Образец анализа

Для анализа использовано стихотворение О. Мандельштама "Пусти меня, отдай меня, Воронеж...":

Пусти меня, отдай меня,Воронеж:
Уронишь ты меня иль проворонишь,
Ты выронишь меня или вернешь, -
Воронеж-блажь, Воронеж - ворон, нож...

1935

1. Фоносмысловой анализ

1.1. В тексте стихотворения наличествует типовой повторяющийся звукобуквенный комплекс врнж/ш, он содержится в 10 лексемах ("Воронеж" - 3 раза):

452

Воронеж (врнж), уронишь (рнш), проворонишь (рврнш), выронишь (врнш), вернешь (врнш), блажь (блж), ворон (ври], нож (но/с).

1.1.1. Данная фонопарадигма врнж/ш имеет анаграмматический характер, т. к. содержится в анаграмматической лексеме "Воронеж", включающей в себя фонографические оболочки следующих слов: вор, ор, ворон, норов, жор, ров и др.

1.1.2. Слово "Воронеж" является одновременно языковой и текстовой анаграммой, т. к. эта лексема и вне контекста содержит в себе ряд вышеуказанных лексем (вор, ров, ворон и др.), которые в тексте начинают играть смысловыразительную роль. Данная анаграмма является фонографической и культурно-эстетической, т. к. новообразованные лексемы типа ворон, ров, ор, вор и др. в тексте выражают смыслы, связанные с экстралингвистическими параметрами стихотворения (например, ссылка поэта в Воронеж; ожидание поэтом гибели/казни и др.).

1.1.3. Анаграмма "Воронеж" включает в себя две группы слов:

  • а) фоносмысловая парадигма эксплицитного характера (содержащаяся в тексте): Воронеж (3 раза), уронишь, проворонишь, выронишь, вернешь, блажь, ворон, нож\
  • б) фоносмысловая парадигма имплицитного характера: Воронеж, норов, ворон, нож, ров, ор, жор, жен(а), рож(а), рж(а) и др.

1.2. Фоносмысловые парадигмы слов эксплицитного и имплицитного характера составляют две тематические (функционально-смысловые) группы (ТГ) слов:

ТГ1 - лексика со значением насильственной смерти, произвола, казни и т.п.: уронишь, проворонишь, выронишь, вернешь, Воронеж, вор (выражаемые смыслы: "власть", "Сталин", "НКВД" и т.п.); норов, блажь (произвол власти, беззаконие и т.п.); ров, нож, жор, ор ("орудие убийства", "смерть, гибель", "крики казнимых", "место массового захоронения" и т.п.); ворон ("птица - символ смерти", а также спецавтомобиль, на котором увозили в тюрьму незаконно репрессированных в 30-е гг.: "ворон", "черный воронок", "воронок"...);

ТГ2 - лексика со значением сопротивления, гибели: норов ("воля и упорство поэта"); жен(а) ("Н. Я. Мандельштам, разделившая ссылку с мужем и поддерживавшая его дух в течение многих лет").

1.2.1. Ключевые фоносмысловые слова "Воронеж", "ворон", "нож" и "норов". Базовое ключевое слово - "Воронеж". Данная лексема, утрачивая свое топонимическое значение, становится словом-идеофоном, способным своей звуковой оболочкой выражать текстовые смыслы.

1.3. Тематические группы слов (ТГ1 и ТГ2) вступают в смысловом пространстве текста в оппозицию, в отношение взаимоисключения. ТГ1 (лексика со значением гибели) в количественном отношении (13 слов) преобладает в сопоставлении с ТГ2 (лексика со значением сопротивления). Анаграмма "Воронеж" (ТГ1), таким образом, выражает ядерный (глубинный) смысл этого стихотворения.

453

1.4. Анаграмма-идеофон "Воронеж" выражает в данном тексте ядерный смысл: неминуемая гибель, смерть; возможно, расстрел по произволу власти, НКВД, Сталина и т.п. Последняя строка стихотворения является ключом к фоносмысловой и анаграмматический системе данного текста. В этой строке идеофон-анаграмма повторяется дважды, что интенсифицирует смысловыражение посредством звукокомплекса врнж/ш ("гибель поэта"). Таким образом, смысловой доминантой этого текста является типовой комплекс текстофонем врнж/ш, содержащийся в идеофоне-анаграмме "Воронеж".

2. Анализ словообразовательных единиц

В тексте стихотворения "Пусти меня, отдай меня, Воронеж..." отсутствуют деривационно-неологические лексемы. Однако следует отметить, что, как показал фоносмысловой анализ, лексема "Воронеж", являясь идеофоном-анаграммой, претерпевает смысловое обновление. В основе такого процесса неологизации лежит явление омонимии текстового характера. Тематически, хронологически и по общим экстралингвистическим параметрам к данному стихотворению примыкает текст О. Мандельштама, написанный 10-27 декабря 1937 г., незадолго до гибели поэта:

Мой щегол, я голову закину,
Поглядим на мир вдвоем.
Зимний день, колючий, как мякина,
Так ли жестк в зрачке твоем?

Хвостик лодкой, перья черно-желты,
Ниже клюва в краску влит,
Сознаешь ли, до чего щегол ты,
До чего ты щегловит?

Что за воздух у него в надлобье -
Черн и красен, желт и бел!
В обе стороны он в оба смотрит - в обе! -
Не посмотрит - улетел!

2.1. Данный текст содержит в себе неологизмы двух видов: фонографические, грамматические, "жестк" и "черн", а также деривационный неологизм "щегловит".

2.1.1. жестк-, черн-, щегловит.

2.1.2. Текстоморфы жест- (лексико-грамматическое значение "жесткий, твердый"); черн- ("цвет угля, ночи"); щегл- ("птица с яркой желтой, красной и черной окраской"); -овит- (значение оттенка какого-л. качества).

2.2. Все текстоморфы - неологические, не заумь.

2.3. Данные текстоморфы выражают в тексте следующие смыслы: жест-: относится к "зимнему дню", к окружающей действительности, к жизни вообще; в зрачке щегла отразилось вообще "жесткое", "жестокое", "железное" время;

454

черн-: относится к "воздуху в надлобье щегла"; интенсифицирует и уточняет смысл, выраженный текстоморф "жест": "жестокое, черное время";

щегловит: комплексное выражение следующего смысла: "чересчур живая, свободная, независимая птица"; свободный, возможно, в отличие от автора стихотворения.

2.4. Данные текстоморфы совместно с лексическими средствами являются речевыми доминантами выражения текстовых смыслов.

2.5. Стихотворение "Мой щегол, я голову закину..." не являются текстом-палиндромом и текстом-заумью. Данное стихотворение содержит в себе не только неологические лексемы, но и звукообразную лексику (щегол, колючий, жестк, черно-желтый, ниже клюва, в краску влит, щегол бы, щегловит, черн и красен, желт и бел и др.), объединенную аллитеративными звукокомплексами щгл, кл, жлт, влт, щглвт и др.

Единицы фонетического и словообразовательного уровней речевой структуры стихотворений О. Мандельштама в тесном единстве с лексико-смысловой структурой играют ведущую роль в выражении текстовых смыслов.

3. Анализ лексических единиц

3.1. Словарь-тезаурус стихотворения О. Мандельштама "Пусти меня, отдай меня, Воронеж..." как система включает в себя три смыслотематические группы слов.

3.1.1. Лексика в данном стихотворении распределяется по следующим ТГ: ТГ1 - слова со значением жажды освобождения из ссылки свободы: пусти (меня); отдай (меня); уронишь (меня); проворонишь; выронишь (меня); вернешь. Следует отметить, что данная ТГ является лексико-семантической группой, т. к. в нее входят только глаголы.

ТГ2 - слова со значением произвола, совершаемого властью над поэтом: пусти, отдай, уронишь, проворонишь, выронишь, вернешь, блажь. Следует отметить, что данная группа в силу высокой смысловой вариативности глаголов включает в себя лексику ТГ1.

ТГЗ - слова со значением гибели, насильственной смерти, казни: Воронеж;, ворон, нож:.

3.1.2. Данные группы лексики выражают три лексико-смысловых комплекса:

  • а) лирический субъект (поэт) желает, жаждет вырваться из ссылки, понимая, что это все-таки невозможно. Глагольные повторы, лексико-грамматическая однородность (императивное наклонение и модальность возможности) усиливают смысл невозможности обретения свободы;
  • б) насилие и произвол власти, органов НКВД и лично И. Сталина (данные смыслы выделяются при анализе экстралингвистических параметров текста); неопределенность состояния ссыльного поэта усугубляется прямой номинацией "Воронеж - блажь";
  • в) гибель лирического субъекта (поэта) неизбежна: прямая номинация орудия убийства - "нож"; символ смерти - "ворон"; текстовое значение идеофона-анаграммы "Воронеж" - бесконтрольная репрессивная деятельность органов власти НКВД и лично И. Сталина.

455

3.1.3. Идеологема: а) пусти (меня); б) блажь (Воронеж); в) нож (Воронеж).

3.2. Лексико-смысловое пространство этого стихотворения состоит из трех структурных частей - смыслотематических групп лексики. Лексика внутри ТГ1, ТГ2 и ТГЗ связана достаточно близкими семантическими связями (расстояниями), что обеспечивает смысловую монолитность частей общей смысловой структуры текста.

Смыслотематические блоки (ТГ1, ТГ2 и ТГЗ) вступают друг с другом в следующие отношения: ТГ2 и ТГЗ образуют тематические целое - "произвол власти" → "гибель поэта", в основе которого лежат причинно-следственные связи (произвол власти обусловил развитие трагической ситуации в судьбе поэта).

ТГ1 и ТГ2, ТГЗ вступают в оппозицию взаимоисключения, что интенсифицирует выражение глубинного смысла, складывающегося из двух противопоставленных частей: жажда жизни ↔ неминуемая гибель.

3.3. Лексико-смысловое пространство этого текста тесно взаимодействует с фоносмысловым пространством. Идеофон-анаграмма (фонетический статус слова) "Воронеж" является идеологемой "Воронеж - нож".

3.3.1. Лексика в данном тексте вместе с фонетическими единицами доминирует в формировании ядерного, глубинного смысла, который выражается в единстве и противоположении двух смысловых блоков: жажда жизни и неизбежная трагическая гибель поэта.

4. Анализ синтаксических единиц

4.1. Текст стихотворения "Пусти меня, отдай меня, Воронеж..." состоит из 5 простых двусоставных предложений, объединяющихся в бессоюзное сложное предложение, представляющее собой сложное синтаксическое целое.

4.1.1. Бессоюзное сложное предложение структурировано следующим образом:

1: 2,3,-4, 5

4-е и 5-е простые предложения могут рассматриваться в качестве одного простого, построенного на лексико-синтаксическом повторе подлежащего Воронеж и однородных сказуемых блажь и ворон, нож. Простые предложения строятся на явлении однородности сказуемых (1-е простое предложение: пусти, отдай; 2-е простое: выронишь или вернешь; 4-е и 5-е: повтор подлежащего Воронеж; 5-е простое: ворон, нож:).

4.1.2. Минимальный объем лексико-синтаксической единицы в тексте -словосочетания (подчинительные: пусти меня; уронишь меня; сочинительные: пусти, отдай; уронишь иль проворонишь; предикативные: уронишь ты; ты выронишь; Воронеж - ворон, нож). Максимальный объем - поэтическая строфа, характеризующаяся структурным единством и смысловой завершенностью.

4.1.3. Строфа как синтетическое единство является синтезом функционирования таких единиц текста, как графика (строфа равна катрену); ритм и метр

456

(строфа представляет собой четыре пятистопных стиха с парной рифмой (женская - женская; мужская - мужская); звуковая форма (единство однотипных интонационных фигур; затрудненная дикция: -неж <-> блажь, -неж <-> ворон <~> нож:; звукопись: типовой звукокомплекс врнж!ш)\ лексика (строфа выражает сложное лексико-смысловое пространство, описанное в п. 3 анализа).

4.2. Синтаксические повторы (пусти, отдай - императивные формы наклонения глагола), лексико-грамматическая однотипность предложений (прямое отражение в 1-м предложении, имплицированное обращение во 2-м и 3-м предложениях, 4-е и 5-е - это предложения тождества с именной частью сказуемого и т.д.) интенсифицирует выражение лексических смыслов "жажда жизни", "возможность свободы" и "неминуемая гибель".

4.2.1. Ведущая функция синтаксических единиц в данном тексте заключается в усилении выражения общих текстовых смыслов.

4.3. Лексико-грамматическая однотипность синтаксических структур поэтической строфы организует и структурирует лексико-смысловое пространство стихотворения, усиливая и углубляя единство и противоречие двух глубинных смысловых блоков - "жажда жизни" и "неизбежная гибель поэта".

Синтаксические единицы данного стихотворения наряду с фонетическими и лексическими единицами доминируют в формировании и усилении выражения общих текстовых смыслов.

457

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.