ЛЕКЦИЯ 9. СЕМЕЙНОЕ ВОСПИТАНИЕ И ДОМАШНЕЕ
ОБРАЗОВАНИЕ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.

М.М. Манасеина о развитии ребенка от рождения до университетского возраста. П.Ф. Лесгафт о воспитании ребенка в семье. "Воспоминания" П.А.Флоренского. Образование в дворянской семье, воспитание крестьянских детей.

Предмет социальной педагогики, историю социального воспитания нельзя рассматривать в отрыве от уровня и развития теоретических вопросов воспитания и образования. История и теория социальной педагогики взаимозависимы, их нельзя применять разрозненно, в отрыве друг от друга.

В истории отечественной культуры социальная педагогика складывалась, впитывая практику семейного, сословного, православного и одновременно народного воспитания, как воздействующие на человека в обществе1. Как развивается ребенок (подросток) под этим воздействием, как формируется его личность, его изменения были предметом исследований многих отечественных педагогов в XIX в. Поэтому прежде чем рассмотреть семейное и православное воспитание, остановимся на работах некоторых из них, посвященных вопросам развития личности ребенка.

М.М.Манасеина (1842-1903) Обратимся к наследию ученых и практиков, малоизвестных в советское время. Исключительность авторского исследования Марии Михайловны Манасеиной о развитии человека от рождения до университетского возраста состоит в том, что проводила его врач, психолог, физиолог и писатель. Ее первая книга "О воспитании детей в первые годы жизни" вышла в свет в 1870 г. и была встречена с одобрением.

Автор писала о том, что важно знать родителям для правильного воспитания ребенка: о наследственности, о браках между родственниками, о беременности. Как предотвратить заболевания

126

ребенка, как правильно направлять его умственное развитие, удовлетворять и развивать его любознательность и память, воображение и речь. Опираясь на психологию и физиологию ребенка, она сделала вывод, что воспитание - самая важная и сложная наука. Оно возможно только в единстве его физической, нравственной и умственной сторон. Дробить воспитание на отдельные элементы нельзя, так как многостороннее развитие ребенка составляет единое целое.

М.М.Манасеина оставила потомству свой уникальный труд "Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования" (1894-1899). Ни до, ни после нее не было попыток охватить непрерывность воспитания от рождения и до зрелости так глубоко и многосторонне, анализируя различные стороны воспитания: физическое, нравственное, религиозное и умственное, семейное и общественное.

Свое исследование М.М. Манасеина не окончила. Она планировала выпустить семь книг, было издано только пять, две последние работы она не успела закончить. Они были подготовлены, но свет не увидели.

  • 1-я - "О религиозном воспитании от 1 года до 21".
  • 2-я - "Воспитание ума, речи, памяти, внимания, сознания, воображения".
  • 3-я - "Воспитание чувств, настроений, воспитание воли, самообладания совести, эстетической стороны человека".
  • 4-я - "О физическом развитии человека".
  • 5-я - "Об эмбриологическом воспитании".
  • 6-я - "Исторический очерк различных систем воспитания и образования".
  • 7-я - "История университетского образования и его задачи в будущем".

В советское время из-за первой книги о религиозном воспитании эти исследования не публиковались.

Попытаемся из огромного числа поднятых проблем рассмотреть только две: о воспитании настроений и образовании ума. Социальному педагогу эти ее исследования даже через сто лет помогут в работе.

Анализируя воспитание настроений, автор отмечает, что это направление в воспитании человека совершенно не изучено. В то же время, отмечая важность воспитания настроений, она доказывает, что индивидуальные особенности характера человека обусловлены преобладанием определенных настроений.

Настроение рассматривается автором в сравнении этого психологического процесса с физическими потребностями тела, которое,

127

встречая препятствия к своему удовлетворению, воплощается в сознании в форме самых разных ощущений. Настроение, по ее мнению, - это мостики, переброшенные из психической жизни человека в физическую. Она объясняет причины изменения настроений у человека: от общения, неудовлетворения, болезней. Безусловно, люди пытаются изменить свое настроение, принимая различные возбуждающие средства, но это только притупляет эффект.

Автор ставит вопрос: как воспитать настроение ? Наряду с физическими существуют и психологические условия различных настроений.

Хорошее настроение чаще всего преобладает у людей заурядных способностей, так как при таких способностях легко получается равномерное развитие, то есть ни одна из сторон душевной жизни заурядного человека не развивается чрезмерно, в ущерб другим. Все душевные силы человека получают необходимую деятельную работу. В результате этого - жизнерадостное настроение.

Для равномерного развития и деятельности душевных сил человеку нужно определенное и целостное мировоззрение, которое дает ему и конкретные цели и возлагает определенные обязанности.

Известно, что чувства одного человека могут передаваться другим: смех, слезы, зевота. При виде плачущего человека сначала мысленно, а потом и реально повторяет его мимику - настроение передается. Но это не значит, что передаются все чувства. Это должен помнить и учитывать воспитатель.

М.М. Манасеина приводит убедительную классификацию настроений:

1-я группа (нормальное) - веселое, жизнерадостное настроение - результат равномерного развития разнообразных сил и способностей души и тела человека. При работе с этой группой детей в возрасте от года до восьми лет воспитатель должен обращать внимание на даже временное отсутствие у ребенка веселого настроения, так как это указывает или на физическое расстройство ребенка, или на то, что психическое развитие совершается неправильным односторонним путем. В некоторых семьях в 3 года заставляют ребенка учить серьезные стихи, что приводит к его угнетенному настроению. Воспитатель должен помнить, что удрученное состояние перерождается в характер.

Ко 2-й группе относятся настроения, которые развиваются вследствие вялого кровообращения. М.М. Манасеина определила, что у детей апатичного настроения наблюдается застой кровообращения со значительными накоплениями в ногах во время сидячего и стоячего положения. Для этих детей характерно равнодушное, ленивое

128

настроение, которое составляет основу флегматичных темпераментов. Для таких детей необходимы прогулки на воздухе, гимнастика, спорт.

3-я группа настроений - застенчивость, стыдливость, робость, смущение. Дети, подверженные таким настроениям, прячутся от каждого незнакомого, трудно осваивают любое изменение окружающих условий. В более старшем возрасте они ненаходчивы. Если в раннем детстве не побороть застенчивость, то это настроение перерастает в патологические формы в период половой зрелости. У таких детей недостаточно развиты мышцы, что приводит к слабому волевому контролю над другими мышцами, которые не задействованы в конкретный момент: гримасы во время письма или игры на пианино и т.д.

М.М. Манасеина утверждает, что конфузливое настроение обусловлено произвольным состоянием мышечной системы, когда мышцы "не слушаются" воли, трудно контролируемы. Дети этой группы часто и сильно краснеют, в большинстве случаев беспричинно. В их воспитании следует обращать внимание на закаливание, занятия гимнастикой, плаванием, спортом, проводить игры на воздухе, необходимо воспитывать волю, которая может повлиять на уверенность ребенка.

К 4-й группе настроений Манасеина относит те, которые развиваются на почве ускоренного кровообращения и усиленной раздражительности нервной системы. Это настроение беспокойства, раздражительности, вспыльчивости. Мышечная система этих детей быстро усваивает правильность и координацию движений, но они с трудом выдерживают длительную продолжительность того или другого движения. При письме быстрее пишут мелкие буквы, чем крупные, заглавные, не могут спокойно сидеть на уроке, часто плачут, одарены богатой мимикой. У них быстро возникают ассоциации, они не жадны, бывают застенчивы. С годами это настроение перерождается, дети хотят все оспаривать, противоречить. Важно обратить внимание на то, чтобы при еде они пережевывали пищу, жидкость не пили залпом, чаще гуляли на воздухе; необходимо приучать их к ритмическим движениям, а также сидеть смирно.

5-я группа настроений является результатом ненормальных примесей в крови - это настроения тоскливости, угнетенности, хандры.

В самом раннем возрасте возможно такое состояние печени, когда желчь в малых дозах поступает в желудок, а также в кровь. Малыш беспричинно плачет. Для маленького ребенка хандра - неестественное состояние. Если она часто повторяется, то станет

129

привычным состоянием. Люди такого настроения нежелательны в семье, в обществе. Поэтому с раннего возраста нужно следить за тем, чтобы пища у ребенка была здоровой.

6-я группа настроений может быть названа скукой. Манасеина определяет скуку как скудность и однообразие впечатлений. Такое определение автор называет относительным, так как одним людям в одной и той же обстановке бывает скучно, а другим - нормально. Настроение скуки начинается тогда, когда внимание человека остается незанятым, а область сознания лишена новых впечатлений. Автор рекомендует управлять вниманием, для чего нужно убирать препятствия, которые мешают правильному ходу психической жизни.

Препятствия эти состоят в том, что недисциплинированное внимание не может снабжать сознание необходимым для психической деятельности материалом. Воспитатель должен следить, чтобы не развивалась наклонность к быстрым переходам от одного ощущения к другому. Следует ограничивать число игрушек у ребенка, приучая ремонтировать старые, находить в них что-то новое.

7-я группа настроений - мечтательность, рассеянность. Малыши в таком настроении любят удаляться от всех в уголок, разговаривают сами с собой. С годами эта привычка переходит в мечтательность "про себя". Дети рассеяны, их часто наказывают. Это объясняется неправильным развитием внутреннего внимания, его неумением подчиняться внутренней воле, ребенок стремится останавливать внимание на вещах более приятных для него. Это перерастает в стремление человека жить не настоящим, а будущим.

Автор говорит, что такие дети обладают высокими способностями, но они рассеяны и внутренняя недисциплинированность сказывается на их учебе. Они трудно усваивают математику. Работая с ними, необходимо воспитывать у них внутреннее внимание, тренировать в счете, упражнениях с отвлеченными понятиями, приучать наблюдать за явлениями внешнего мира.

М.М. Манасеина делает вывод, что все группы настроений, кроме первой, развиваются вследствие различных отклонений от нормы.

Отсюда следует фиксировать у ребенка все отклонения настроений, чтобы предотвратить их развитие.

В процессе воспитания с первых лет жизни важно приучать детей сохранять жизнерадостное настроение среди всевозможных обстоятельств волнений, тревог, обращать их внимание не столько на горестные случаи их жизни, сколько на радостные, приятные события.

130

Остановимся еще на одном исследовании М.М.Манасеиной: об умственном воспитании ребенка. Проанализируем отрывок из ее работы "Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования".

М. М. Манасеина

О воспитании ума (до 8 лет)

(отрывок)

...Господствующая система воспитания детей, отнимающая у малюток почти всякую возможность интеллектуальной самодеятельности, в то же самое время силой вещей вынуждена бывает предоставлять им большую или меньшую свободу в деле развития мышечной системы, в сфере различных мышечных актов, так как путем пассивной механической гимнастики дети не могут научиться разнообразным движениям. Одним словом, при воспитании детей их лишают по возможности всякой самодеятельности в психическом отношении и в то же время по необходимости вынуждены бывают предоставлять им свободу самодеятельности в деле упражнения и развития их мышц. Что же удивительного после этого в том, что люди цивилизованной Европы видят личную свободу не в условиях самообладания и самодисциплины, а напротив того, в возможности давать больший или меньший простор своей мышечной системе, то есть силе мышц, захватывающих делаемое и удерживающих его силой кулака. Не должно забывать, что всякое самообладание, самодисциплинирование является всегда и везде результатом самостоятельной и деятельной психической жизни; а для этого человек должен привыкать с пеленок самостоятельно пользоваться дарованными ему душевными силами и способностями, и тогда-то он действительно может обретать свободу мысли, слова и действий.

Ввиду стремления, общего всем людям, объяснять все и вся по аналогии с собой маленькие дети при ограниченности их опыта и знаний, выслушивая басни и сказки, удивляются сравнительно мало, так как им кажется вполне вероятным, что все животные, растения и даже предметы неорганического мира и чувствуют, и рассуждают подобно людям. Ввиду этого и басни, и сказки я вовсе не могу признать за средство развивать воображение малютки; хотя обойтись без них при воспитании было бы трудно именно ввиду их соответствия детскому возрасту. Но давать им первенствующую роль не следует, напротив того, даже детей от 1 до 8 лет необходимо знакомить с явлениями незнакомой им еще реальной жизни во всех ее разнообразных формах, вследствие этого детям надо и рассказывать и читать о жизни других детей, о детстве их отца, их матери, их деда, бабушки и т.д.; их

131

следует знакомить с жизнью других стран, в другом климате, среди других народов. Точно так же детям следует в рассказах и в чтениях давать короткие очерки жизни различных животных, растений; их следует знакомить и с ролью разных предметов неорганической природы, одним словом, при воспитании детей от 1 до 8 лет следует всегда помнить, что им прежде всего и главным образом следует по возможности полнее и лучше освоиться с окружающим миром. Следовательно, им нужны не сказки, а факты и факты, наблюдения и опыты, при всем том надо по возможности больше приучать детей к самодеятельности, памятуя, что каждому ребенку предстоит быть человеком и, следовательно, ему предстоит вести жизненную борьбу во всевозможных ее видах, борьбу с природой, борьбу с другими людьми и, главное, со своими собственными дурными наклонностями, со своим собственным эгоизмом.

Для всего этого будущий человек должен возможно лучше научиться самостоятельно наблюдать, самостоятельно думать и самостоятельно действовать.

Сказки допустимы только те, в которых в поэтической форме заключена какая-нибудь мысль, и в этом отношении всегда следует отдавать предпочтение народным сказкам, в которых воплощены бывают и наиболее дорогие данному народу мечты и стремления, и те выводы, к которым народ пришел на основании жизненного опыта.

При воспитании воображения следует помнить, что оно оказывается тем пышнее, чем богаче бывает у того или иного человека запас ощущений, представлений, понятий, запас чувств, стремлений и, следовательно, чем больше мы будем давать детям возможности упражнять свои органы ощущения, набирая все новые и новые знания, тем богаче окажется и содержание их воображения. Это с одной стороны, а с другой - воображение в качестве свободного проявления собственной жизни нервно-мозговых приборов окажется у ребенка тем деятельнее, чем больше мы его приучим к самостоятельному мышлению.

Воспитатели должны помнить, что жизненной атмосферой воображения служит именно психическая свобода. И потому повторяю и настаиваю - маленьких детей надо вести так, чтобы они привыкли самостоятельно мыслить и отстаивать свои детские мнения, и окружающие люди должны с полной терпимостью и совершенно серьезно относиться к детским умозаключениям, как бы наивны и ошибочны они ни были. К тому же в ошибках и промахах детской мысли зачастую как в зеркале отражаются заблуждения человеческой мысли вообще...

Печатается по изд.: Антология пед. мысли России второй половины XIX - начала XX в. - М., 1990. - С. 408-410.

132

Семейное воспитание в истории отечественного образования, его особенности в России, социальные проблемы семьи - огромная тема. В советской педагогике она чаще рассматривалась в разделе "семья и школа".

До 1917 г. в работах видных педагогов обязательно давались рекомендации по какой-нибудь проблеме семейного воспитания. В небольших книжечках, рассчитанных на широкий круг читателей, публиковались проповеди служителей церкви, в которых были обращения к родителям, как нужно воспитывать детей.

Миклухо-Маклай в своем малоизвестном наследии представлялся нам только как этнограф и путешественник, хотя это только десятая часть его научных трудов; у него имеются статьи о семейном воспитании и важности отношений отца и сына.

В начале XX в. группа известных русских педагогов (П.Ф. Каптерев, П.Ф. Лесгафт, И.А. Сикорский, В.П. Острогорский) принимают участие в издании "Энциклопедии по семейному воспитанию и обучению".

По вопросам семейного воспитания проводятся Всероссийские педагогические съезды. Организатором одного из них был Петр Федорович Каптерев. С ярлыком "буржуазный педагог" (Н.К.Крупская) он 70 лет не был известен советскому учительству. Однако ему, Каптереву, принадлежит ряд работ по педагогике семейного воспитания, об особенностях дошкольного воспитания, о состоянии образования, о подготовке учителя, о содержании обучения и истории отечественной школы и педагогики. В журнале "Народная школа" еще в 1875 г. он писал, что воспитание детей в семье должно начинаться с момента рождения. Однако часто родители устраняются от духовного влияния на ребенка, ограничиваются физической стороной воспитания. Родители должны знать все процессы, которые совершаются в развитии ребенка. "Без этого знания, - писал Каптерев, - воспитание невозможно".

И самым важным в семейном воспитании должно быть знание, что "первые три-четыре года ребенка составляют самое важное время всего воспитательного процесса". Именно в эти годы закладываются основы дальнейшего развития и образования ребенка.

В начале XX в. русская городская семья переживает изменения. Браки становятся расторжимыми. Вовлечение женщин в производство порождает необходимость создания детских яслей и садов. Поэтому огромное внимание уделялось семейному, дошкольному воспитанию.

П.Ф.Лесгафт (1837-1909) Более 40 лет во второй половине XIX в. занимался научной, педагогической и общественной деятельностью замечательный русский педагог Петр Францевич Лесгафт.

133

Его исследования становления всесторонне развитой личности, физического развития человека, а также создание теории развития ребенка в семье - огромный вклад не только в историю отечественного образования, но и медицинской науки и отечественной культуры в целом.

Петр Францевич Лесгафт родился в семье ювелира. После окончания гимназии, а затем Медико-хирургической академии (1861) занимался исследовательской работой; в 1865 г. ему была присвоена степень доктора хирургии; с 1868 г. он профессор, затем заведующий кафедрой физиологического факультета Казанского университета.

В медицине он известен как основоположник функционального направления в анатомии, гигиены физических упражнений, лечебной гимнастики, как автор учебников по анатомии и биомеханике физических упражнений; считался лучшим врачом по заболеваниям костно-мышечной системы.

Его работы о физическом воспитании были результатом многолетнего исследования гимнастических занятий с детьми и взрослыми, его наблюдений за развитием ребенка и взаимосвязью физического, умственного, нравственного формирования личности.

В своих работах "Об играх и физическом воспитании в школе" (1883), "О наказании в семье и его влиянии на развитие типа ребенка" (1884), "Школьные типы" (первая часть его "Семейного воспитания") (1884), "Руководство по физическому воспитанию детей дошкольного возраста" (1888) Лесгафт обращается к общим вопросам воспитания, определив методы физического, нравственного, школьного и семейного воспитания.

Основная деятельность ученого была связана с Медико-хирургической академией и Петербургским университетом. Создав Общество содействия физическому развитию, он устраивает детские спортивные площадки, катки для ребят и взрослых. Он был создателем первых женских Высших курсов (1890) в России, на которых готовили воспитательниц и руководительниц физического воспитания. В 1906 г. Лесгафт открывает Вольную высшую школу, где читались лекции для рабочих. Он добивается открытия Естественно-исторических курсов Общества народных университетов. Однако работать в них ему не пришлось, заболев, он умер.

Заслуги П.Ф. Лесгафта в истории отечественного образования огромны. Он стал основателем отечественной науки о физическом воспитании, им исследовалось взаимодействие физиологических и психологических процессов в развитии ребенка.

Рассматривая проблему всестороннего развития личности ребенка, ученый относил к числу главнейших вопрос о роли наследственности.

134

Он признавал наследование конструкции тела, строения органов, особенностей проявления энергии человека. Но в физическом и духовном развитии ребенка он придавал решающее значение среде, воздействию окружающих людей.

"Большинство воспитателей, - писал он, - в случае неудачи своих педагогических мероприятий охотно сваливают все на пресловутую "наследственность", "на прирожденную испорченность" детской натуры... и верить не хотят, что "испорченность" ребенка школьного и дошкольного возраста есть результат системы воспитания, за которую расплачивается все-таки один воспитанник".

Он осуждал педагогическое невежество воспитателей и родителей, не знающих своего ребенка, указывал, что многие пороки у детей создаются самими взрослыми и условиями среды. "Злым ребенок будет только тогда, - писал он, - когда его раздражают и оскорбляют несправедливостью, произволом и неправдой. Лень у него появляется тогда, когда его насильно заставляют производить непосильную, несоответствующую его занятиям и подготовке, следовательно, логически непоследовательную работу или работу сильно, угнетающую его однообразием, утомительным действием".

Свою теорию "об идеальной нормальной личности" Лесгафт изложил в книге "Семейное воспитание ребенка и его значение", рассматривая физическое, умственное, нравственное, трудовое и эстетическое развитие ребенка как единое целое. Он пытается ответить на вопросы: чем определяется нормальное физическое и нравственное развитие ребенка, почему у детей так много отклонений от нормального развития человеческого организма? По мнению ученого таких причин множество.

  • Во-первых, ребенок должен быть окружен атмосферой любви. Если он будет лишен этого чувства с детства, то сам всю жизнь не будет способен любить, делать людям добро.
  • Во-вторых, воспитатель должен быть эталоном нравственности, человеком слова и дела. Лучше, если этим человеком будет мать.
  • В-третьих, атмосфера труда в семье должна быть радостной, так как ребенок этому учится сначала в игре, а потом уже работая со взрослыми.
  • В-четвертых, следует исключить из жизни ребенка лакомства, роскошь, нищету, азартные игры, табак, беспорядочную еду.
  • В-пятых, чередовать занятия ребенка: труд - с игрой, игру - с учением, рисование - с лепкой и т. д. Выбирать занятия должен сам ребенок, а не родители.
  • В-шестых, следует постоянно следить за нагрузкой ребенка, не допускать перегрузки в учении и труде.

135

  • В-седьмых, следить, чтобы ребенок не был с безнравственными детьми.

До 7 лет, считал Лесгафт, ребенок повторяет все за взрослыми и только в 7 лет вырабатывает свои "нравственные основания" и может оценивать поведение и поступки окружающих. Поэтому взрослые должны следить за каждым своим поступком. В дошкольном возрасте "складывается его тип, усваиваются им обычаи и привычки данный местности и семьи". Этот период имеет большое влияние на судьбу человека, оставляя след на всю жизнь.

Критикуя семейное воспитание, ученый обращает внимание на то, что и семья и школа не вырабатывают у ребенка самостоятельности, не приучают его рассуждать. А раннее определение ребенка в школу уничтожает его индивидуальность, "его самостоятельное проявление, содействует развитию в нем стадности за счет развития личных его способностей".

В воспитании следует помнить, "что нельзя ребенка сделать человеком, а можно только этому содействовать и не мешать, чтобы он сам в себе выработал человека".

Лесгафт выделяет "основания", точнее, основы воспитания ребенка в семейный период. Это соблюдение чистоты, отсутствие произвола взрослых, последовательность взрослых в словах и делах, признание ребенка как полноправного человека.

Чистота, указывал он, необходимое условие предупреждения болезней и детской смертности. "Большая смертность детей семейного периода всегда больше бывает там, где распущенность нравов и неопрятность всего сильнее развита".

Отсутствие произвола не даст ребенку впитать эти качества в себя, не позволит поступать так по отношению к другим.

Последовательность в отношении слова и дела важна в воспитании ребенка в том плане, что "на ребенка главным образом влияет дело, а не слово", ребенок формируется "под влиянием поступков, которые видит".

Признание ребенка как личности Лесгафт выдвигает как протест против обращения с ребенком, как с куклой, "существующей для потехи взрослых". И в то же время он предостерегает, что нельзя потворствовать капризам ребенка, "превращать их в кумиров".

Считая наилучшей средой для воспитания ребенка семью, он главную роль отводит матери, подчеркивая, что "умная, толковая, правдивая и любящая мать... никогда не допуская произвола, лжи или оскорбления ребенка, будет в состоянии содействовать его умственному развитию и установлению его нравственного характера... Вовремя сказанным словом и разъяснением сумеет поддержать деятельность ребенка, а также будет содействовать усвоению

136

им понятий о правде, будет непременно содействовать развитию сознательной деятельности".

Такая мать, писал Лесгафт, "никогда не отдаст своего ребенка в детский сад, ее семья никогда и ни в коем случае не может быть заменена школою, начинающейся с трехлетнего возраста ребенка". В то же время он признавал существование детских садов как необходимость и предлагал изменить содержание их работы. В группе детского сада должно быть не более 4-5 детей, их организация должна быть близкой к семье, создавать их следует на природе.

В семейном воспитании Лесгафт огромное значение придавал игре, игрушкам, считая, что это богатое средство для умственного, физического, нравственного воспитания. Он разделял игры для семейного и школьного возраста. Ребенок семейного возраста в своей игре повторяет все, что видит в окружающей жизни, при этом развивается его наблюдательность, он приобретает навыки в труде.

Работа П.Ф Лесгафта "Семейное воспитание ребенка и его значение" представляет научный интерес в том плане, что в ней дается возможность всем, кто занимается с детьми, понять "психическое отправление" ребенка, его "индивидуальные свойства", не зная которых воспитатель "может ежеминутно встать в тупик перед проявлением той или иной черты нрава воспитанника".

В первой части книги под названием "Школьные типы" он характеризует детей по типами поведения: лицемерные, честолюбивые, добродушные, мягко-забитые, злостно-забитые, угнетенные и нормальные. Нормальный тип - это идеал воспитания, достигаемый при "полной гармонии между умственным и физическим развитием".

Лесгафт дает характеристики детям, которые только пришли в школу и прежде их воспитание проходило в семье; обращает внимание родителей на недостатки семейного воспитания, приводящие к формированию у детей отрицательных привычек и черт характера.

Заметим, что некоторые ученые такую классификацию П.Ф. Лесгафта считают неполной, так как он ограничивается только влиянием на ребенка среды и нравственных идей. Здесь, конечно, не следует забывать, что одни и те же условия семейного воспитания могут по-разному влиять на детей. Так, угнетающие условия могут подавить слабого и вызвать злобу и сопротивление сильного.

Но даже считая, что эти "отвлеченные психологические образы" являются результатом ошибок семейного воспитания, неправильного

137

влияния взрослых, рассмотрение этих "типов" представляет интерес для современного практика, социального педагога.

П. Ф.Лесгафт

Школьные типы (антропологический этюд)

(в сокращении)

Лицемерный тип

Ребенок лицемерного типа при появлении в школе отличается обыкновенно скромной внешностью, в играх он подвижен и весел. Вначале он очень приветлив и внимателен ко всем окружающим, а потом более к тем, от которых что-либо зависит. Он сближается с ними более всего, угождает им и даже внимательно предупреждает различные их желания.

Вскоре оказывается, что этот прелестный ребенок не любим своими товарищами; это часто поражает наставника, который, однако, сначала объясняет себе это явление кознями худших учеников, тем более, что недовольство и является раньше всего со стороны учеников, не любимых учителем... При этом сближении с наставником ребенок передает то как бы случайно в разговоре, а то и прямо все действия товарищей и их проступки.

В школе часто случаются пропажи мелких вещей у товарищей, которые так же часто находятся у этого любимца...

Он отличается хвастовством и надменностью в отношении слабых и низших, лестью и трусостью в отношении сильных и старших. Клевета, сплетня, наговор, доносы, ложь делают его как невозможным товарищем, так и вообще невозможным сожителем.

Развитию такого типа более всего способствуют: ложь, лицемерие со стороны старших, окружающих ребенка, чисто практическое направление домашней жизни, постоянный мелкий расчет и стремление к легкой наживе, отсутствие всякой заботы о детях; всякая ложь и лицемерие...

Характерными признаками ребенка лицемерного типа будут: ложь, во всех ее видах, непривычка рассуждать, способность улавливать внешнюю сторону предметов и явлений, хвастовство, хитрость, отсутствие каких-либо глубоких чувствований и понятия о правде, исключительное соблюдение личной выгоды.

Честолюбивый тип

Дети этого типа отличаются внешним видом, выражением чувства собственного достоинства, что можно заметить при первом их появлении в школе. Обыкновенно чистый и опрятный ребенок смотрит прямо, уверенно, спокойно присматриваясь к окружающему и не выскакивая

138

вперед. Он внимательно следит за действиями учителя и наставника, стараясь не пропустить их объяснения или замечания.

Сначала он очень осторожен, сдержан и, прежде чем ответить, старается побольше и поточнее расспросить, причем охотно выражает свои сомнения в верности сказанного другим. Ребенок постоянно сосредоточен над разъяснениями учителя, почти исключительно занят учением, хотя при случае не прочь показать, что знает свое дело и что все это ему дается легко.

Всякая неудача приносит такому ребенку много горя, которое он не скоро забывает и которое сначала совершенно лишает его энергии, но вскоре он снова и даже с большим рвением берется за занятия, всякими мерами стараясь исправить дело...

Оскорбление и наказание, особенно если в них существует хотя бы тень несправедливости, могут заставить его бросить дело, впасть в апатию и даже дойти до самоубийства. Мстит он обыкновенно страстно и всегда злорадствует неудаче противника.

Они охотно занимаются искусствами, музыкой и живописью. В особенности когда есть какой-либо успех и когда они видят, какие овации приходят на долю артистов.

Честолюбивый тип развивается, по-видимому, при двух различных условиях: во-первых, вследствие соревнования - это, собственно, и есть более чистый тип; во-вторых, вследствие постоянных похвал и восхищения достоинствами ребенка.

Отвлеченное мышление у них совершенно не развито, и к самостоятельной умственной деятельности они не подготовлены и даже ограничены. Творческих проявлений не наблюдается. Отсутствие всего святого и идеального, узкий эгоизм, бесхарактерность, нахальство, грубость, разгул и беспомощность при всяком новом деле, требующем проверки видоизменения привычных действий, - это главные и характерные их проявления.

Добродушный тип

...Ребенок добродушного типа является тихим, спокойным, внимательно следящим за всеми окружающими его явлениями. Он не обращает на свою внешность никакого внимания... Сначала он вообще мало подвижен; внешней приветливости и ласковых отношений, а также стремления чем-то угодить, отличиться или привлечь на себя внимание своего наставника у него нет. Напротив того, он скорее навлечет на себя неудовольствие своим простым, прямым и даже иногда неловким обращением. Он не выскакивает вперед, а, напротив, остается в стороне и молча следит за действиями других.

Вскоре он сближается со своими товарищами, и раньше всего с теми, которые вследствие суровости своего нрава, непривлекательной внешности или бедности не пользуются вниманием своих товарищей и

139

даже преподавателей. К ним он обращается не с ласками или проявлениями нежности, а только с вниманием и участием, привлекая их к общению с другими. Когда он побольше познакомится и сблизится со своим наставником, то оказывается очень разговорчивым ребенком... При появлении его в школе часто наблюдается очень искренняя вера и религиозность, доходящая иногда до экстаза.

В классе он сначала даже невнимателен к объяснениям преподавателя; на него действует слишком много новых впечатлений... Мало-помалу он начинает следить за объяснением учителя с большим вниманием.

Провинившись, он всегда искренне сознается и ни в каком случае не допустит, чтобы за его проступки пострадал кто-либо из его товарищей.

Он не уживается с ложью и насилием, в какой бы форме они ни проявлялись.

Обыкновенно очень добрый и любящий ребенок, он всегда сильно привязан к матери, к няне, к тем лицам, с которыми он вырос, и даже к месту, где он провел детство.

У него нет ни тени жадности, он не ищет никакой льготы или выгоды, напротив, всегда готов всем поделиться и даже отдаст лучшую и большую часть, забывая свои нужды.

Оставаясь наедине, он не бездействует и не скучает, а всегда найдет себе дело и занятие. Он охотно следит за растениями и животными и отличается при этом большой наблюдательностью. С особым удовольствием он делится своими впечатлениями с близким и горячо любимым человеком, добиваясь у него выяснения возникающих сомнений. Он хорошо знает, чем может огорчить это лицо, и потому старается избегать таких действий. Такой ребенок требует только, чтобы в обращении с ним всегда относились к нему со спокойным рассуждением. Требовательность, но справедливая, разумная, только возбуждает его энергию.

Условия, при которых развивается подобный тип, следующие: тихая, спокойная, в особенности деревенская жизнь с самого рождения; любящая мать или другое близкое ребенку лицо, отсутствие всякой похвалы, действующей на его чувства, а также отсутствие всяких наказаний или его преследования.

Недостаток этого типа - несоответствие между умственным и физическим трудом, а именно преобладание первого; отсюда недостаток возбуждений со стороны активно-физических (мышечных) органов тела и вследствие этого известная степень апатии.

Мягко-забитый тип

В этом случае ребенок бывает забитый строгими взысканиями и наказаниями не розгой, а внешней животной лаской, которая забивает

140

не меньше розги и приводит к таким печальным результатам. Развивается он также при отсутствии условий, необходимых для его умственного развития.

Появляясь в школе, ребенок такого типа стесняется своей новой обстановки: он не решается сам ни прийти, ни встать, ни сесть, запустивши палец в рот, он смотрит, что делают другие.

Ребенок этого типа находится под покровительством или влиянием другого товарища, его действия и рассуждения зависят от последнего. К товариществу он относится стадно; никаких самостоятельных действий у него не бывает; он зла не сделает, потому что мама сказала, что это не хорошо, что так делать не следует, это грех.

К своим занятиям такой ребенок относится равнодушно, исполняя все то, что требуется, выучивая все заданное. Он не прочь, если возможно, освободиться от какого-либо дела, охотно пропустит задачку или обойдет не особенно проводимое правило. В поступках легко сознается и так же легко указывает на зачинщика и участника, поэтому он ненадежный товарищ.

Холодный и равнодушный, он никого не любит, а только прицепляется к кому-нибудь и не отходит от него ни на шаг точно так же, как раньше он не отходил ни на шаг от матери или няни. Оставленный один, он теряется...

Наедине он всегда скучает и сам никогда не может приискать себе никакого занятия. Все неудачи, препятствия или неожиданные явления ставят его в тупик... Исполнить поручение он может только по имитации и по указанию. Терпеть боли или какие-либо физические страдания не в состоянии.

В школе он прилежный и исполнительный, он выучит все, что ему зададут, стараясь запомнить и приготовить только так и настолько, насколько требует учитель. Стоит только уменьшить требования или понизить бдительность за ним, и он окажется ленивым и нерадивым учеником...

Удовлетворяя свои потребности, он никогда не думает и не принимает в расчет требования других...

Появляется такой тип во всех случаях, когда всякая деятельность ребенка предупреждается, когда все для него готово и он никогда не рассуждает и не распоряжается своим временем и своими действиями.

Честолюбивая и раздражительная мать, не терпящая никаких противоречий, желая похвалиться своими детьми, старается ласками и угодой сделать их умниками и послушными и всего более содействует развитию детей мягко-забитого типа.

Такой ребенок никогда ничего не начинал сам, ему всегда говорили, что делать, куда идти, что сказать, чем и как развлекаться, когда есть, когда пить, когда гулять, когда спать, ему ни о чем не приходилось

141

заботиться, его во всем предупреждали, поэтому у него нет ни инициативы, ни самостоятельности.

Равнодушие, внешность, имитация и разве только циничное стремление удовлетворять свои большей частью чувственные потребности - все это составляет наследие, данное им воспитанием и вносимое ими в жизнь.

Злостно-забитый тип

Появляясь в школе, ребенок такого типа отличается неустойчивой молчаливостью, стесняющимся, конфузливым видом, причем иногда у него прорываются резкие бесцельные движения, особенно в те минуты, когда он думает, что на него не смотрят. Добиться от него слова чрезвычайно трудно, вместо ответа он фыркнет, сделает грубое движение или произнесет соответственные звуки. Он никогда не посмотрит прямо и ласково, все больше сбоку и исподлобья. От товарищей он то сторонится, то как бы нечаянно толкнет или ущипнет кого-нибудь. К занятиям относится равнодушно, исполняя только необходимые требования...

К старшим относится подозрительно и на все ласки и проявления нежности отвечает резким, отталкивающим движением и даже бегством. Движения его угловаты, резки, стесняясь, он отворачивается, закрывается рукой или локтем, из-за которого иногда показывает язык.

К преследованиям и наказаниям относится с напускным спокойствием, на мелкие же обиды или даже на невнимание часто легко обижается, а иногда грубо и некстати говорит дерзости. Товарищество он ценит, скорее всего сходится с однородным типом, объединяясь более для взаимной защиты, чем для искренних дружеских отношений. Своего товарища в случае преследования он не выдаст...

Когда такого ребенка подвергают преследованию или какому-нибудь строгому взысканию, то он делается как-то особенно подвижен и выбирает самые дикие развлечения, которые характеризуются тем, что он мучит, истязает, уничтожает животных, оскорбляет людей, а если может, и наносит физический вред.

Подобные дети после продолжительных занятий выскакивают из класса с дикими криками, производя безобразные движения, бросаясь друг на друга, на всех, на все, даже на стену.

При увеличении строгости, при постоянных запрещениях... он начинает добиваться всего тайком, присваивая себе то, что плохо лежит и никогда не останавливаясь перед препятствиями.

Бойкий, быстрый бег, травля животных и людей, крупная драка и т.п. - все это занимает его и даже развлекает. В школе он всегда готов ущипнуть, уколоть или ударить своего сверстника, так и каждого из малышей. Постарше он перестает трогать маленьких, иногда даже относится к ним внимательно.

142

У ребенка этого типа бывают и добрые порывы, он может отнестись с мягкостью и предупредительностью к другому ребенку, особенно в тех случаях, когда последний подвергается несправедливым преследованиям и оскорблениям. Религиозность этого ребенка ограничивается внешней обрядностью, редко она бывает глубокой и искренней.

К занятиям относится вяло, без инициативы, охотно от них отделывается.

Причины, содействующие развитию такого типа в семье, будут главным образом: запрещение рассуждать, несильное понуждение и укрощение ребенка, всякие несправедливые и произвольные требования. Злая и раздражительная мачеха запрещает ребенку с малолетства всякие рассуждения, постоянно ограничивает его действия, находя их нехорошими, неверными и даже безобразными.

Лица, воспитывающие такого ребенка, обыкновенно держатся правила, что его не следует баловать, а главное, не следует пропускать какого-либо из его проступков без наказания...

Здесь главную роль играют настойчивые, постоянные, произвольные преследования, вызванные часто личным раздражением, оскорбление личности ребенка и унижение его перед другими и перед товарищами, в особенности перед чужими и нелюбимыми людьми...

Угнетенный тип

Ребенок угнетенного типа появляется в школе бледным, слабым и отличается своим тихим и смирным нравом... трудолюбив, он постоянно чем-то занят... В играх и развлечениях он не принимает участия, так же скромно выражает свою радость, подавляет свое горе, он не плачет и не выражает своей скорби внешними проявлениями. Всякая похвала и отличие его стесняют, он прячется, уходит.

Он видит свои недостатки и во всех неудачах обвиняет себя... Себя не жалеет, не останавливается перед препятствиями, если только можно преодолеть их трудом. Стойкость и настойчивость его огромны, лишения и бедность, нужда никогда его не остановят...

К страждущим и оскорбленным относится с участием и готов просиживать около них целые дни и ночи, не жалея себя... Всегда исполняет обращенные к нему просьбы и старательно выучивает все заданные уроки. Религиозность такого ребенка очень искренна и глубока, его нравственные понятия о добре и зле очень тверды и основаны на глубокой вере.

Не находя у себя никаких талантов и способностей, он часто отказывается от занятий, требующих инициативы и самостоятельности, не всегда и не скоро решаясь на новое для него дело...

...Всегда внимательно следит за объяснением и рассказами преподавателя и тщательно исполняет его требование; однако, когда он не

143

вполне уверен в своих знаниях, то прямо заявляет, что не знает, и потому иногда навлекает на себя гнев учителя...

...С благодарностью относится ко всякой оказанной ему услуге и всеми мерами старается отплатить за нее с лихвой. Он всегда очень стесняется при обращении к другим, в особенности если это вызвано личными требованиями или нуждой, причем сам аттестует себя всегда с невыгодной стороны, указывая на свою неспособность и неумелость.

Музыкой, пением, живописью и вообще эстетическими занятиями не заинтересован. Материальный расчет или личная выгода никогда не ложится в основание его действий, он им всегда чужд.

Развитию этого типа в чистом виде содействуют любящая, мягкая трудящаяся мать или другие близкие, живущие в постоянной нужде и недостатках; эти лишения и являются угнетающими моментами. Этот тип развивается в бедной семье, в которой добрые и трудолюбивые родители все делят со своими детьми и всегда отдают им лучшую часть.

Он привык видеть в труде и лишениях явления обычные, нормальные. Он надеется только на работу и на свое умение справляться с нуждой.

Нормальный тип (представляемый в идеале)

Этот тип должен отличаться полной гармонией между умственным и физическим развитием. Сохраняя полную впечатлительность ко всему окружающему, ребенок нормального типа приучается рассуждать над полученными впечатлениями и постепенно развивает как умственные свои способности, так и физическую деятельность. В состоянии бодрствования он постоянно активно деятелен; присматриваясь к нуждам окружающих, он оценивает их по достоинству и не ставит свои личные требования выше требований других, и в особенности товарищества. Умственные его способности должны быть естественным образом направлены к выяснению логической связи между усвоенными знаниями, к развитию аналитической деятельности и отвлеченного мышления.

Соответственно умственному развитию должно идти и физическое: постепенное усвоение элементарных приемов всякой простой работы, встречаемой в обыденной жизни. Во всех его проявлениях должно быть полное соответствие между воспринимаемыми впечатлениями и представлениями, размышлениями и действиями; он всегда должен отличаться простым, правдивым и искренним отношением к другим, проявляя свою любовь вниманием и участием к потребностям и нуждам другого лица.

Он никогда не решается прибегать к каким-либо насильственным мерам или произвольным требованиям, а ограничивается в своих обращениях и требованиях к другим только речью, всегда кратко и просто выраженной и обставленной серьезными основаниями.

144

Наряду с отсутствием резкости в проявлениях у него отсутствуют всякие внешние ласки и заученные приемы вежливости и приличия. Он эстетик в полном смысле этого слова, как и в мыслях, так и в действиях.

Нормальный тип должен соединить в себе все хорошие качества добродушного и угнетенного; вообще в нем должны быть сосредоточены все качества, указывающие на полное гармоническое строение и соответственные ему отправления, как физические, так и умственные и нравственные. Умственная деятельность его должна выражаться преимущественно отвлеченными образами и понятиями, вследствие чего у него должна явиться привычка самостоятельно справляться с встречающимися новыми явлениями и действиями. Нравственные его проявления должны быть направляемы идеалами, выработанными рассуждением.

Таким образом, нормальный тип - это разумный и идеально-правдивый, умственное и физическое развитие в полной гармонии между собой.

Печатается по изд.: П.Ф.Лесгафт. Семейное воспитание ребенка и его значение. - М., 1991. - С. 10-67.

Ценным источником представления о семейном воспитании в конце XIX - начале XX в. являются воспоминания Павла Флоренского о своем детстве.

П.А. Флоренский (1882-1937) Человек необыкновенных дарований и трагической судьбы, он вошел в русскую культуру как математик, инженер, искусствовед, богослов и философ. Работал в комиссии по охране памятников и старины, преподавал математику и физику, трудился в электротехнической промышленности, где сделал ряд изобретений. В 1933 г. был арестован, а в 1937 г. расстрелян.

В его "Воспоминаниях" мы видим писателя, христианского мыслителя, психолога и педагога. Перед нами представлены первые детские наблюдения, которые определяют внутреннюю жизнь философа.

"Родители мои, - пишет он, - хотели установить в семье рай, посвятили этому жизнь и надломились. Философски это называется драмой, которая и уничтожила отца. Он отдал себя в жертву, хотел изолировать семью от окружающего мира, хотел создать исключительную семью, преданных друг другу ее членов, семью, сотканную из благородства".

"Мы были приучены к полной правдивости", ложь рассматривалась как первое зло, и это преувеличенное качество привело в будущем автора к неприятностям.

145

"Когда прислуге на праздники давалось распоряжение не принимать визитеров, объявляли, что "никого нет дома", мы мучительно страдали".

Чувство правдивости развивалось болезненно.

"Все, что может быть неблагородного, невоспитанного, нравственно нечуткого, грубого", становилось для автора ничем.

Выводы Флоренского: семья - это не райский уголок, где пребывают в блаженном неведении бытия... "Мы, дети, почти не знали прошлого своей семьи ...на будущее смотрели глазами родителей..."

Отец, "жрец семьи", стремился оторвать семью от рода, скрывала свое прошлое и мама. В этом было их стремление к равенству и свободе.

Флоренский пишет о принятии ребенком веры, о том, что "метался между страстным влечением к религии и приступами борьбы с тем, чего я не знал".

"Я старался, - пишет он, - доходить своим умом до церковности и вместе с тем смертельно боялся, как бы не было сказано вслух что-нибудь церковное. Я взывал к Богу, которого не знал, и мое сердце было полно страха, тоски и надежды на чудесную помощь".

Он рассказывает, что его от религии отстраняли, но "в душе я твердо верил, что Бог слышит меня".

Флоренский делает вывод, что жить без чувства родства, живой связи с дедами и прадедами - значит терять опору в своей жизни. "Почитание предков было основой, добродетелью благочестивых римлян", - пишет он. Глаза опытного человека всегда обращены в прошлое, назад. И эту связь несет семья.

Нужно помнить, что в семье у ребенка свой мир и "свои глубочайшие восприятия дети никогда не отрывают от взрослых". Дети близки к природе. "Весь мир жил, и я понимал его жизнь". Флоренский пишет о детском восприятии, и чем оно отличается от взрослого, в чем его прелесть. Особенность детского восприятия искусства состоит в том, что "для меня, - говорит он, - не было искусства плохого или хорошего, а было просто искусство и не искусство".

В "Воспоминаниях" Флоренский пишет о своей жизни до 17 лет, о родственных связях, под влиянием которых формировались личность, характер, склонности и интересы. Он был уверен, что все приобретенное в юности "органически усваивается личностью", а особенности своего таланта он относит к наследственности нескольких поколений рода Флоренских и семейного воспитания.

146

"Воспоминания" П.А.Флоренского - образец высокохудожественной прозы, где автор представлен читателю как христианский мыслитель, писатель, исследователь детской души.

Обучение и воспитание в дворянской семье О существовавшем домашнем воспитании и образовании мы судим по дошедшей до нас художественной литературе и публицистическим статьям.

О недостатках домашнего воспитания писала в статье "О воспитании" Е.Р. Дашкова. Из публикаций Н.И. Новикова узнаем об обеспокоенности общества уровнем преподавания домашними учителями, которые, "чтобы не обедать и ужинать в Бастилии, едут в Россию учить детей". Подобную красочную картину поведал А.С. Пушкин: "француз убогий учил дитя всему шутя", "мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь". Это домашнее воспитание именитого дворянства, а в семье мелкопоместного дворянина в воспитатели для мальчика перевели стремянного Савельича за трезвое поведение, и выписали из Москвы с "годовалым запасом прованского масла" француза Бопре, который в отечестве своем был парикмахером, в Пруссии солдатом, а в России стал учителем. И как заключение: А.С. Пушкин писал, что домашнее воспитание в России "самое недостаточное и самое безнравственное".

Это все критические оценки, их можно продолжить. Но возникает вопрос: в чем же была сильная сторона домашнего образования, если в каждом томике современного издания серии "Жизнь замечательных людей" об ученом, писателе или общественном деятеле России XIX в. встретим, как штамп, слова: "получил прекрасное домашнее образование"?

Мы сможем ясно представить программу домашнего образования, если обратимся к педагогическому наследию Михаила Сергеевича Лунина.

М.С. Лунин (1787-1845) Герой Отечественной войны 1812 г., после восстания декабристов был осужден, содержался в тюрьмах Читы и Петровского завода, на поселении в с. Урик, близ Иркутска, где сблизился с семьей Волконских, и стал воспитателем их восьмилетнего сына.

Основным в воспитании Лунин считал воспитание "истинного гражданина", "сына отечества", человека образованного, обладающего самостоятельностью мышления. "Нравственные качества, - писал он, - необходимы". Глубоко верующий, он считал, что нравственность - это вера и что противоречия духа могут быть разрешены только ею. В одном из писем М.Н. Волконской (1843) есть такая строка: "Разум и суждения даются нам не

147

учителями, а Богом". Нравственность - это понимание особого божественного смысла человеческого бытия, и внести этот смысл невозможно, он обретается и обретается человеком самим. И потому никакой учитель не может научить нравственности.

Программа обучения и воспитания Миши Волконского была изложена Луниным в "Плане начальных занятий". Это была программа обучения, близкая к программе Царскосельского лицея. Цель обеих - подготовить воспитанника к поступлению в университет.

Интересны сравнения этих программ. Рассмотрим лицейскую с добавлениями Лунина.

  1. Грамматическое изучение языков: русского, французского, немецкого, латинского (у Лунина еще английский).
  2. Философия и богословие.
  3. Науки математические: арифметика, алгебра (Лунин вводит высшую математику).
  4. Науки естественные и физические: физика, география, естественная история (Лунин включает астрономию).
  5. Науки исторические: история священная и древняя, история российская, история всеобщая (Лунин добавляет историю церкви).
  6. Риторика: разбор "избранных мест" из произведений лучших писателей, упражнения в сочинении по-русски (Лунин добавляет: "упражнения в сочинении по-русски, если ученик не предпочитает другой язык. Темы по выбору ученика").
  7. Изящные искусства: чистописание, танцы (Лунин исключает чистописание и танцы, включает музыку и законы гармонии).
  8. Физическое воспитание: гимнастика, плавание, верховая езда (Лунин включает охоту, считая ее и спортом, и искусством).

Кроме перечисленных Лунин включает в "План" "науки политические, общественные и военные".

Обучение по "Плану начальных занятий" Лунин делил на три этапа: первый - с 8 до 10 лет, второй - с 10 до 12, третий - с 12 до 14 лет. Для каждого периода - отдельная программа, последующие этапы углубляли знания, полученные на предыдущем. Так, изучение истории планировалось таким образом, чтобы на первом этапе ребенок знакомился со священной историей по рассказам родителей и фрагментам из Библии, на втором - изучал русскую и всемирную историю, на третьем - историю церкви.

Важной в "Плане" является заметка Лунина: "Больше всего прилежания к языкам, ибо они - ключ к знаниям".

В семье Волконских говорили по-русски, по-французски и по-немецки. Лунин советовал знать Мише французский, немецкий,

148

английский и латынь, так как "эти четыре языка - ключи современной цивилизации". Он считал, что знание языков - это ключ к самообразованию, возможность знакомиться с ученой и художественной литературой в подлинниках.

В "Плане" Лунин выделяет самостоятельное чтение. Подбирая литературу, следует обязательно учитывать возраст ребенка. На первом этапе он вносит в список только детских писателей, а на втором и третьем этапах - Локка и Руссо, Ломоносова, Фонвизина и Крылова, Кантемира и Курбского. Если в начале обучения преобладала художественная публицистика, то позднее - произведения древнеримских и английских историков. Именно публицистику и историю он считал важными жанрами для образования.

Воспитание крестьянских детей Сохранилось 12 писем Лунина Волконским, которые примыкают к "Плану", в них он советует, как выполнять его программу. Письма Лунина говорят о прекрасных отношениях учителя и ученика, которых разделяли сотни верст и разница в возрасте в 40 лет.

Отечественная литература сполна отдала должное описанию образования и воспитания дворянских и купеческих детей. В самых различных жанрах представлено воспитание и царских детей, детей именитой знати. Крестьянское воспитание, точнее, воспитание в крестьянской семье еще ждет своих исследователей.

Следует развеять навязанное представление о дореволюционном крестьянстве как о безграмотном, загнанном "диким барством" и произволом чиновников, тупом и невоспитанном.

Прежде всего надо вспомнить, что в работе на барской усадьбе даже крепостной крестьянин был "носителем сельскохозяйственных знаний, зоотехником и агрономом"1.

В 1834 г. А.С.Пушкин писал: "Взгляните на русского крестьянина: есть ли тень рабского унижения в его поступи и речи". "Всмотритесь в его (крестьянина) физиономию, - советовал К.Д.Ушинский, - в его усталые задумчивые глаза, и вы найдете в них выражение человеческого достоинства". Л.Н.Толстой собирался написать историю образования русского крестьянина, объясняя это тем, что "величайший абстрактный философ не даст мне одной тысячной доли тех оснований, которые я найду в приемах дедов, отцов, матерей, старших сестер, братьев, соседей", так как эти приемы действуют на ребенка веками. Осуществить это писателю не удалось.

149

Первостепенным качеством уважаемого крестьянина было трудолюбие. Лентяй и лживый человек презирался. Крестьянин старался добиться такого уважения к себе, чтобы верили его слову, и внушал это детям.

Крестьянский ребенок знал, что его отец не замешан ни в какие нарушения закона и обман. Он держит слово, так как это дело чести. Нарушить слово считалось "за грех и за стыд".

В крестьянстве сурово осуждались добрачные связи, супружеская неверность. Это внушалось детям в семье. Вымазанные дегтем ворота были позором не только для девушки, но и для всей семьи.

Уход крестьянина на отхожие промыслы формировали черты товарищеской взаимовыручки, обязательств перед членами артели. О поведении каждого могли узнать в деревне. Это была прекрасная школа для юноши, вступающего в жизнь1. Здесь формировался социальный характер крестьянских детей.

Воспитывающим фактором было общественное мнение. "На миру", на сходе обсуждалась и определялась репутация крестьянина; решалось, может ли он быть опекуном (община контролировала опекунство). Община даже могла запретить крестьянину пить под угрозой жестокой расправы.

Традиционно на сходе решались вопросы о наследстве, о престарелых родителях. Сход мог простить случайный проступок добропорядочного крестьянина, но лишить права воспитывать своих детей запятнавшую себя пороком мать.

С 10-12 лет подростки участвовали во всех видах крестьянского труда. Забота о хорошем здоровье стимулировалась играми и забавами. Почитались физическая сила, ум и смекалка как важные качества для успешного труда. Отсюда много внимания уделялось умственному воспитанию. Без знаний, без фантазии, памяти, мышления невозможно хранить множество профессиональных навыков и сведений о приемах труда.

По умению трудиться оценивали юношей и девушек. Труд детей определялся возрастом: в 7 лет мальчик участвовал в обработке пашни, в 8 - в унаваживании, в 9 - убирал хлеб и кормил скот, в 14 - владел косой, серпом, топором.

Девочка в 6 лет пасла цыплят, в 8 - оставалась за старшую в семье, в 10 - умела шить, в 10-12 - работала в поле, в 12-13 - стирала, доила коров, стряпала, вязала. В 15-17 лет она уже выполняла все виды крестьянского труда. Воспитание целомудрия, уважение к женщине строго соблюдались в крестьянской семье.

150

Свой дом, домашнюю утварь, посуду, рушники, одежду крестьяне всегда украшали. С красивой колыбельки, вышитой детской одежды, с умело расписанных игрушек начиналось эстетическое воспитание.

Все русское народное творчество, русский фольклор направлены на воспитание совершенного человека. Это - "добрый молодец", "красна девица", "умница и красавица"; даже "Иванушка-дурачок" все проблемы решает мудро.

Суровые природные условия Руси требовали от каждой семьи жить в коллективе; быть злым было невыгодно, так как доброму помогал весь мир, община. Поэтому в отношения ребенка с окружающими закладывалась доброта.

Весь семейный уклад воспитывал в детях любовь к людям и уважение к старшим. Ругань, корысть, злость считались грехом и были невыгодны для экономики семьи.

Приютить странника, накормить солдата, подать нищему считалось нравственной обязанностью. Калеки и убогие почитались в народе, их одевали и кормили всем миром.

Рассматривая крестьянское воспитание, следует остановиться на некоторых элементах крестьянской культуры XIX в. Нужно помнить, что не все крестьяне были пахарями, скотниками. Статистические отчеты того века приводят перечни подсобных промыслов и ремесел, которыми занимались крестьяне. Их насчитывалось до сорока: коновалы и обозники, углежоги и плотники, катали и иконописцы. Каждое ремесло требовало от крестьянина знаний и умений, тут были вожаки рождественских обходов, народные дирижеры свадеб, крестьянские поэты.

Ириной Андреевной Федосеевой, заонежской крестьянкой-писательницей, записано 30 тысяч стихов, больше, чем в "Илиаде" Гомера.

В северной России в каждом доме были книги, некоторые частные библиотеки крестьян насчитывали до двух тысяч экземпляров. В питании крестьянина не было убожества. Огромный перечень блюд говорит об этом: пыхканики, задыманники, калитки, политушки, сканцы, овсяники, кислые и пресные свинки, рыбники всех видов, щи сухие, щи бабковы, крошонки.

Не будет преувеличением сказать, что в каждой деревне сыщется свой Сократ, мудрец, народный заступник. В английской "Всемирной энциклопедии народного искусства" помещены статья и рисунки сибирского художника-печника Ивана Егоровича Селиванова. В дневнике этого художника, прокопьевского старца, мы находим глубокие философские, педагогические заметки:

151

"Человек способен ко всему - любого человека можно научить добру и злу. Выбирай учителя!

Чтобы прожить с истинною правдой на земле, надо много поработать над собой. Чтобы сердце и душа по чистоте своей были равны янтарю иль солнечным лучам.

Сделанное предками издревле, с незапамятных времен, не должно забываться нами - ты родился не сам по себе.

Имей трудолюбие, занимайся тем делом, к которому способен.

Работай так, чтобы в твоем труде нуждались все. Главное - красота твоего дела.

Помогай нуждающимся, не бери чужого, не отдавай своего зря в чужие руки"1.

Крепостной князя А.Н. Лобанова-Ростовского Сычевского уезда Смоленской губернии Федор Подшивалов в XIX в. пишет сочинение о свойствах и качествах человека, о природном равенстве его умственных способностей, о необходимости нравственного совершенствования человека.

В своем сочинении "Новый свет и законы его..." он говорит, что в социально справедливом обществе будущего человек будет красив духовно и физически; подчеркивает, что в совершенствовании человека важную роль играет семейное воспитание. Родители, пишет он, не должны пить, чтобы ребенок был здоров; дети должны обучаться полезным наукам, с почтением относиться к старшим. По его планам, домашнее обучение должно дополняться школьным и в России следует ввести всеобщее школьное обучение до 3-х классов. В школах давать ученикам понятия об "истинных законах", воспитывать человека достойного, труженика, а наставниками "должны быть служители храмов Божьих".

Крестьянский философ Федор Подшивалов об этом пишет царю и приглашенный в III отделение вручает свое сочинение Бенкендорфу. В результате он был посажен в тюрьму Соловецкого монастыря (1830) и только через 9 лет был освобожден и отправлен на поселение в Сибирь2.

С сибирским крестьянином-публицистом Тимофеем Бондаревым, учителем крестьянских детей, переписывался Лев Толстой. В селе Юдино Минусинского уезда Бондарев создал кооператив, а в своих сочинениях писал о "справедливых планетах", которые будут населены справедливыми людьми. Не зная ни Руссо и Платона,

152

ни Фурье и Оуэна, он создает свою социальную философию, свою утопическую систему.

Крестьяне-умельцы на Руси были не единичны, артелями и в одиночку они строили самолеты, дельтапланы и воздушные шары. Мещерский старец, рыбак вел рукописный календарь, по которому точно определялось начало ледостава, лова рыбы, указывались приметы засухи или урожая1.

Крестьянская культура богата разнообразными обрядами, красочными поэтическими, веселыми праздниками. До XX в. дошел обычай северных рыбаков брать с собой старца, который "сказывал былины", когда после улова уставшие рыбаки не должны были засыпать, а перебирали сети.

Чтобы дополнить представление о воспитании детей в крестьянской семье, обратимся к наследию Н.А. Некрасова.

Было ли сплошь неграмотным, темным и забитым крестьянство в России?

С XVIII в. по России ходили офени и торговали вразнос книжками и картинками. Не зря же дядюшка Яков возил свою тележку по городам и весям России. Читаем у Некрасова:

Дом не тележка у дядюшки Якова,
Господи, Боже! Чего-то в ней нет!
Мальчик-сударик, купи-ка букварик!
Отцы почтенны! Книжки неценны.
По гривне штука, деткам наука!
Букварь не пряник, а почитай-ка,
Язык прикусишь, букварь не сайка,
А как раскусишь, слаще ореха!

Книги у офени покупали в самых глухих селеньях, значит, читали.

Учит грамоте у Некрасова своего сына крестьянка Груша, которая и сама в трудные дни "на какой-то портрет все глядит да читает какую-то книжку" ("В дороге"). Автор-рассказчик видит книжку в котомке у подростка из крестьянской среды, который шел в Москву за знаниями ("Школьник").

Убедительно описана поэтом жажда знаний у народа:

Кто видывал, как слушает
Своих захожих странников
Крестьянская семья, поймет.

153

Газету заменял лубок, который оперативно откликался на все события: появление железной дороги, война на Кавказе и т.д.

В воспоминаниях И.Д.Сытина, начинавшего на Никольском рынке, говорится, что приезжающий из деревни офеня просил поменьше книжек про святых и побольше про Бову, Руслана и Ивана-царевича. В селах шли нарасхват лубки о Мамаевом побоище, Ермаке, Иване Сусанине. Сытин пишет, что крестьяне приобретали книжки и лубки даже без денег, стараясь на что-то выменять.

Вопросы и задания

  1. Исследования М.М.Монасеиной о развитии ребенка от рождения до университетского возраста.
  2. П.Ф.Лесгафт о воспитании ребенка в семье, его "Школьные типы".
  3. Что представляло собой домашнее образование в дворянской семье по программе, составленной М.С.Луниным?
  4. Каким было воспитание в крестьянской семье?

Литература к лекции

  1. Антология пед. мысли России второй половины XIX - начала XX в. - М., 1990.
  2. Громыко М. Честь и достоинство//Родина. - 1995. - № 1.
  3. Основные начала семейного обучения (Дидактика семьи)//Избр. пед. соч. - М., 1982.
  4. Лесгафт П.Ф. Семейное воспитание ребенка и его значение. - М., 1990.
  5. Маслова Л.Ф. Социальная педагогика в контексте культуры//Рабочая книга социального педагога. Ч. П. - Орел, 1995.
  6. Острогорский А.Н. Семейные отношения и их воспитательное значение//Избр. пед. соч. - М., 1995.
  7. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. - М., 1976.
  8. Стоюнин В.Я. Наша семья и ее исторические судьбы//Избр. пед. соч. - М., 1991.
  9. Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. - М., 1995.

154


1 Маслова Н. Ф. Социальная педагогика в контексте культуры//Рабочая книга социального педагога. Ч. II. - Орел, 1995. - С. 8.
1 Громыко М. Честь и достоинство//Родина. - 1995. - № 1. - С. 106.
1 Громыко М. Указ. соч. - С. 108.
1 Панков В. Механика земная и небесная//Родина. - 1994. - № 6. - С. 93.
2 Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. - М., 1978. - С. 599.
1 Панков В. Указ. соч. - С. 95.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.