РАЗДЕЛ II. ЗАЩИТА ДЕТСТВА И СОЦИАЛЬНАЯ
ПЕДАГОГИКА В ИСТОРИИ РОССИИ

ЛЕКЦИЯ 7. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ЗАЩИТЫ
ДЕТЕЙ И СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПИТАНИЕ В ИСТОРИИ
РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XVIII в.

Забота о детях-сиротах и вдовах у славян, скудельницы. "Русская Правда" о защите семьи и опекунстве. "Домострой", реформы Петра I, "Пропозиции" Ф.С.Салтыкова, Воспитательные дома при Екатерине II.

Термин "социальная педагогика" последние семьдесят лет в нашей стране не принимался, но опыт, идеи, принципы социальной педагогики, защиты детства и социального воспитания существовали давно.

Мы обращаемся к истории социальной работы, проблемам социальной педагогики, защиты детства и семьи в истории нашего отечества для того, чтобы не забывать, что помощь убогому и сирому - одна из традиций нашего народа.

Исследования жизни и быта древних славян показывают, что примеры соблюдения долга перед землей Русской, несущие идеалы моральной чистоты, степенности и достоинства, всегда были в основе духовного и семейного воспитания.

В памятнике славянской письменности (II тыс. лет до Р.Х.) "Влесовой книге" читаем: "Старый Илур учил детей своих по ночам, так как греки (которые захватили Сурож (Крым. - Ю.В.) запрещали учить славянскую грамоту", что учил он юношей мыться, закаливать себя, быть стойкими в сражении, так как славянам приходилось постоянно отражать бесконечные нападения врагов.

С принятием христианства был запрещен обычай хоронить жену с умершим мужем, так как это порождало обилие детей-сирот. Традиция родовой общины славян в дохристианской Руси - заботиться о сиротах всем миром - преобразовалась в дома при скудельницах, могильниках, где строилась сторожка и всем миром кормили брошенных малюток. В скудельницах (божедомках) собирались бездомные старики и старухи, которые были воспитателями брошенных детей. Тогда, по-видимому, и возникла пословица: "С миру по

86

нитке, а бедному сироте сорочка". Божедомка была, конечно, убогим жилищем, но это была народная забота о несчастных.

В VIII-IX вв. на Руси происходит переход к малой семье, состоящей из супругов и детей.

В "Уставе Владимира Святославовича", древнейшем правовом документе эпохи Киевской Руси, нашли отражение забота княжеской (государственной) власти о единобрачной семье, записаны наказания за нарушение ее устоев.

Статья 6. А ее церковные суды: пошибание (изнасилование), ...умычка (похищение)..., в племени или сватьстве поимутъся (близким родными)..., или кого застанут с четвероножиною (со скотиною), или девка дитя повержет (выкинет)".

Малая семья была многодетной, дети желанными, о них заботились. Поэтому с IX в. наблюдается путь от нищелюбия к государственной политике заботы о детях. Проявлять заботу о малолетних сиротах стала не община, а семья, и после смерти родителей решается проблема опекунства, наследования имущества.

Статья 99 "Русской Правды" определяет условия опекунства: вступление в опекунство в присутствии общины; а при совершеннолетии сироты опекун должен представить в целости все наследство. Существовавший в то время термин "печаловаться" означал заботу о воспитании сирот, покровительство им.

Об опекунстве читаем:

"А же будут дети малы в дому, и не дюже ся будут (не смогут) сами собою печаловаться, а мати их поиде за муж, то кто им ближним будет, тому ж дати их с домом..., а товар дати перед людьми..."1.

В "Русской Правде" пространной редакции мы встречаем узаконенные права семьи касательно раздела имущества между членами семьи - женой, сыновьями, дочерьми, а также положение детей после смерти родителей.

"Статья 98. Если останутся у (кого-либо) человека дети от рабы, то они в наследстве не принимают участия, но получают вместе с матерью свободу.

Статья 104. Если останутся дети от одной матери, но от двух отцов, то они (берут) наследство своего отца, а другие своего".

Статья 106. А мать если свое (имущество тому) сыну, который (был) добр (по отношению к ней), будь он от первого мужа или

87

от второго, и если все ее сыновья будут неблагодарны, то может отдать (свое имущество той) дочери, которая ее кормила"1. В истории отечественной педагогики накоплен богатейший опыт нравственного воспитания в семье. Уместно вспомнить обилие "Слов" и "Поучений", которые появились на Руси после принятия христианства, наставляющие христианина, как вести себя в семье.

Христианские заповеди учили, как укреплять семью: "Почитай отца своего..., плати добром за добро..., не делай людям того, чего не желаешь себе..., возлюби ближнего своего, как самого себя..., не лукавь,.., будь честен..., будь справедлив..." Следует в плане нашей темы вспомнить литературные памятники

"Поучение" Владимира Мономаха Киевской Руси, дошедшие до нас. Владимир Мономах в "Поучении" предупреждает, что в воспитании детей не достигнешь успеха только одними наставлениями. Нужно обучать детей поведению и манерам, чтобы они могли "беседу вести кроткую", "при старших молчать", "не свирепствовать словами", "стыдиться старших". Ребенка нужно научить уважать старших и равных себе, приносить пользу людям, быть верным своему слову, не лениться, сочувствовать горю других, подавлять в себе гнев, делать людям добро и т.д. "Поучение" основано на описании Мономахом своей жизни. Он рассказывает о своих походах, заботе о княжеском дворе, старается убедить читателя в важности человеческого труда. Дети, по его мнению, должны делать все сами, так как только труд оградит ребенка от пороков. Князь размышляет о справедливых отношениях между людьми:

"Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите, и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, а не давайте сильным губить человека".

Отечеству нужны здоровые люди, а для этого необходимо воспитывать крепкое здоровое поколение. Князь рассказывает, какую школу выносливости он прошел в молодости: своими руками ловил и связывал по 10-12 диких коней, два тура поднимали его вместе с конем на рога, олень бодал, лось ногами топтал, а вепрь с бедра меч оторвал. Только пример старших и способность к подражанию дадут положительные результаты. Воспитать бесстрашие можно только на примере старших, а высокую нравственность - добрыми делами. Необходимо воспитать у юношей чувство долга защитника Родины, стойкость в борьбе с врагами: "Смерти ведь дети не бойтесь... мужской долг исполняйте".

88

Поучение Владимира Мономаха

(в сокращении)

Я, худой, дедом своим Ярославом, благословенным, славным, нареченный в крещении Василием, русским именем Владимир, отцом возлюбленный и матерью своею из рода Мономахов... и христианских ради людей, ибо сколько их соблюл по милости своей и по отцовской молитве от всех бед! Сидя на санях (в значении "перед смертью"), помыслил я в душе своей и воздал хвалу Богу, который меня до этих дней, грешного, сохранил. Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, и будет трудиться.

Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте божий в сердце своем и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра. Если же кому не люба грамотка эта, то пусть не посмеются, а так скажут: на дальнем пути, да на санях сидя, безлепицу молвил.

Научись, верующий человек, быть благочестию свершителем, научись, по евангельскому слову, "очам управлению, языка воздержанию, ума смирению, тела подчинению, гнева подавлении, иметь помыслы чистые, побуждая себя на добрые дела. Господа ради; лишаемый - не мсти, ненавидимый - люби, гонимый - терпи, хулимый - молчи, умертви грех". Избавляйтесь обижаемого, давайте суд сироте, оправдывайте вдовицу. Приходите да соединимся, говорит Господь. Если будут грехи вами так обагрянные, как снег, обелю их и прочее...

Бога ради, не ленитесь, молю вас, не забывайте трех дел тех, не тяжки ведь они: ни затворничеством, ни монашеством, ни голоданием, которые иные добродетельные претерпевают, но малым детям можно получить милость божию.

...Дети мои, похвалите Бога, подавшего нам милость свою: а то дальнейшее - это мое собственного слабого ума наставление. Послушайте меня: если хоть не все примите, то хоть половину.

Если вам Бог смягчит сердце, пролейте слезы о грехах своих, говоря: "Как блудницу, разбойника и мытаря помиловал ты, так и нас, грешных, помилуй". И в церкви то делайте, и ложась. Не пропускайте ни одной ночи, - если можете, поклонитесь до земли; если вам занеможется, то трижды. Не забывайте этого, не ленитесь, ибо тем ночным поклоном и молитвой человек побеждает дьявола, и что нагрешит за день, то этим человек избавляется. Если и на коне едучи не будет у вас ни никакого дела и если других молитв не умеете сказать, то "Господи, помилуй" взывайте беспрестанно втайне, ибо эта молитва всех лучше, нежели думать безлепицу зря ездя.

Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте и вдовицу оправдайте сами, а не давайте

89

сильным губить человека. Ни правого, ни виновного не убивайте и не повелевайте убить его; если и будет повинен смерти, то не губите никакой христианской души. Говоря что-либо, дурное или хорошее, не клянитесь Богом, не креститесь, ибо нет тебе в этом никакой нужды. Если же вам придется крест целовать братии или кому-либо, то, проверив сердце свое, на чем можете устоять, на том и целуйте, а поцеловав, соблюдайте, чтобы, преступив, не погубить души своей. Эпископов, попов и игуменов чтите, и с любовью принимайте от них благословение, и не устраняйтесь от них, и по силам любите и заботьтесь о них, чтобы получить по их молитве от Бога. Паче же всего гордости не имейте в сердце и уме, но скажем: смерти мы, сегодня живы, а завтра в гробу; все это, что ты нам дал, не наше, но твое, поручил нам это на много дней. И в земле ничего не сохраняйте, это нам великий грех.

Старых чтите, как отца, а молодых, как братьев. В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте. Не полагайтесь на тиуна или на отрока, чтобы не посмеялись приходящие к вам ни над домом вашим, ни над обедом вашим. На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод: ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью. Сторожей сами наряживайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано; а оружия не снимайте с себя второпях, не оглядевшись по ленности, внезапно ведь человек погибает. Лжи остерегайтеся, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Куда бы вы ни держали путь по своим землям, не давайте отрокам1 причинять вред ни своим, ни чужим, ни селам, ни поселкам, чтобы не стали проклинать вас. Куда же пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего. Более всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол. Если не можете почтить его подарком - то пищей и питьем, ибо они, проходя, прославят человека, по всем землям или добрым или злым. Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Не пропускайте человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите. Жену свою любите, но не давайте ей власти над собой. А вот вам и основа всему: страх божий имейте превыше всего.

Если не будете помнить это, то чаще перечитывайте: и мне не будет стыдно, и вам будет хорошо.

Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь - как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран.

90

Ленность ведь всему мать: что кто умеет, то забудет, а что не умеет, тому не научится. Добро же творя, не ленитесь ни на что хорошее, прежде всего к церкви: пусть не застанет вас солнце в постели. Так поступал отец мой блаженный и все мужи совершенные. На заутрене, воздавши Богу хвалу, потом на восходе солнца, и увидев солнце, надо с радостью прославить Бога и сказать: "Просвети очи мои, Христе Боже, давший мне свет твой прекрасный". И еще: "Господи, прибавь мне год к году, чтоб впредь, в остальных грехах своих покаявшись, исправил жизнь свою"; так я хвалю Бога и тогда, когда сажусь думать с дружиною, или собираюсь творить суд людям, или ехать на охоту или на сбор дани, или лечь спать. Спанье в полдень назначено Богом; по этому установленью почивают ведь и зверь, и птица, и люди.

Печатается по изд.: Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV-XVII вв. - М., 1985. - С. 164-167.

В более поздних литературных памятниках Руси (X-XIV вв.) мы находим огромный пласт социальных проблем, влияющих на воспитание детей, проявление заботы о них. В "Житии Феодосия Печерского", "Поучении Владимира Мономаха" (XI в.), в житиях Александра Невского и Сергия Радонежского (XIII-XV вв.), в "Домострое" и "Повести о Горе-Злочастии" (XVI в.) рассматриваются социальные проблемы семьи, отцов и детей, проблемы подготовки детей к жизни, решений семейных, общественных и социальных конфликтов. Предстают примеры праведной жизни, соблюдения долга, порядка в семье и доме, лада и уюта, соблюдения "божеской жизни", призыв к милосердию, добросердию. Авторы призывают читателя спешить делать добро, так как это на пользу и человеку и окружающим. В каждом из этих памятников проходит лейтмотивом забота о сиротах и вдовах, помощь нищим и больным.

В недавно вышедшей работе В.В.Белякова "Сиротские детские учреждения в России" (М., 1993) утверждается, что первый сиротский государственный дом был построен в 1706 г. новгородским митрополитом Ионой при Холмово-Успенском монастыре, который перенял опыт миланского архиепископа, открывшего в 787 г. дом для подкидышей. Проанализировать огромную эпоху нашей истории не входило в планы этого исследования. Но известно, что в дохристианской Руси существовали скудельницы и божедомки, что при Иване Грозном государство занималось призрением

91

детей-сирот. Патриарший приказ ведал сиротскими домами1. Значит, сиротские дома существовали еще до 1706 г., при Иване Грозном Стоглавым Собором (1551) было определено каждой церкви открывать училище "для наставления детей грамоте", а для сирых и немощных создавать при церквах богадельни. Такое объединение сил церкви и государства означало практическое единение в духовном, нравственном и светском образовании детей, а также в проявления милосердия к нищим.

Так, царь Федор Алексеевич издал Указ об устройстве на казенный счет церковно-государственных благотворительных заведений для хронических больных, нищих и сирот. Эта политика благотворительности была государственной.

В середине XVII в. существовал Приказ общественного призрения, ведавший делами "сирых и убогих", а также детей-сирот, а патриарх Никон получил от царя право принимать от них прошения и делать по ним представления царю.

До XVIII в. социальное воспитание в России осуществляли семья, церковь, территориальная и этническая община. Социальная педагогика этого периода включает семейное, религиозное, сословное и одновременно народное воспитание.

"Домострой" Своеобразной энциклопедией семейного воспитания XVI-XVII вв. является дошедший до нас памятник литературы той эпохи "Домострой". Автор обращается к читателю, учит, как зажиточному крестьянину жить и вести свое хозяйство: нужно почитать Бога, церковь и царя, быть терпеливым, не мстить за зло и так же воспитывать детей. Все в его доме, вслед за хозяином, должны соблюдать устои христианской морали: "Царя бойся и служи ему верою... яко самому Богу и во всем повинуйся ему".

"Домострой" призывает к строгости быта и бережливости, дает советы, как получить прибыль, жить по средствам, избегать долгов; как наживать богатство "праведной прибылью". В главах 15, 16, 17 "Како детей своих воспитати во всяком наказании2, и в страсе Божий, "Како чад воспитати, с неделком замуж выдати", "Како дети учити и страхом спасати" сосредоточены советы, как воспитывать детей.

Детей, по Домострою, нужно воспитывать "в страхе божьем" и в "благоразумном учении всякому разуму и вежеству и промыслу и рукоделию". Причем обучение "вежеству и всякому благочинию

92

и по времени и детям смотря и по возрастут", то есть с учетом возрастных особенностей детей, а также их задатков и способностей. Говорится также, что детей нужно приучать трудиться, причем мать должна "учити рукоделию" дочь, а отец сына - вести хозяйство.

В XVI в. подобных руководств, как вести себя в обществе и семье, было несколько. Созданный в XVI в. "Домострой" имел две редакции: раннюю (новгородскую), более полную, и позднюю, сокращенную (московскую). До нас дошел наиболее известный вариант "Домостроя", который был отредактирован протопопом Сильвестром, советником Ивана Грозного.

Священник Кремлевского Благовещенского собора, образованный публицист, государственный и культурный деятель, протопоп Сильвестр на протяжении ряда лет (конца 40-50-х гг. XVI в.) был советником и духовником Ивана Грозного. Предполагается, что именно он в середине XVI в. переработал первоначальную редакцию "Домостроя" и в качестве 64-й главы добавил свое "Поучение сыну Анфиму", в котором изложил собственные взгляды на воспитание.

В "Поучении" рассказывается о том, что его сын Анфим расписывал иконы и переписывал книги для продажи. В этой мастерской вместе с домочадцами сын учился грамоте, "писать и пети, инех иконного письма, инех книжного рукоделия, сверх серебряного мастерства и иных всяких многих рукоделий". Это была своеобразная домашняя школа, после которой часть домашних впоследствии стали священниками, "и в дьяконском чину и в дьяцех и в подьячих и во всяких чинах". Сильвестр советует сыну соблюдать мораль христианина, особенно исполнять необходимые обряды, быть верным на "службе государевой" и служить "верою и правдою безо всякия хитрости". Он советует сыну трудиться и помогать нищим, учиться грамоте, жить лаской, правдой, с любовью.

Благословение от благовещенского попа Сильвестра
возлюбленному моему единородному сыну Анфиму

Сын мой! Ты имеешь на себе и святительское благословение и жалование государя царя, государыни царицы, братьев царских и всех бояр, и с добрыми людьми водишься, и со многими иноземцами большая у тебя торговля и дружба; ты получил все доброе: так умей совершать о Боге, как начато при нашем попечении... В церкви и дома на молитве самому, жене, детям и домочадцам стоять со страхом, не разговаривать, не озираться, читать единогласно, чисто, не вдвое. Священнический

93

и иноческий чин почитай, повинуйся отцу духовному, в дом свой призывай священников служить молебны. В церковь приходя? с милостынею и с приношением. Церковников, нищих, малолетних, бедных, скорбных, странствующих призывай в дом свой, посиле накорми, напои, согрей, милостыню давай в дому, в торгу, на пути. Помни, сын, как мы жили: никогда никто не вышел из дома нашего тощ или скорбен. Имей любовь нелицемерную ко всем, не осуждай никого, не делай другому, чего сам не любишь, и больше всего храни чистоту телесную, да возненавидь хмельное питье; господа ради отвергни от себя пьянство: от него рождаются все злые обычаи; если отжатого сохранит тебя господь, то все благое и полезное от Бога получишь, от людей честен будешь и в душе своей просвет сотворишь на всякие добрые дела.

Жену люби и в законе с ней живи; что сам делаешь, тому же и жену учи: всякому страху Божию, всякому знанию и промыслу, рукоделью и домашнему обиходу, всякому порядку. Умела бы сама и печь и варить, всякую домашнюю порядню знала б и всякое женское рукоделье; хмельного питья отнюдь бы не любила, да и дети и слуги у ней так же бы его не любили; без рукоделья жена ни на минуту б не была, так же и слуги. С гостями у себя и в гостях отнюдь бы не была пьяна, с гостями вела бы беседу о рукоделье, о домашнем порядке, о законной христианской жизни, а не пересмеивала бы, не переговаривала бы ни о ком; в гостях и дома песней бесовских и всякого срамословия ни себе, ни слугам не позволяла бы; волхвов, кудесников и никакого чарования не знала бы.

Если жена не слушается, всячески наказывай страхом, а не гневайся; наказывай наедине, да наказав примолви, а жалуй и люби ее. Также детей и домочадцев учи страху божию и всяким добрым делам. Домочадцев своих одевай и корми достаточно. Ты видел, как я жил в благоговении и страсе Божий, в простоте сердца, в церковном прилежании, со страхом всегда пользуясь божественным писанием; ты видел, как я был от всех почитаем, всеми любим; всякому старался я угодить: ни перед кем не гордился, никому не прекословил, никого не осуждал, не просмеивал, не укорял, ни с кем не бранился; приходила от кого обида - терпел и на себя вину полагал; оттого враги делались друзьями. Не пропускал я никогда церковного пения: нищего странного, скорбного никогда не презрел, заключенных в темницы, пленных, должных выкупал, голодных кормил; рабов своих всех освободил и наделил; и чужих рабов выкупал. И все эти рабы наши свободны, и добрыми домами живут и молят за нас бога, и добра хотят нам всегда. Теперь домочадцы наши все свободные, живут у нас по своей воле. Видел ты, сколько я сирот, и рабов, и убогих, мужского пола и женского, в Новгороде и в Москве вскормил и вспоил до совершенного возраста, научил кто к чему был способен: многих грамоте, писать, петь;

94

иных иконному писанию, других книжному рукоделию; одних серебряному мастерству, других другому какому-нибудь рукоделию, некоторых выучил торговать. Также и мать твоя многих девиц, сирот и бедных воспитала, выучила и, наделив, замуж отдавала; а мужчин мы поженили у добрых людей. Многие из них в священническом и дьяконском чину, в дьяках, подьячих и во всяких чинах, кто чего дородился и в чем кому благоволил бог. Во всех этих наших вскормленниках и послужив-цах ни сраму, ни убытка, никакой продави от людей, ни людям от нас; ни тяжбы ни с кем не бывало, а те кого из них досада и убытки большие бывали, то все на себе понесено, никто того не слыхал, а нам то бог исполнил. И ты, сын, так же делай: на себе всякую обиду понеси и претерпи: бог сугубо исполнит. Гостей приезжих у себе корми; а на соседстве и с знакомыми любовно живи, о хлебе, о соли, о доброй сделке, и всякой ссуде. Поедешь куда в гости, поминки недорогие вези да любовь. А в пути от стола подавай домохозяевам и приходящие, сажай их с собою за стол и питейца также подавай; а маломочным милостыню давай. Если так будешь делать, то везде тебя ждут и встречают, в путь провожают, от всякого лиха берегут... на дорого не разобьют. Кормят вот для чего: доброго за добро, а лихого от лиха, чтобы на добро обратился. Во всем этом убытка нет: в добрых людях хлеб-соль заемное дело; и поминки тоже, а дружба вечная и слава добрая. На дороге, в пиру, в торговле отнюдь сам брани ни начинай, а кто выбранит, терпи бога ради. Если людям твоим случится о ком-нибудь брань, то ты на своих бранись, а будет дело кручиновато, то и ударь своего, хотя бы он и прав был: тем брань утолишь, также убытка и вражды не будет. Недруга напоить и накормить: то вместо вражды дружба. Вспомни великое божие милосердие к нам и заступление: от юности и до сего времени на поруку я не давал никого; ни меня никто не давал, на суде не бывал ни с кем. Видел ты сам мастеров всяких было много, деньги я давал им на рукоделье вперед, много было из них смутьянов и бражников, но со всеми с теми в сорок лет расстался я без остуды, без пристава, без всякой кручины. Все то мирено хлебом да солью, да питьем, да податей, да своим терпением. А сам у кого что покупал, продавцу от меня милая ласка, без волокиты платеж, да еще хлеб и соль сверх. Отсюда дружба во век: мимо меня не продаст, худого товара не даст. Кому что продавал, все в любовь, не в обман: не понравится кому мой товар, назад возьму и деньги отдам; о купле и продаже ни с кем брани и тяжбы не бывало, оттого добрые люди во всем верили, иноземцы и здешние. Никому ни в чем не солгал, не манено, не пересрочено; ни кабалы, ни записи на себя ни в чем не давывал, ложь никому ни в чем не бывала. Видел ты сам, какие большие сплетки со многими людьми бывали, да все, дал Бог, без вражды кончалося. А ведаешь и сам, что не богатством жито с

95

добрыми людьми: правдою, да ласкою, да любовью, а не гордостию, и безо всякой лжи.

Печатается по изд.: Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV-XVII вв. - М., 1985. - С. 227-229.

В ноябре 1715 г. по указу Петра I в Москве и других городах были созданы госпитали для незаконнорожденных детей. Практиковался "тайный принос" младенцев, "дабы приносимых лиц не было видно"1.

После того как императором была уничтожена треть монастырей, а колокола переплавлены на пушки, дороги России заполнили нищие. В июне 1718 г. был издан указ императора, по которому было велено "малолетних и нищих ребят, бив батоги, посылать на суконный двор и к прочим мануфактурам"2. А так как богадельни и госпитали были переполнены, то царским распоряжением сирот отдавали на воспитание людям, а кому было 10 лет - отдавали в матросы3.

Главную заботу о детях-сиротах в этот период несли сельские общины, помещики и монастыри.

В записках Петру I известного дипломата и просветителя, образованнейшего человека своего времени Федора Степановича Салтыкова ("Пропозиции", "Изъявления прибыточные государству") предлагался план развития образования в России.

В записке "Изъявления прибыточные государству" указывалось:

"Сирот и нищих от младенчества до 20 лет... брать и отдавать в церковные приходы... и чтобы церковные причетники тех приходов учили б их словенскому, читать и писать... И при тех церквях велеть построить им кельи... для жилищ их".

Автор предлагал создать для сирот два типа учебных заведений: элементарные и повышенного типа.

"А когда... какой сирота выучится читать и писать... его следует отсылать в "питалища" высшей категории при монастырях, соединенные; как и "питалища" низшей категории, с госпиталями, то есть "странноприимными" учреждениями для престарелых, "бесчувственных и увечных".

96

Программа обучения в "питалищах" повышенного типа разделялась на две части: для мальчиков и девочек.

"Сироты мужеского полу будут обучаться цифири, навигации, архитектуре, механике, рисованию, истории, серебряному, медному и оловянному делу, часовому и резному делу, делу токарному и столярному и японскому лаковому искусству".

Девушки должны были обучаться цифири, рисованию, живописному, швейному, кружевному, ткацкому и прядильному делу. А так как один человек не сможет освоить столько специальностей, предлагалось учеников "не отягощать всякими науками", а определиться к наукам "смотря по их склонности к сему".

"Если ученики окажутся крепостными, то, когда они познают и обучатся своей науке или художеству", направлять их на морскую или сухопутную государеву службу. Тех, которые познают "мануфактурное дело", отпускать на свободу, давать грамоту, так как от их промысла и дохода только польза. Девушек после освоения наук и рукоделия также отпускать на свободу и "велеть им от рукоделия своего питаться".

Из этого проекта Петр I поддержал только идею создания "сиротских монастырей", где бы сироты жили и учились1.

В период царствования Екатерины II в государственном масштабе была сделана попытка воспитать "новую породу людей", утвердить систему сословного воспитания. В государственных воспитательных домах давалось "доброе воспитание" в духе "прямых и основательных правил". Таким воспитанием просвещенная императрица пыталась создать третье сословие "образованных людей, которые способны служить отечеству и владеть различными ремеслами"2. Обоснованием и воплощением идеи "воспитания новой породы людей" занимался Иван Иванович Бецкой (1704- 1795), влиятельный придворный, автор школьной реформы "Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества", который ратовал за создание закрытых учебных заведений для детей дворян. По его проектам начали действовать Смольный институт благородных девиц и Сухопутный кадетский корпус, строго сословные учебные заведения.

Только в изолированных от развращенного общества учебных заведениях, считал Бецкой, можно воспитать новых людей, которые смогут "свободно и прилежно заниматься промышленностью,

97

торговлей, ремеслом". Надо создать новое общество образованных дворян, которые будут справедливо управлять государством и гуманно обращаться с крестьянами. Это воспитание "новых отцов и матерей, которые детям своим те же прямые и основательные правила в сердце вселить могли, какие получили они сами, а от них передали б своим детям, и так следуя из родов в роды, в будущие веки".

В юношах следовало воспитывать высокие нравственные начала, вселив в них "страх Божий", возбудить охоту к трудолюбию и страх к праздности, научить пристойному поведению, учтивости, "соболезнованию о бедных".

Чтобы дети не подвергались влиянию общества, предполагалось детей с 2-5 лет и до 18-21 года воспитывать в закрытых учреждениях "без права вернуться к родителям до того времени, пока в их сердце не будет прочно вкорено спасительное добронравие". И задача такого воспитания - дать не узкоспециальное образование, а готовить всесторонне образованных людей. Даже из Сухопутного шляхетского кадетского корпуса должны выходить не столько "искусные офицеры", сколько "знатные граждане". Этот термин не относился к знатности происхождения, так как в корпус принимали не только дворянских детей.

Разрабатывая методы воспитания в этих учебных заведениях, Бецкой подчеркивал необходимость учитывать возраст ребенка, его задатки и способности. Учитель в этих заведениях должен "быть всегда веселу и довольну, петь; смеяться есть прямой способ к произведению людей здоровых, доброго сердца и острого ума". Кроме того, детей "во время гуляния приводить... различным предметам, дабы через то умножить их любопытство".

Вместе с А.А. Барсовым (профессором Московского университета) Бецкой в 1763 г. разрабатывает "Генеральный план Императорского Воспитательного дома". В январе того года Екатерина II утвердила "Генеральный план Императорского Воспитательного дома" в Москве, а в апреле 1764 г. в доме у Варварских ворот начался прием младенцев. Дети были распределены по отделениям, в малолетнем находились малыши до 2 лет. Их кормили и следили за ними няни. Дети от 2 до 7 лет жили отдельно, 7-11-летние воспитанники учились. В программу обучения входили основы веры, русская грамота, начала арифметики, немного географии, ремесло. В 18-20 лет воспитанники получали вольный паспорт, один рубль и выпускались из дома.

Воспитанники Московского Воспитательного дома должны были разделяться "по их даровитости" "на три разбора": "Первому состоять из тех, которые очевидно отличатся в науках и художествах,

98

второму и который, конечно, величайшее число заключает, из определенных быть ремесленниками и рукодельниками, а третьему, коих понятия тупы, из простых работников". Считалось, что если от природы ребенок не обладает способностями, то никакие старания воспитателей ничего с ним не сделают. Выделив три направления в воспитании (физическое, нравственное и умственное), Бецкой разрабатывает рекомендации по физическому воспитанию. Он подробно останавливается на его особенностях в каждом возрасте, расписывая, какую носить одежду, принимать какую пищу, какие гигиенические правила соблюдать. Отечеству, считал он, нужны здоровые, крепкие и бодрые люди, "способные служить отечеству художниками и ремеслом".

В основе нравственного воспитания, по мнению Бецкого, должна лежать православная вера, чтобы "вселять в юношество страх Божий". И главным в Воспитательном доме должен быть труд, он должен воспитывать ребенка. Сиротам и подкидышам нужно готовиться "служить отечеству делами рук своих", и никогда в Воспитательном доме они не должны быть праздны. С 5 лет следует выполнять "легкую работу", в 7-11 лет - вязать сети, а девочки уметь плести ленты, в 11-14 лет - ткать, стряпать, шить, стирать. В 15-16 лет воспитанники приобретали навыки в ремеслах, для этого при Воспитательном доме создавались специальные мастерские. Питомцы "с природными дарованиями" занимались науками, обучались иностранным языкам, готовились к аптекарскому делу и рисованию.

Наиболее одаренные воспитанники изучали науки и иностранные языки, поступали в Московский университет, а девочки - в мещанское отделение Смольного института благородных девиц. Подготовка ремесленников и торговцев в Воспитательном доме требовала знания географии, обучение родному языку было первостепенным.

Бецкой считал важным давать образование девочкам, так как образованная мать лучше воспитает своих детей, они будут хорошими женами и кормилицами и детей "не помрачат пустыми рассказами, странными повестями о привидениях, о превращениях... Напротив, их разговоры будут подражания достойны, страсти обузданы, обхождение приятно и человеколюбия исполнено".

Воспитательные дома (московский и петербургский) получали от императрицы значительные суммы, а также льготы и привилегии. Так, при основании московского Воспитательного дома от императрицы и наследника поступило 150 тыс. рублей, а также земельный участок для строительства с домами и огородами, мельницей, банями. Из казны на сиротские дома каждой губернии было

99

выделено по 15 тысяч рублей. Любопытен тот факт, что императрица, узнав, что дворянство собирает деньги на сооружение ей памятника, повелела передать все эти средства Приказу общественного призрения1.

Воспитательные дома при заключении контрактов освобождались от пошлин, могли покупать и продавать землю и строения, открывать фабрики, заводы, мастерские2.

В царствование Екатерины II незаконнорожденные подкидыши до совершеннолетия поступали в Ведомство приказов общественных учреждений, а затем становились вольными. Ранее же, по Соборному Уложению царя Алексея Михайловича, подкидыши становились крепостными3.

В 1777 г. Указом Сената Воспитательный дом был открыт в Петербурге. Повелением императрицы все "призреваемые дети... не имея пропитания, присмотра и призрения" зачислялись навсегда в ведомство Воспитательного дома.

Вскоре Воспитательные дома стали создаваться в других крупных городах России. Дети со слабым здоровьем воспитывались в домах, большинство же после кормилицы отдавались в благонадежные семьи, где оставались до 21 года. Плата за содержание и одежду определялась в зависимости от возраста. За этими детьми наблюдали окружной врач и надзиратель от воспитательного дома. В доме были мастерские, в которых готовили лекарей, сельских учителей, повивальных бабок, нянь, телеграфистов, объездчиков и шкиперов для торгового флота. Так, в 1892 г. под опекой Санкт-Петербургского Воспитательного дома находились 33955 детей и взрослых (через 100 лет после создания). В их числе были и на грудном вскармливании, в приюте, под патронажем в семьях, в больницах, на обучении в училищах и в подмастерьях, в земледельческих колониях, в служебных должностях. Воспитательный дом был центром опеки и попечительства.

Генеральный план
Императорского Воспитательного дома

(в сокращении)

Глава II. О принимаемых в Воспитательный дом младенцах

1. Как родительницы сами или их поверенные в том, так и посторонние люди мужеского и женского рода, поднимая младенцев, могут их

100

приносить в Воспитательный дом, где оных принимать немедленно должно, не спрашивая у приносящего, кто он таков и чьего младенца принес. Но только спросить, не знает ли он, крещен ли тот младенец и как ему имя, разве приносящие сами похотят объявить что-нибудь обстоятельное, и, оное у них выслушав, в записку внесет.

2. По способности каждого можно таких младенцев приносить ко всем приходским священникам, богадельням и монастырям, здешним мужским и женским, ночью или днем, а привратникам, принимая их по вышеописанному, ни о чем не спрашивать, кроме крещения младенцев и имени, а относить в Воспитательный дом того же часа, где за всякого принесенного младенца выдано будет за труд по два рубля. А когда таких младенцев днем или ночью понесут мужского и женского рода люди, оных полицейским и другим командам и рогаточным караулам не удерживать и, кто таковы и куда несут, не спрашивать, но всякое вспоможение и от наглостей других защищение чинить.

3. По принесении младенца надзиратель и эконом тут же должны записать: 1) день, время, пол; все что о нем от приносящего объявлено будет; 2) все, в чем младенцы, то есть одежду и пр.; 3) природные пятна и знаки, если какие усмотрены будут. Если младенцы не крещены, то священник один должен всегда крестить женский, а другой, всегда мужский пол...

Имя внести в записку и притом из него крест с выраженным номером, под коим он в книгу записан, и напоследок по осмотру лекарскому отослать его в залу новоприносимых младенцев, где принесенную с ним одежду хоть ли оная не в самых гнусных лоскутьях состоять будет, снять и, заменив младенцевым номером, положить на сохранение в особенный магазин, а ему выдать новое белье, пеленки и прочее платье из магазина главной надзирательницы, после чего отдается младенец на руки кормилице или няньке.

4. Кормилица, у которой своего собственного ребенка нет, может двух младенцев своею грудью довольствовать, но как таковое множество хороших кормилиц трудно сыскать, то по недостатку оных способнее содержать нянек, которые младенцев должны выкармливать другою приличною пищею, как им предписано будет.

5. Младенцев кормилицам или нянькам кормить до двух лет, а после переводить их в большие покои и воспитывать обще с прочими. По прошествии же третьего и до окончания шестого или седьмого года могут оба пола жить вместе, и за всякую легкую работу приниматься.

6. От седьмого до одиннадцатого года как мальчики, так и девочки ходят по одному дому каждый день в школу и учатся читать и первым основаниям веры для вкоренения в них заблаговременно страха Божия. В те же годы мальчики учатся вязать чулки, колпаки, сети и пр.,

101

тако привыкают к садовой работе, а девочки упражняются в пряже, в вязании, в тканье лент и тесем, в плетенье кружев и пр.

7. От одиннадцати до четырнадцати лет мальчики, по силе своей и по состоянию, пеньку, лен, шерсть и пр., чистят, чешут и приготовляют, а взрослые девочки из того делают пряжу и далее вырабатывают: так ткут шелковые и другие ленты, полотна и пр.; мальчики от часу больше привыкают к огородной и дворовой работе. Девочки по очереди стряпают, хлебы пекут, моют, гладят, крахмалят, шьют и в прочих домашних работах упражняются.

В сии годы мальчики, и девочки по час на день обучаются писать цыфры, а также катехизис; притом же за всем крайне наблюдать, чтобы юношество привыкало к трудолюбию и к чистоте.

8. По прошествии четырнадцати или пятнадцати лет должны как мужского, так и женского пола дети приготовятся к совершительному окончанию разных мастерств; и так мальчиков отдавать учиться мастерствам, какие они по склонности выберут. На обучение всего времени в простых мастерских четыре или пять лет полагается. Сих мастеров иметь честного жития при Воспитательном доме. А в построенных особенно покоях, для того, чтоб отданные им в науку дети, будучи под присмотром начальников, тем лучше могли предохранены быть от повреждения до добрых своих нравов, с которыми воспитаны были.

9. И по изучению оного, хотя бы уже кто был двадцати лет или и более, однако из границ оного дома еще не выпускаются /буде же не все то большая часть/; но по добровольной женитьбе с тутошнею воспитанницею имеют пользоваться года три или четыре в мастерских при том доме покоях, работая на себя за плату...

10. Что до пищи воспитываемых в сем Доме принадлежит, то должно их кормить по три раза в день в построенных для того залах всех вместе, под присмотром надзирателей и надзирательниц для отвращения всякого непорядка. А как всем довольно известно, что по изысканию знающих людей найдено, сколь много красная и зеленая медь здоровью и жизни вредительна и приключает многие бесчисленные беды..., почему больше обыкновенного и предосторожности иметь должно. Того ради всякая поваренная и прочая медная посуда от сего Дому совсем без изъятия отрешается, какова б звания ни была, а содержат железную.

11. Если из множества воспитываемых детей найдутся некоторые такого понятия и остроты, что государству больше пользы принести могут изучением наук и художеств, нежели каким-нибудь грубым мастерством, то дарования такового не должно пренебрегать, но и по довольном испытании особенной к тому способности отсылать их для наук (ежели низко невозможно будет) в Московский университет, а для

102

художеств в Академию художеств. Некоторым же того рода знаниям, а особенно садовому, должно при Воспитательном доме обучать, так как и некоторые мастерства собственно в оном доме заведены и в большее совершенство приведены быть могут. Для лучшего успеха в художествах особенно надлежит назначаемых ко оным молодых людей обучать рисовать, чтению художественных книг и писать по крайней мере столько, чтобы они приличные к сему их намерению книги в свою пользу разуметь могли, без чего они не иначе, как только посредственными художниками в век свой останутся, чему ежедневно видеть можно неоспоримые опыты.

Напротив же того, через чтения книги могут всеми новыми изобретениями пользоваться, которыми оные, как известно, всегда изобилуют. Из сего столь преполезного основания в изучении не исключается и женский пол.

12. Надеяться можно, что... многие... люди в других городах, по человеколюбию, спасения ради своего, разным образом оставленных родителями младенцев принимать и воспитывать до несколько лет не оставят; по прошествии двух, трех лет и более, не свыше пяти, могут их, для совершенного воспитания и обучения, привозить в удобное летнее время и отдавать в Москве в Воспитательный дом в число принадлежащим к оному на основании плана, с показанием, когда принят, крещен или по приеме при которой церкви крещен, и в других случающихся при том обстоятельств, исключая из оного, по ясным доказательствам, крепостных, отданных под видом обмана.

13. Буде же на содержание которого младенца обоего пола при принесении его и после того единожды пяли погодно на особое содержание от кого, хотя и неизвестного человека, давать будут деньги, то по числу оных, по изволению его, лучше других пищею и одеждою содержан и обучаем быть имеет.

Печатается по изданию: Антология педагогической мысли России XVIII в. - М., 1985. - С. 151-155.

Вопросы и задания

  1. Забота о детях в истории России (исторические документы).
  2. Литературные памятники о воспитании детей в семье ("Поучение Владимира Мономаха", "Домострой").
  3. Государственная политика защиты детей в XVIII в.
  4. Содержание воспитательной работы в воспитательных домах по "Генеральному плану Императорского Воспитательного дома".

103

Литература к лекции

  1. Антология педагогической мысли России с древнейших времен до XVIII в. - М., 1985.
  2. Антология педагогической мысли России XVIII в. - М., 1985.
  3. 3. Бахрушин С. Организация попечения о беспризорных детях в Москве. - М., 1916.
  4. 4. Беляков В.В. Сиротские детские учреждения России. - М., 1993.
  5. Об общественном призрении в России. - СПб., 1813.
  6. Ошанин М.О. О призрении покинутых детей. - Ярославль, 1913.
  7. Димова И. Русские благотворительницы//Учительская газета. - 1992. - № 9.
  8. Максимов Е.Д. Начало государственного призрения в России//Трудовая помощь. - 1900. - № 1.
  9. Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. - М., 1995.
  10. Яблоков Н.В. Призрение детей в воспитательных домах. - СПб., 1901.

104


1 См.: Антология педагогической мысли Украинской ССР. - М., 1988. - С. 599.
1 См.: Антология педагогической мысли Украинской ССР. - С. 59.
1 Младшие дружинники князей и бояр (X-XI вв.), принимали участие в военных походах, собирании дани, прислуживали князю, вели его хозяйство. По Пространной "Русской Правде" - это низшая княжеская администрация.
1 См.: Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза, И.А.Эфрона. - СПб., 1892. - Т. 13. - С. 276.
2 Наказание - в XVI в. слово означало "учить", "поучать", "наставлять" и т.д.
1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М., 1978. - С. 661.
2 Максимов Е.Д. Начало государственного призрения в России//Трудовая помощь. - 1900. _ № 1. - С. 58.
3 См.: Беляков В.В. Указ. соч.
1 См.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. - М., 1963. - Кн. IX. - С. 507.
2 См.: Яблоков Н.В. Призрение детей в воспитательных домах. - СПб., 1901. - С. 24.
1 См.: Российское законодательство X-XX вв. - Т. 5. - С. 260, 261, 316.
2 Беляков В.В. Сиротские детские учреждения России. - М., 1993. - С. 10-11.
3 Там же.- С. 12.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.