Уровни текста. Проблема выделения и описания единиц текста и единиц анализа текста

Текст - сложное речевое произведение, имеющее многослойную и многоуровневую организацию. Как системно-структурное образование он должен иметь собственные текстовые единицы, связанные определенными отношениями и в силу своей неоднородности организующиеся в уровни. А.И. Новиков считает, что вследствие многослойности и многоуровнево текста "в нем могут быть выделены различные элементы, используемые в качестве его структурных единиц" (Новиков, 1983, с. 117). Соответственно "могут быть выделены и различные системы отношений между этими единицами. Это означает, что одному и тому же тексту может быть поставлено в соответствие несколько различных структур" (Там же).

Что касается структурных уровней текста, то в их выделении обнаруживается разноречивость и разнобой, что обусловлено объективно, а именно сложностью текста как объекта изучения и субъективно - исходной научной позицией исследователя. Самое популярное поуровневое представление текста ориентировано на языковую стратификацию с соответствующим выделением в тексте фонетического, морфологического, лексического и синтаксического уровней. При этом обычно особо подчеркивается текстовая значимость лексического уровня как наиболее тесно связанного с идейно-тематическим содержанием текста. Данный подход достаточно традиционен для лингвостилистики. Выделяются также следующие уровни:

  • - идейно-эстетический, жанрово-композиционный, собственно языковой;
  • - эстетический;
  • - метрический;
  • - суперсегментные уровни: ритмический, ритмомелодический;
  • - метроритмический;

36

  • - композиционно-синтаксический;
  • - уровень фабулы, идей и т.д.

Если попытаться обобщить различные подходы к выделению уровней текста, релевантных для его лингвистического анализа, и соответственно текстовых единиц, то можно назвать три основных подхода:

  • 1) функционально-лингвистический (структурно-языковой);
  • 2) текстовой (структурно-семантический);
  • 3) функционально-коммуникативный.

Функционально-лингвистический подход. Основан на следующем исходном положении: каждый текст ориентирован на языковую систему и представляет собой выбор языковых средств из имеющегося набора их в языке, осуществленный автором в соответствии с его замыслом и отражающий его знания и представления о мире.

При таком подходе малыми единицами текста являются традиционные для языковой системы единицы (фонемы, морфемы, лексемы, словосочетания и предложения), функционирующие в тексте и имеющие текстовую значимость, т.е. участвующие в формировании текстовой семантики или текстовой синтагматики, но они рассматриваются при этом принципиально по-новому, в аспекте их текстовых функций, что позволяет говорить об уникальности организации языковых единиц в тексте. В связи с этим М.Н. Кожина выдвинула идею о двойной системности текста, которую в дальнейшем глубоко разработала и развила Н.С. Болотнова.

Текстовой подход. Основан на представлении о тексте как об уникальном структурно-текстовом целом, имеющем собственную единицу - сложное синтаксическое целое (ССЦ) - и как бы замкнутом в самом себе, рассматриваемом без учета среды его функционирования и авторства, в отвлечении от них.

Н.С. Поспелов еще в 50-е гг. XX в. призывал лингвистов обратить особое внимание на синтаксическую единицу, большую, чем предложение: "При изучении синтаксического строя связной монологической речи следует исходить не из предложения, а из понятия сложного синтаксического целого как синтаксической единицы, служащей для выражения сложной законченной мысли, имеющей в составе окружающего ее контекста относительную независимость, которой обычно лишено отдельное предложение в контексте связной речи" (Поспелов, 1948, с. 32). Большая заслуга в развитии теории сложного синтаксического целого принадлежит И.А. Фигуровскому, в 60-е гг. обратившему внимание на синтаксис связного текста в связи с анализом письменных работ учащихся. В дальнейшем очень большой круг ученых-лингвистов обратился к этой проблеме и способствовал ее разработке (И.Р. Гальперин, Н.Д. Зарубина, Г.А. Золотова, В.А. Кухаренко, Л.М. Лосева, О.И. Москальская, О.А. Нечаева, Г.И. Солганик, 3.И. Тураева и мн. др.).

37

В многочисленных исследованиях рассматривались принципы вычленения и типы сложных синтаксических целых, их свойства как языковых универсалий, имеющих устойчивую структуру. Поиск особой единицы текста заключался в том числе и в поиске термина, ее обозначающего, в качестве которого предлагалось множество терминообозначений: "прозаическая строфа" (Е.С. Галкина-Федорук, Г.Я. Солганик); "компонент текста", "складень" (И.А. Фигуровский); "смысловой кусок" (А.А. Смирнов, А.Н. Соколов, Т.И. Алпатова); "диктема" (М.Я. Блох). А также: "абзац", "суперфраза", "коммуникант", "дискурс", "секвенция", "цепь предложений", "сложное синтаксическое единство", "сверхфразовое единство" и др. Как показало время, наиболее устойчивым и общепризнанным оказался термин сложное синтаксическое целое (ССЦ).

Несмотря на кажущуюся решенность вопроса относительно основной единицы текста - сложного синтаксического целого, он остается до сих пор актуальным. Так, П.А. Лекант по этому поводу утверждает, что "в настоящее время проблема сверхфразовых единств, прозаической строфы, синтаксиса целого текста (или связной речи) является одной их наиболее актуальных в синтаксисе. Основная трудность ее исследования - в комплексности средств организации единиц целого текста (больших, чем предложение), а также в отсутствии однообразных специализированных показателей, определяющих организацию и границы таких единств" (Лекант и др., 1988, с. 116). Современная трактовка сложного синтаксического целого оказалась тесно увязанной с проблемами текстообразования, что потребовало более полного описания названной лингвистической единицы. Сложное синтаксическое целое в современной русистике выступает как формирующаяся текстовая единица, обладающая собственной семантической, структурной и функциональной природой, что требует ее рассмотрения в аспекте текстовой деятельности. Является ли ССЦ единицей языка или только речи? О.И. Москальская однозначно ответила на этот вопрос, усмотрев в ССЦ "синтаксическую единицу, четко делимитируемую, имеющую собственную внутреннюю структуру, представляющую собой моделируемую единицу языка" (Москальская, 1981, с. 11).

В основу выделения ССЦ могут быть положены разнообразные критерии: лексико-синтаксические средства связи, способ изложения информации, типы синтаксических конструкций, актуальное членение, коммуникативная задача и т.д. Но главное, что объединяет фразы в одно ССЦ, это содержательная природа данной единицы текста, а именно общность темы (микротемы). ССЦ - средство тематического развертывания текста, средство его тематической делимитизации и интеграции. Во всех исследованиях ССЦ выделяются на основе семантического единства. Это и достоинство и недостаток их квалификации, так как выделение их из текста не лишено субъективизма: тема может быть расширена или сужена, степень конкретизации темы может быть интерпретирована по-разному. Но если отвлечься от разночтений, можно сказать, что многие исследователи, рассматривая ССЦ в качестве основной

38

единицы текста, понимают его как единство, состоящее из нескольких высказываний (последовательности предложений), характеризующихся смысловой законченностью, имеющих определенное композиционное и коммуникативное устройство. Различия в осмыслении и описании ССЦ у разных авторов обнаруживаются в актуализации какого-либо элемента устройства ССЦ и ощущаются преимущественно в терминологии.

Итак, основная единица текста, имеющая собственное содержательное, структурное и коммуникативное устройство, - это сложное синтаксическое целое. Главная его особенность - относительная тематическая самостоятельность и законченность некоторой совокупности высказываний, которую они сохраняют при извлечении из текста, а также особый характер межфразовых связей, существующих внутри ССЦ. Учитывая тематическое, композиционное и синтаксическое единство высказываний в тексте, можно выделить ССЦ, раскрывающие частные микротемы и тем самым участвующие в раскрытии основной темы произведения. Таким образом, основные принципы выделения ССЦ - единство микротемы и определенное его композиционное устройство, что позволяет считать ССЦ особой единицей текста.

Функционально-коммуникативный подход (системно-деятельностный). Опирается на тезисы: 1) за каждым текстом стоит его творец, автор, уникальная языковая личность; 2) каждый текст опрокинут в социум, направлен к адресату, читателю.

При таком подходе выделяются динамические текстовые единицы, имеющие лингвистическую и экстралингвистическую сущности, различающиеся функционально и коммуникативно, что доказательно продемонстрировала в серии своих монографических работ Н.С. Болотнова, которая разграничивает два основных уровня текста - информационно-смысловой и прагматический, составляющие их подуровни, виды текстовых единиц каждого уровня и соотносимые с этими единицами единицы речи и текста. На информационно-смысловом уровне в лингвистическом аспекте (аспект репрезентации) выделяются четыре подуровня: фонетический, морфологический, лексический, синтаксический; основная текстовая единица этого уровня - информема; ей соответствуют единицы речи: звук, морф, лекса, словосочетание, высказывание - и соотносимые с ними единицы языка: фонема, морфема, лексема, словосочетание, предложение. На прагматическом уровне - два подуровня: экспрессивно-стилистический и функционально-стилистический; основная текстовая единица - прагмема; ей соответствуют единицы речи: стилема, стилистический прием, типы выдвижения.

Рассмотрение текста в собственно коммуникативном аспекте позволяет Н.С. Болотновой несколько по-иному представить систему подуровней и единиц текста. Так, на информационно-смысловом уровне ею выделяются предметно-логический, тематический и сюжетно-композиционный подуровни;

39

основной вид единицы текста - информема. Единицы текста: денотат, подсистема денотатов, система денотатов (на предметно-логическом подуровне); элемент микротемы, микротема, тема, тематический блок, дискурс (на тематическом подуровне); элемент ситуации, фрагмент ситуации, ситуация (событие), куст ситуаций (эпизод), система эпизодов (на сюжетно-композиционном подуровне). На прагматическом уровне Н.С. Болотнова выделяет три подуровня: эмоциональный, образный, идейный; основной вид единицы - прагмема. Единицы текста: эмотема, система эмотем, эмоциональный тон, динамика эмоционального тона (на эмоциональном подуровне), микрообраз, система микрообразов, художественный образ, система художественных образов (на образном подуровне); микроидея, система микроидей, система идей (на идейном уровне).

Можно в целом поддержать предложенную Н.С. Болотновой классификацию текстовых единиц, основанную на функционально-коммуникативном подходе, хотя для практического анализа использовать ее достаточно трудно по причине дробности системы текстовых единиц, с одной стороны, с другой - в связи с тем, что они факгическй выделяются на содержательном основании и за ними не закреплены репрезентирующие их текстовые структуры. Так, даже основные для названной концепции текстовые единицы (информемы и прагмемы) определяются слишком отвлеченно.

Таким образом, в практике лингвистического анализа художественного текста основной собственно текстовой единицей следует считать сложное синтаксическое целое, а в качестве несобственно-текстовых единиц - фонему, морф, слово, словосочетание и высказывание с учетом выполняемых ими текстовых функций.

40

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.