§ 2. ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ
ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ЛИЧНОСТИ

Первая задача экологического образования - формирование у личности системы адекватных экологических представлений. Важнейшей характеристикой экологичной личности является психологическая включенность в мир природы, которая с позиций экологической психопедагогики в наибольшей степени обусловлена существующей у нее системой экологических представлений.

В соответствии с этим главным ориентиром при решении задачи экологического образования выступает формирование у личности понимания единства человека и природы, которое базируется на следующих основных положениях.

1. Представление о сложности системы внутренних взаимосвязей в природе. Природа - не просто совокупность различных природных объектов, а сложная система, каждый элемент которой взаимосвязан с другими: любое воздействие на один из элементов этой системы неизбежно оказывает влияние на множество других. Представление о природе как о едином целом, обладающем сложной системой внутренних взаимосвязей (иными словами, представление об экосистемном холизме), - это ключевое естественно-научное

392

положение, глубокое понимание которого оказывает сильнейшее влияние на формирование психологической включенности личности в мир природы.

Важнейшим с точки зрения экологического образования является представление о том, что каждый вид, включая и человека, - это звено многих цепей питания. И лось, и корова - звенья по меньшей мере'сотен таких цепей: лося кормят не только осина, но и другие растения, а корову - не только клевер. Смерть организмов и их разложение возвращают энергию в почву, откуда начинается новый цикл. Изменение одной части системы неизбежно приводит к изменениям других ее частей и цепей, вынуждает входящие в них организмы приспосабливаться к новым условиям. После каких-либо разрушительных воздействий система экологических связей впоследствии так или иначе восстанавливается, но, как правило, на более низком уровне организации.

Благодаря своей технологической мощи человек способен оказывать такое воздействие на биотическую пирамиду, которое не оказывал на нее многие тысячелетия ни один другой биологический вид: она не имеет "опыта" приспособления к изменениям такого масштаба. При этом, как оказалось, наука на сегодняшний день не способна дать полный системный прогноз последствий таких изменений, вследствие чего они становятся не только неожиданными, но зачастую и трагическими.

Простейший пример. Садовод обрабатывает ядохимикатами овощную рассаду, избавляясь, таким образом, от своего прямого пищевого конкурента - гусениц. При этом он своими действиями пытается трансформировать существующую в его представлении пищевую цепь: овощи-гусеницы-садовод в более простую, которая энергетически для него выгоднее: овощи-садовод. Однако он вскоре замечает, что певчие птицы, которые радовали его своими трелями погожими летними вечерами (названия их он не знал и даже не задумывался о них), вдруг исчезли. Садовод может так никогда и не догадаться, что на самом деле его действия затронули значительно более сложную, чем ему представлялось, пищевую цепь: например, овощи-гусеницы-певчие птицы-мелкие хищники-крупные хищники. Отравленными оказались не только гусеницы, но и певчие птицы (а также их потомство!), для которых умирающие гусеницы были особенно легкой, но в то же время смертоносной добычей.

Если бы садовод имел представление о целостности мира природы, о пирамидальной модели его энергетических связей, возможно, он бы даже из чисто эгоистических соображений предпочел поделиться урожаем овощей с гусеницами, чтобы иметь удовольствие слушать на своем участке птичье пение.

2. Представление об энергетическом обмене между техносферой и биосферой. Вся история человечества, технического прогресса - это история углубления противоречия между всеобщим экологическим

393

законом, в соответствии с которым все природные существа приспосабливаются к эволюционно сложившейся среде их обитания, и поведенческими стратегиями человека, который сам активно преобразует среду своего обитания. Человек окружил себя антропогенной искусственной средой, "второй природой", создал техносферу, ставшую мощным энергетическим фактором планетарного масштаба.

Технологическая мощь человечества породила широко распространенную иллюзию, которая заключается в представлении о разделенности и независимости развития антропогенной среды: техносферы, с одной стороны, и эволюции мира природы, биосферы - с другой. Следствием такого представления является господствующая стратегия развития общества, которая призвана улучшить условия жизни человека, повысить комфортность его быта, количество пищи и т.д.

Логика самодостаточности техносферы, доведенная до гротеска в произведениях писателей-фантастов, выглядит примерно так: не хватит естественных продуктов - будем производить синтетическую пищу (в тюбиках); не будет чистого воздуха - будем ходить в специальных скафандрах (скафандр для занятий спортом, скафандр для купания, скафандр для грудных детей); да и вообще, если что - построим подземные города с люминесцентными "солнцами", и ничто нам не страшно!

К сожалению, реальная жизнь постепенно догоняет фантастику, и такая логика уже многим не кажется абсурдной. Между тем представление о возможности самоизоляции человечества под защитой техносферы не только нелепо, но и просто ошибочно с точки зрения экологии. Энергетический обмен между техносферой и биосферой экологически неизбежен. Каждый человек объективно включен в этот энергообмен, о чем он должен иметь адекватное представление.

Любой технологический процесс начинается с изъятия вещества и энергии из природы, затем сопровождается их транспортировкой, переработкой и заканчивается выделением ненужных отходов - выбросом их обратно в биосферу. Следовательно, существует не два взаимонезависимых энергетических цикла - один в биосфере, а другой в техносфере, а один общий энергетический обмен.

Изъятые из природы ресурсы усваиваются на 2-10%, а 90 - 98 % (!) составляют выбросы в биосферу отходов их переработки (см. главу 18). Причем эти отходы уже, как правило, не разлагаются на исходные вещества, а представляют комплексы, не подлежащие усвоению в биосфере, т.е. загрязняют ее, заваливают отходами в прямом смысле. Природа превращается в свалку энергетического и физического мусора.

В результате экспансии антропогенных выбросов в биосфере происходят неизбежные изменения, вызывающие деформацию

394

качества элементов и свойств среды, которые, в свою очередь, являются экологическими факторами для каждого человека как биологического существа: чистоты воды и воздуха, уровня радиации и шума, спектра солнечного света и т.д. Во многих случаях параметры этих факторов превосходят критические уровни и становятся смертоносными для человека. Концентрированные и масштабные нарушения жизненно важных экологических факторов называют экологическими катастрофами (см. главу 23).

В настоящее время каждый человек использует необходимые ресурсы в "загрязненном" виде. Просто пока дозы загрязнения еще не таковы, чтобы убить человека сразу - это происходит постепенно и ежедневно. В результате люди меньше живут, чаще болеют, рождаются дети-инвалиды и т.д. Такая ситуация называется экологическим кризисом.

Уже сегодня за дополнительную плату можно купить "экологически чистые" продукты, произведенные в особых условиях. Значит, все другие, "обыкновенные" продукты - "экологически грязные". В чем же тогда смысл дальнейшего усиления техносферы?

Таким образом, представление об энергетическом обмене между техносферой и биосферой позволяет каждому человеку понять единство людей и природы на уровне человека как биологического организма.

3. Представление о мире природы как о духовной ценности. Господство в общественном экологическом сознании антропоцентрической парадигмы обусловливает абсолютное доминирование рассмотрения ценности природы только с экономической точки зрения. Идея необходимости охраны природы, соответственно, опирается на экономическую логику - логику сбережения "природных ресурсов" как разновидности экономических ресурсов. Однако большинство природных объектов не имеет очевидной экономической ценности для человека. Исследования показали, что только около 5% видов растений и животных могут съедаться, продаваться или еще как-то употребляться в экономических целях.

И вот, когда под угрозой оказывается какой-либо "неэкономический" природный объект, который, тем не менее, вызывает симпатии людей (т. е. представляет для них психологическую, духовную ценность), ученые буквально пускаются на хитрости, чтобы доказать его экономическое значение, ведь только экономически ценный объект достоин снисхождения "царя природы".

Так, в начале XX в. было замечено, что певчие птицы начинают исчезать. Орнитологи бросились им на выручку, приводя не слишком убедительные с точки зрения науки, но зато абсолютно психологически выверенные расчеты, согласно которым насекомые буквально сожрут человечество, если птицы не будут контролировать их численность.

395

Такого рода доводы встречаются и в современной школе, когда изготовление скворечников аргументируется ролью скворцов в уничтожении садовых и огородных вредителей. Характерно, что при этом умалчивается о количестве вишен и других плодов, съеденных и поклеванных стаями скворцов, которое прекрасно известно любому садоводу. На самом деле скворец просто симпатичен людям: скворец - символ весны, он радостно поет и способен подражать антропогенным звукам: скрипу дверей, работающему трактору и даже человеческому голосу, наконец, он просто очень красив, и, главное, живя рядом с человеком, не боится его и позволяет любоваться собой с близкого расстояния.

Но того, что скворец просто симпатичен, оказывается, мало, это еще недостаточное основание, чтобы он имел право на заботу, и школьникам приводят аргументы о его экономической полезности.

Формирование у школьников представления о мире природы как о духовной ценности, о "ценностно-культурном смысле" природы имеет в педагогике давние традиции (Я.А. Коменский, Ж.Ж. Руссо и др.). "Зовите меня варваром в педагогике, - писал К. Д.Ушинский, - но я вынес из впечатлений моей жизни глубокое убеждение, что прекрасный ландшафт имеет такое огромное воспитательное влияние на развитие молодой души, с которым трудно соперничать влиянию педагога"1.

Таким образом, представление о мире природы как о духовной ценности позволяет личности почувствовать единство людей и природы на психологическом, личностном уровне.

4. Представление о взаимосвязи природных условий и развития общества. В общественном сознании господствует представление об абсолютной независимости общества от природных условий, в которых оно живет. Если возможность влияния различных экологических факторов на организм человека люди еще как-то готовы признать (благодаря усилиям по экологическому образованию), то точка зрения, согласно которой существует влияние природной среды на развитие общества в целом, на социальные, политические, экономические и т.д. процессы, кажется им абсурдной. Более того, такая система представлений подкреплялась авторитетом науки, пронизанной духом картезианства: исследования по данной проблеме объявлялись "биологизаторскими", а сами исследователи упрекались в "недопонимании социально-исторической детерминированности общественного развития". Тем не менее для непредвзятого человека наличие такого влияния достаточно очевидно.

396


1 Ушинский К.Д. Материалы для "Педагогической антропологии". - СПб., 1908.- Т. III. - С. 10-11.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.