будут иметь на простолюдинов неисчислимое влияние.

117

17. Для собственно так называемого учения, т.е. чтению, письму, счету, смотрительница руководствуется книгами, изданными для ланкастерских училищ, и другими пособиями, которые будут указаны Комитетом. Между уроками сего рода полезно обращать внимание детей на самые простые предметы, их окружающие, равно на изображения известнейших предметов из трех царств природы. Для руководства в сем случае будут изданы от Комитета особые книги.

18. Хоровое пение, употребляемое в детских приютах, есть одно из полезнейших пособий; оно может иметь многие различные применения; вообще, оно действует на умягчение сердца, но имеет и другие выгоды. Заметит ли смотрительница, что детское внимание ослабело, она прерывает урок общим пением, которое всегда так нравится детям, - и их внимание освежается; сверх того, пение доставляет удивительное пособие для изощрение памяти, как изведано долговременными опытами; молитва или гимн, наконец самое цифровое исчисление, обыкновенно столь трудное для детей, будучи положено на музыку, врезываются навсегда в детской памяти.

Примечание. С пением исчислений соединяются гимнастические упражнения, о которых смотрительница легко может получить понятие в одном из существующих заведений сего рода.

19. При сем наказе прилагается образец распределения занятий в приюте. Смотрительница должна сообразовываться с ним, смотря по местным обстоятельствам, по средствам приюта и по приобретаемой опытности. Вообще смотрительница должна стараться прежде всего приучить к занятиям, употребляемым в приюте, несколько детей, более смышленных (от 2 до 10), занимая между тем остальных каким-либо рукоделием. Мало-помалу чувство подражания, столь сильное в детях, присоединит в избранном кругу других детей, а первые ученики сделаются помощниками смотрительнице в занятиях, каковы мониторы в методе взаимного обучения.

20. Объясняя какой-либо предмет, отнюдь не изъявляйте досады, замечая, что дети вас не понимают; уверенность в дитяти, что его будут бранить за непонятливость, не только сделает его в самом деле непонятливым, но, что еще хуже, принудит его к притворству. Когда видите, что дитя вас не понимает, знайте, что большей частью не они виноваты, а вы; может быть, вы не совсем так объясняетесь, как должно; посмотрите на предмет с другой стороны, войдите в разговор с детьми, начните его от других, известных предметов, чтобы дойти до того, который вы хотите объяснить; возбуждайте детей к вопросам, эти вопросы лучше всякой книги объяснят вам, каким образом вы должны истолковать им предмет.

21. В детских приютах, как и в других заведениях, необходимы наказания и награды; но в приютах они должны иметь особый характер. Не

118

должно вообще приучать детей к тому, чтобы за каждым их хорошим поступком следовала награда; надобно приучать их в самом хорошем поступке находить наслаждение. Для мальчиков наградой может служить повышение местом, их имя, написанное на доске в комнате приюта и пр. и т. п., но для девочек награды должны более соответствовать их будущему, смиренному назначению в жизни; в награду за их доброе поведение дозвольте им какое-нибудь рукоделье в пользу их родителей, доставьте им наслаждение вырученные за это деньги отдать родителям в присутствии вашем; иногда украсьте девочку каким-нибудь знаком отличия (ленточкой, снурком), по которому родители могли бы узнать, что дочь их хорошо учится.

22. Самое строгое наказание в приюте должно быть следующее: оставить ребенка в совершенной праздности в продолжение нескольких часов, не позволяя ему участвовать ни в уроках, ни в играх.

23. Физическое воспитание должно обращать особенное внимание смотрительницы; она должна понять как заботливая мать, что от ее надзора может зависеть не только здоровье, но и самое существование детей, которые в сем возрасте беспрестанно подвергаются опасностям разного рода; она должна обращать внимание на небольшие болезни, иногда случающиеся у детей, иметь в приюте для самых меньших две небольшие кроватки вроде нар с сенными матрацами; ибо часто дети, особенно слабого сложения, имеют нужду успокоиться и даже заснуть на некоторое время в продолжение дня; в сем отношении заботливость смотрительницы должна простираться за предел приюта; она должна извещать родителей о замеченных ею в продолжение дня каких-либо признаках нездоровья дитяти, и в таких случаях, если не придут родители за ребенком, оставлять его в приюте до следующего утра. В случае важной болезни ребенка смотрительница немедленно должна отделять его от прочих и немедленно извещать о том родителей, оставляя им на выбор - лечить ли ребенка у себя в доме или в детской или иной лечебнице, где дитя может быть принято. Во всяком случае смотрительница печется о том, при пособии директора или почетного старшины, чтобы дитя было перепроважено на место назначения с надлежащей предосторожностью.

24. Вообще не можно исчислить тех мелочных, но важных обязанностей, которые должна исполнять смотрительница; лучших наставлений в сем случае она должна искать в собственном сердце; если душа ее исполнена теплой веры, дышит преданностью государю и любовью к ближнему, тогда ее внутреннее чувство и мысли отразятся во всех поступках и перейдут к детям. Строгий порядок в жизни, умеренность во всем, воздержание от страстей, вежливость ко всем без различия посетителям заведений, наконец чистота и опрятность во всем, ее окружающем, - ей необходимы; она должна избегать излишних знакомств,

119

особенно с людьми праздными, а тем более с людьми, преданными страстям; равным образом избегать особенного пристрастия к тому или другому лицу, даже из находящихся с ней в сношении по приюту: все эти связи могут быть источником тысячи неудовольствий и беспорядков, которые отвлекут ее от исполнения прямых ее обязанностей. Вступая в приют, она должна помнить, что принимает на себя дело важное, святое и потому вполне должна себя посвятить ему. Предполагается, что ей и в мысль не войдут какие-либо сношения с родителями детей, которые бы могли произвести пристрастие или потворство к какому-либо ребенку преимущественно перед прочими.

Распределение занятий в течение дня

Каждый день поутру, прежде прихода детей, смотрительница обходит заведение и осматривает - чисты ли полы и скамьи, были ли отворены форточки для освежения воздуха, не угарно ли и т.п. Замеченные недостатки исправляются прислугой.

Коль скоро дитя приведено, смотрительница осматривает его руки, ноги, лицо и одежду и, уверившись в его опрятности, обращается к родителям с похвалой за исправность, или коротко поставляет им на вид за нерадение.

Зимой, т.е. с 1-го ноября по 1-е апреля, раздается детям при входе сбитень, отвар шалфея, смородинных листьев, калиновых побегов, или другое какое питье по назначению доктора.

Детям, замочившим ноги, переменяется обувь, для чего должны быть готовы чулки и башмаки; надевают на них платье и передник, а собственное платье дитяти кладется в особо определенное для того место.

Вообще в сем случае должно обращать внимание не на ветхость платья, но на отсутствие чистоты, ибо оно означает привычку к неопрятности и неряшеству, которую должно всеми средствами искоренять. Дитя, замеченное в постоянной неопрятности, наказывают тем, что на него надевают черный передник, который снимается только в определенные дни. После осмотра дети занимают свои места на лавках и, пока осматривают других, им раздаются вязанья или какие-либо рукоделья для того только, чтобы дитя не оставалось праздным...

Когда все соберутся на месте, после нескольких минут молчания начинается утренняя молитва...

...Самые уроки начинаются зимой с 10 часов утра. После молитвы следует урок катехизиса. Никакой урок не продолжается более 1/2часа, дабы не утомить слабых еще органов детей. После Закона Божьего, начинается 1/2 ровной ходьбы, во время коей в такт дети учатся счислению. За сим урок чтения. После чтения так называемый урок послушания, состоящий из разных эволюции, о которых можно получить понятия, видевши их хоть один раз. В 12 часов дети садятся за

120

стол после предварительной молитвы, и после обеда также читается молитва.

Время для свободной игры назначается от 12 1/2 до 2 часов. В это время детям будет предоставлена совершенная свобода играть или резвиться, но смотрительница или ее помощница должны при сем присутствовать и быть судьей их забав, споров и шалостей...

После игры дети займутся вязанием или другими рукоделиями. В это время хорошо читать или рассказывать детям сказки, повести, сообразные с их возрастом и понятиями, позволяя детям вслух свои замечания и вопросы, на которые должно, выслушав снисходительно, отвечать ясно. К сему занятию может быть присоединено изучение церковных напевов, гимнов, песен, нарочито для детей сочиненных на голос народных песен, сообразных с детским возрастом.

Классы кончаются уроками писания и счисления, которые также делаются нараспев по образцам, которые будут находиться в приюте.

При посещении приюта посторонними людьми занятия не прерываются. Смотрительница строго наблюдает, чтобы в зимнее время дети, возвращаясь домой, были тепло одеты. Она уведомляет попечительницу о родителях, которые по бедности не в состоянии одевать своих детей...

Каждый вечер по уходе детей смотрительница записывает в дневной отчет все случившееся, сводит дневные счеты и составляет в случае нужды записку попечительнице о мерах, которые, по ее мнению, надлежит принять для благоустройства в приюте. За сим смотрительница заботится о том, чтобы прислуга вычистила покои и привела в порядок все нужное для приема на следующий день детей и посетителей.

Печатается по изд.: Одоевский В.Ф. Избр. пед. соч. - М, 1955. - С. 61-68.

Благотворительные учреждения Благотворительность в России XIX в. осуществлялась не только за счет пожертвований различных обществ и частных лиц, но и за счет средств царской казны. За первые полвека, к 1855 г. в России было 365 учебных заведений, 40 лечебных, воспитательных домов и благотворительных приютов. Благотворительной деятельностью занимались Дамское попечительское общество, Попечительство о народной трезвости, Общество попечения об испорченных детях.

Многое для детей-сирот, детей из бедных семей во второй половине XIX в. было сделано приходскими благотворительными организациями. Приходская благотворительность была направлена не только на поддержание богаделен для престарелых, но и на содержание приютов для детей.

121

В приходских приютах дети получали питание, уход и обучение в школе. Приходские приюты были постоянные и дневные. В дневных дети были в основном из беднейших семей. Так, в Петербурге при 33 благотворительных организациях было 12 дневных с 640 детьми и 26 постоянных приютов, где воспитывались 846 детей.

Во всех приютах учили какому-нибудь ремеслу, что было подготовкой к будущей профессии. Установилась практика содержать в приюте детей до 14 лет, но она приводила к тому, что, попав в мастерские, выпускники особенно девочки, оказывались в тяжелых условиях постоянного ученичества и снова бежали в приют. Тогда благотворительные общества стали создавать при приютах мастерские, где воспитанники учились и работали еще 3-4 года1.

Одно благотворительное общество создавало мастерскую по пошиву, другое - кулинарную школу, третье организовывало школу для нянек, куда приводили малюток и где учились уходу за детьми. Так, при Христорождественской церкви на Песках благотворительным братством был устроен ночной приют для сирот до 13 лет. Братство пристраивало этих ребят "в ремесла", а на ночь они возвращались в приют2.

Распространившиеся во второй половине XIX в. ясли-приюты были городскими и сельскими. Некоторые городские ясли-приюты (например, Петербурга) были платными. Платили от 3 до 10 копеек за дневной приют и пропитание. В некоторых приютах было не только питание и гигиенический уход, но и обучение грамоте, знакомство с окружающим миром, явлениями природы; там же обучали рукоделию. Так, по этому принципу в Томской губернии был создан приют для детей арестантов.

Ясли-приюты для крестьянских детей пользовались особенным успехом в летнюю, страдную пору. Нередко община выделяла по 10 копеек на питание ребенка, и крестьяне сами доставляли в приют продукты. Кстати, в крестьянских богатых семьях было традиционным не только подавать милостыни, но и содержать какое-то время в семьях нищих.

В период развития земств, распространения деятельности благотворительных обществ в губерниях увеличивается число не только больниц, инвалидных домов и богаделен, но и сиротских и воспитательных домов. В тех губерниях, где земства активизировали

122

свою благотворительную деятельность, число сиротских и воспитательных домов с 1861 по 1891 г. увеличивается почти в 2 раза1.

В начале XX в. в развитии образования происходят существенные перемены, сказывается влияние демократического и революционного движения в стране. В воспитании и обучении первостепенными становятся гуманистическое, духовное и нравственное направления. Воспитание на примерах добра и творчества, обращение к вопросам самосовершенствования личности, воспитания и обучения в семье, реформирования системы образования.

В совершенствовании системы образования усиливается роль благотворительного движения среди дворян, разночинной интеллигенции. Увеличивается число земских школ, создаются клубы, летние колонии отдыха детей, воспитательные дома свободного творчества для детей из малоимущих семей, где ставится задача нравственного и физического воспитания. Социальным воспитанием занимаются дворянские, христианские и женские попечительства. Социальная работа ведется по частной педагогической инициативе. Так, Московский и Петербургский комитеты грамотности и Всенародный союз учителей и деятелей народного образования становятся инициаторами открытия народных рабочих домов на окраинах; центров досуга, общего и нравственного образования народа; народных университетов для взрослых; бесплатных народных библиотек; городских и сельских народных театров.

"Это было стремление лучших просвещенных граждан мирно нести в общество свое посильное добро" (В.Я. Стоюнин).

Это был процесс социального воспитания, просвещения, образования широких масс народа.

В начале XX в. число благотворительных обществ и организаций в России, которые занимались благотворительной деятельностью по призрению детей бедноты, постоянно росло. Созданные в 1882 г. Московское и Петербургское общества попечения больных и бедных детей были не единичны. В 1892 г. Н.З.Стасовой было создано общество "Детская помощь".

В 1902 г. была попытка все созданные в крупных городах благотворительные общества объединить в единый "Союз детской помощи", но это объединение просуществовало недолго2.

Одним из бедствий в России была детская смертность. В 1904 г. в стране был создан Союз для борьбы с детской смертностью. В него входило свыше 600 человек, и в первый год существования

123

пожертвования составили свыше 7 тыс. рублей. Союзом при городских амбулаториях выдавалось молоко, в ряде городов были открыты детские ясли, где воспитывали внебрачных детей. Среди населения Союзом было распространено "Обращение", призывавшее обратить внимание на надвигающуюся катастрофу, к которой могла привести детская смертность1.

Одной из форм благотворительности было создание для детей бедноты народных детских садов на частные пожертвования и на средства из бюджета местных самоуправлений. В таких садах дети находились днем, по 6-8 часов; с группой из 40-50 человек работала одна воспитательница. Здесь следили за здоровьем детей, при необходимости лечили; играли и занимались с ними.

Для детей городской бедноты создавались летние детские площадки. Многие из таких были открыты Обществом физического образования П.Ф. Лесгафта. В Петербурге в 1894 г. такую площадку сделало Фребелевское общество, а летом 1895 г. оно же открыло летнюю детскую колонию, где ребят закаляли, знакомили с природой2.

Частную помощь детям-сиротам, больным, детям из беднейших семей оказывали служители православной церкви. Так, митрополит Гавриил перед кончиной (1800) завещал все свое состояние передать на содержание бедных учеников Александро-Невской академии и Новгородской семинарии. В 1884 г. старец отец Амвросий в обители в Шамардине открыл школу для приходящих крестьянских детей. Протоиерей отец Иоанн Сергиев Кронштадтский (1829-1908), поняв, что раздача милостыни мало что дает для нищих и обездоленных, на благотворительные средства открывает "Дом трудолюбия" и при нем ночлежный дом, где были устроены и трудились бездомные дети.

Жена военного министра Милютина основала в 1892 г. женский монастырь, а при нем школу и приют.

Активная благотворительная деятельность земств в конце XIX в. была сосредоточена на создании воспитательных домов для подкидышей. В начале XX в. работа земств была направлена на создание смешанных яслей-приютов, где содержались дошкольники и школьники. Такие ясли-приюты были созданы земствами в Пермской, Воронежской, Нижегородской, Полтавской, Курской, Екатеринославской, Московской губерниях3.

124

В середине XIX в. проявлением социальной помощи в распространении просвещения среди народа явилось движение открытия воскресных школ для юношей и девушек из малоимущих семей.

Это был период "хождения в народ", период милосердной помощи со стороны интеллигенции, создания народных школ, хорошо оснащенных наглядными пособиями, программы которых были близки запросам крестьянской жизни. Такие школы ставили целью выпускать из своих стен хозяина, человека, способного вести культурное крестьянское хозяйство.

Создание земств усилило внимание общественности к народному образованию. Правительство увеличивает ассигнования на начальную школу, открываются учительские семинарии. После реформ, к 1894 г., в России было создано 13146 народных школ.

Открытие воскресных школ для молодежи из рабочей среды было социальным движением в России. Так, профессором Киевского университета П.В. Павловым была открыта воскресная школа в Киеве, Х.Д. Алчевской - в Харькове. Воскресные школы открывались по всей России. Обучение в них было бесплатным, без вознаграждения в них работали преподаватели университетов и гимназий, а также студенты.

Вопросы и задания

  1. Государственная политика защиты детей в XIX в. Ведомство императрицы Марии.
  2. В.Ф. Одоевский о воспитании в приютах, его "Наказ лицам, непосредственно работающим в приютах".
  3. Статья В.Я. Стоюнина "Воспитательницам групп малолетнего отделения Московского воспитательного дома".
  4. Благотворительность в истории России XIX - начала XX в.

Литература к лекции

  1. Антология пед. мысли России первой половины XIX в. - М., 1987.
  2. Беляков В.В. Сиротские детские учреждения России. - М., 1990.
  3. Благотворительная Россия. - СПб., 1902.
  4. Бадя Л.В. Благотворительность и меценатство в России. - М., 1993.
  5. Максимов Е. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. - СПб., 1904.
  6. Нещеретпный П.И. Исторические корни и традиции благотворительности в России. - М., 1993.

125

  1. Об общественном призрении в России. - СПб., 1818.
  2. Одоевский В. Ф. Наказ лицам, непосредственно заведующим детскими приютами//Избр.пед.соч. - М., 1955.
  3. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX - начало XX в. - М., 1991.

126


1 См.: Беляков В.В. Указ. соч. - С. 14.
1 См.: Озерская Ф.С. Воспитательные учреждения Ведомства императрицы Марии//Очерки истории школы и пед. мысли народов СССР. - М., 1973. - С. 217-223.
2 Доватор Р.Л. Дошкольное воспитание//Очерки истории школы и пед. мысли народов СССР. Конец XIX - начало XX в. - М., 1991. - С. 144.
1 См.: Очерки истории школы и пед. мысли народов СССР. XVIII - начало XIX в. - М., 1974. - С. 220-221.
1 См.: Озерская Ф.С. Указ. соч. - С. 220.
1 Объединение прогрессивной интеллигенции организаторов бесплатных дошкольных учреждений, стремившихся улучшить семейное воспитание детей; занимались проблемами теории и практики дошкольного воспитания.
2 Горшкова Е.А. Воспитательные дома и приюты Российской империи//Педагогика. - 1995. -№ 1. - С. 117-119.
3 Там же.
1 Розенфельд Б.Р. Первые учреждения для детей народа в царской России//Сов. государство и право. - 1991. - № 6. - С. 216.
1 Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. - М., 1987. - С. 361.
1 Рункевич С. Приходская благотворительность в Петербурге//Антология социальной работы. - М., 1994. - Т. I. - С. 102-105.
2 Там же. - С. 105.
1 Максимов Е. Очерк земской деятельности в области общественного призрения//Антология социальной работы. - М., 1994. - Т. I. - С. 31.
2 Доватор Р.Л. Указ. соч. - С. 165.
1 Боцяновский В. Исторический очерк деятельности Российского Красного креста//Антология социальной работы. - М., 1994. - Т. I. - С. 171 - 172.
2 Доватор Р.Л. Указ. соч. - С. 165-166.
3 Там же. - С. 167.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.