§ 28. Но та же связь с живой, звучащей речью сказывается порою и в чисто зрительных фактах, имеющих отношение к восприятию поэзии Маяковского. Как известно, в некоторых случаях Маяковский изменяет общепринятую орфографию слова в сторону сближения ее с фактическим произношением данного слова в живой речи. Маяковский по большей части пишет скушно (1, 295; II, 23; VI, 248; VII, 112, 408; IX, 64 и др.); ср. в рифме: скушана - скушно (III, 79), но скучно ради рифмы с приручено (VII, 111); ср. скушной даже в прозаическом тексте (I, 271). Маяковский пишет также конешно (VI, 253; VII, 235; VIII, 319; IX, 350; X, 26, 27 и др.), што (III, 258; VIII, 295; X, 139), спросют (XI, 289); ср. с особой стилистической мотивировкой: белаво, Краснова (VI, 278) милова (IV, 35 и др.). Мне кажется, правомерно видеть в таких случаях косвенное свидетельство того, что звучащая речь имела большее значение для Маяковского, чем речь зрительная, графическая. Но от этих случаев, где за измененной орфографией стоит нормальное общерусское произношение, какое естественно предполагалось бы и за общепринятой орфографией*, следует отличать другие, в которых Маяковский как бы записывает фонетически те или иные специфические явления произошения, выходящие за рамки обычной нормы. Имею в виду нередкие в текстах Маяковского случаи, представляющие собой имитацию особого стиля произношения, свойственного непринужденной,

391

фамильярной быстрой речи, особым разновидностям эффективной речи и т.п., "проглатывание" безударных слогов, упрощение некоторых групп согласных и др. Например: "Товарищ Иван Ваныч" (II, 141), "Михаил Ваныч" (IX, 350), "Зоя Ванна" (XI, 254), Владим Владимыч (II, 336, VI, 82), пожалте (III, 44, 75, 265; X, 138, 29), Альсандра Альсеевна (VI, 100), "Фекла Двидна" (VI, 103), тыщи (II, 74, 146; V, 115 и мн. др.), здрасьте (VIII, 357), грит* (VI, 111), "не видали рази" (VII, 82), что граничит с диалектизмом, поправьсь (VI, 255; имитация военного языка), ать, два! (IX, 188; то же), "кончили заседание то́ка-то́ка" (VI, 256; т.е. только-только), "Никогда еще народа стоко и в пасху не ходило" (III, 254), постоянное: рупь (например: II, 156; V, 12), или даже (в рифме): руб (II, 243) и др. Сюда же относятся случаи особой лексикализации произносительного варианта вроде Пажа-пажа!! (II, 118; произносится обычно с долгим мягким ж, как пажьжя́); имитация снобистского картавленья в стихе: "на глади асфальта мне хаашо грасировать" (I, 429; первоначальный вариант); имитация намеренно исковерканного произношения (с ироническим нюансом): мелехлюндии (II, 90) и т.д. Во всех подобных случаях Маяковский воспроизводит не спокойное, кафедральное произношение, а произношение бытовое, так сказать каждоминутное и характерное, к сожалению мало обращающее на себя внимание языкознания* и только изредка используемое в поэтическом языке***.

392


* Ср. также приведенные у Тренина "фонетические" записи рифм в рукописях Маяковского вроде: как те - кагтей, самак - дама, нево - Невой и т.п. (см.: Тренин В.В. В мастерской стиха Маяковского. С. 108). Очень неудачно рассуждает о рифме Маяковского Фаворин (Заметки о языковом новаторстве Маяковского. С. 113 и сл.), считающий, будто она построена на абсолютном фонетическом тожестве рифмующих единиц, и потому, например, транскрибирующий шагов мну (в рифме с Гофману) - мъну и т.д.
* Ср.: воопче, копчег в речи купца в "Мистерии Буфф" (III, 26).
** См.: Щерба Л.В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слов // Записки Неофилологического общества при Петроградском Университете. 1915. Т. 2. Вып. 8. С. 339-347.
*** Ср. в "Евгении Онегине" Пушкина:
"Пади! пади!" раздался крик. (I, 16)
(Так в автографе.)
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.