Глава третья
Характеристика

§ 27. Где же источник описанных явлений языка в произведениях Маяковского и какова их телеология? Для ответа на этот вопрос сделаем сначала попытку дать общую стилистическую характеристику языка поэзии Маяковского.

Первый и самый общий стилистический признак языка Маяковского заключается в том, что он целиком пронизан стихией

388

устного, и притом преимущественно громкого устного, слова*45. Это сказывается, например, в многочисленных имитациях устного интонирования и звукоподражаниях: "И до-о-о-о-лго хихикала чья-то голова"(1, 53), "Толпа орала: "Марала! Мааарррааала!" (I, ПО), "Браво! Бра-аво! Бра-а-аво! Бра-а-а-аво! Б-р-а-а-а-а-в-о!" (I, 231, обращает на себя внимание точно рассчитанная градация этого слова на составные фонические элементы), "О-го-го" могу - зальется высо́ко, высо́ко" (I, 273), Траля-ля, дзин-дза, тра-ля-ля, дзин-дза, тра-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля! (I, 305), "Идём! Идёмидём! Го, го, го, го, го, го, го, го!" (VI, И), Скоре-е-е-е-е-е-е-е! Скорейскорей (VI, 14). Ср.:

"Алло!
Алло!!
Алло!!!
Алло!!!!"
(IX, 9)

Ср. и более сложные построения, вроде:

Бей, барабан!
Барабан, барабань!
Были рабы!
Нет раба!
Баарбей!
Баарбань!
Баарабан!
(VI, 25)

где количественное сгущение аллитерации порождает некоторое новое качество - звукоподражательные выкрики, выходящие за пределы заданной лексики и образующие как бы порог, за которым находятся уже новые слова. В более поздних произведениях этот процесс лексикализации звукоподражаний еще более заметен в результате того, что нередко в них подобные восклицания и имитации сливаются с общим строем предложения и входят в него составными частями, например:

Мне бы
памятник при жизни
полагается по чину.
Заложил бы
динамиту
- ну-ка
дрызнь!
(II, 343)

Здесь дрызнь по внешности напоминает даже форму повелительного наклонения. Ср. другой случай, где звукоподражание функционирует как прямая речь:

389

мандолинят из-под стен:
"Тара-тина, тара-тина,
т-эн-н"...
(X, 176)

Из более поздних подражаний определенным типам устного интонирования напомню известные строки поэмы "Хорошо!":

Приспособил
к маршу
такт ноги:
вра-
ги
ва-
ши-
мо-
и
вра-
ги.
(VI, 343)

Ср. в детском стихотворении:

Раз,
два!
Все
в ряд!
Впе-
ред,
от-
ряд
(V, 509)

и т.д.* Во всех отмеченных фактах ярко сказывается связь манеры Маяковского с определенными началами живого, произносимого слова, с живыми, слышимыми звучаниями. Все это написано для голоса, а не для глаз. Напомню книжку "Маяковский для голоса", изданную в Берлине в 1923 году, в которой текст дан в специальном оформлении художника Лисицкого46, в известной мере приспособленном к психологии читающего вслух.

Громадный интерес для затронутой здесь темы имеют заявления, сделанные Маяковским в статье "Расширение словесной базы" (X, 289): "Книга не уничтожит трибуны. Книга уже уничтожила в свое время рукопись. Рукопись - только начало книги. Трибуну, эстраду -продолжит, расширит радио. Радио - вот дальнейшее (одно из) продвижение

390

слова, лозунга, поэзии. Поэзия перестала быть только тем, что видимо глазами. Революция дала слышимое слово, слышимую поэзию. Счастье небольшого кружка слушавших Пушкина сегодня привалило всему миру". И ниже (X, 290): "Я не голосую против книги. Но я требую 15 минут на радио. Я требую, громче чем скрипачи, права на граммофонную пластинку". Напомню еще и следующий автокомментарий из той же статьи (X, 290): "В.И. Качалов читает лучше меня, но он не может прочесть так, как я. В.И. читает:

Но я ему -
на́ самовар!
 

Дескать, бери самовар (из моего "Солнца"). А я читаю:

Но я ему...
(на самовар)
 

(указывая на самовар). Слово "указываю" пропущено для установки на разговорную речь".

391


* Ср.: Арватов Б.И. Синтаксис Маяковского // Социологическая поэтика. М., 1928. С. 117-121.
* Ритмическая основа подобных явлений, представляющих собою имитацию песни (марша и т.п.), к моей теме не относится. Мне важно указать на то, что обычное течение книжной речи здесь прерывается вторжением интонаций произносимой, устной речи, притом преимущественно громкой.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.