90. Лексические и лексико-семантические универсалии

Лексические универсалии касаются свойств слова как единицы языка и словарного состава языков; лексико-семантические - некоторых черт лексической семантики в языках мира.

Говоря об обозначениях и группах обозначений, которые есть во всех языках, естественно допустить, что в любом языке должны быть слова, которые называют человека (мужчина, женщина, дети, сестра, брат, родители...), названия для частей тела, для дня и ночи, земли и неба, солнца и луны, воды и огня, для важнейших животных и растений, для важнейших действий (есть, пить, делать, говорить, спать...), признаков (большой, много, холодный...) и характеристик (хороший, злой...). Однако список универсальных обозначений не так легко продолжить, как может казаться на первый взгляд. Например, верно, что во всех языках есть лексические средства для указания на множественность (неединственность), однако не универсально наличие счетных слов даже в пределах первого десятка. По данным из австралийских языков, не универсальна такая, казалось бы, "естественная" для психологии восприятия лексическая группа, как цветообозначения. Универсально лексическое различение 'темного' и 'светлого', однако отдельное слово даже для 'черного' имеется не во всех языках: "ведь если слово используется для описания не только черных, но и коричневых, серых и темно-синих предметов, оно не значит 'черное'" (Вежбицкая 1996, 231).

В списке лексических универсалий существуют закономерности, отражающие зависимости между частотой слова в некотором тексте и его номером (рангом) в частотном словаре, составленном на основе данного текста; между рангом в общем частотном словаре и способностью слов "заполнять", покрывать собою любой текст (т.е. текстообразующей способностью слов); между полисемией слова и его употребительностью и ряд других.

268

Наиболее известная из закономерностей квантитативной лексикологии - это закон Ципфа17, согласно которому частота слова в тексте известной длины определяется в зависимости от ранга слова в частотном словнике данного текста (т.е. статистическая структура текста полагается величиной постоянной, а частота и ранг слова выступают в качестве переменных величин). В целом универсальный характер имеет текстообразующая способность различных по частоте групп лексики. Так,

10 самых частых слов образуют 20 % любого текста
50 «——» «——» 30 - 40 % «——»
1000 «——» «——» 70 % «——»
2000 «——» «——» 80 - 85 % «——»

Вместе с тем текстообразующие возможности слов, относящихся к тем или иным ранговым интервалам, в некоторых деталях оказываются разными по разным языкам (см. Супрун 1983, 13 - 16; Супрун 1988). Причины этих различий совершенно неясны - скорее всего, дело в неоднородности текстов, поскольку даже на одном языке "конгломерат текстов и целостный текст тех же размеров устроены по-разному" (Арапов 1988, 31). По-видимому, универсальны некоторые общие, широкие закономерности, так сказать, "целые числа десятичных дробей", однако "после запятой" показатели в той или иной мере варьируются.

Среди лексико-семантических универсалий есть закономерности как диахронического, так и панхронического характера, ср.:

  • В любом языке обозначения абстрактных понятий восходят к обозначениям конкретных предметов (ограничимся двумя примерами, релевантными для всех славянских языков: русск. степень, ступень и термин ритмики стопа восходят к индоевропейскому *step-/*stob - 'след ноги, шаг'; му́ка связано с мука́18).

269

  • Обозначения эмоций и эмоциональных состояний восходят к обозначениям физических и физиологических ощущений (ср. родство слов в русском языке: горе - горький- грусть - груз, грузный; печаль - печет; тоска - тошно; стыд - стужа и др.).
  • Во многих языках основные обозначения рельефа восходят к обозначениям частей человеческого тела (иллюстрации см. в § 14).
  • Во всех языках имеет место переносное (метафорическое или метонимическое) употребление значений слов.
  • Во всех языках имеются фразеологические обороты, т.е. относительно воспроизводимые сочетания слов (иногда обладающие чертами идиоматичности), используемые в функции отдельного слова.
  • Всюду есть имена собственные.
  • Универсально табуирование.

270


17 По имени Джорджа Ципфа (США, 1902-1950). С учетом ряда корректирующих коэффициентов этот закон иногда называют Закон Эсту-Ципфа-Мандельброта (см. Пиотровский, Бектаев, Пиотровская 1977, 19).
18 Праслав. *mqka родственно с литовск. mа́nkyti 'жать, давить, мучить'. Ср. живое ощущение этой связи в "Молении Даниила Заточника" (XII в.): Пшеница бо много мучима чист хль[б являетъ, а в печали обрь[тает человь[к ум свръшен.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.