75. Языки и школа в условиях двуязычия
(типы административно-законодательных решений)

Использование языков в образовании - это самый надежный показатель реального общественного статуса языков и их перспектив в будущем.

Для характеристики положения языков в образовании существенны два аспекта: 1) уровень образования (дошкольное, начальное, среднее, высшее); 2) учебно-педагогические функции языка, т.е. является ли он: а) языком, на котором ведется обучение; б) учебным предметом. С учетом названных аспектов можно построить две полярные модели, характерные для социумов с полярно различной национально-языковой политикой. Эти модели представлены в таблице 75.

Таблица 75. Модели распределения мажоритарного и миноритарного
языка в образовании в социумах с полярно различной политикой

Политические типы социумов и типы языковой политики Сферы использования языков в образовании
В средней школе В высшей школе
В качестве языка обучения В качестве учебного предмета В качестве языка обучения В качестве общеобразовательного учебного предмета
Открытый социум. Этноязыковой плюрализм Язык мажорит.
допустим.
Язык минорит.
допустим
Язык мажорит.
обязателен.
Язык минорит.
обязателен
Язык мажорит.
допустим
Язык минорит.
опустим
Язык мажорит.
допустим.
Язык минорит.
допустим
Тоталитарный социум. Моноэтнолингвоцентризм Язык мажорит.
обязателен.
Язык минорит.
не допустим
Язык мажорит.
обязателен.
Язык минорит.
не допустим
Язык мажорит.
обязателен.
Язык минорит.
не допустим
-

75.1. О праве граждан выбирать язык обучения (первое уточнение плюралистической модели). Конкретная картина использования в образовании двух языков социума определяется тем, каковы объемы учебно-педагогической коммуникации на каждом из них. В плюралистическом разноязычном обществе закон гарантирует этническим меньшинствам возможность образования на родном языке. В стране должны быть школы с разными языками обучения, а количественное соотношение таких школ должно зависеть от свободного выбора учеников и их родителей9.

225

При этом либеральный закон не ограничивает граждан в выборе языка обучения (т.е. можно учиться и не на родном языке).

Общедемократическая норма о праве граждан выбирать язык обучения предполагает ряд уточнений. Существенно, при какой численности и какой компактности проживания лиц той или иной национальности возможны общеобразовательные школы на их родном языке. Какие ступени общего образования на языке национального меньшинства гарантирует закон: начальное, неполное среднее или полное среднее? Доступно ли на языке меньшинства высшее образование и по каким специальностям?

75.2. Какой язык может быть обязательным школьным предметом? (второе уточнение плюралистической модели). О степени демократичности закона о языке можно судить по тому, определяет ли закон некоторый язык в качестве обязательного для изучения каждым гражданином (любой национальности). Вот как отвечал на этот вопрос Бодуэн де Куртенэ: "По педагогическим и общегражданским соображениям в каждой школе должен быть обязательным как предмет изучения только один язык - язык преподавания. Но необходимо предоставить всем ученикам возможность усвоить себе тоже другие языки, каковы: язык, самый распространенный в государстве; язык, самый распространенный в данной автономной области; язык иноязычных сограждан данной самоуправляющейся единицы; языки, распространенные и получившие всемирное значение (вроде немецкого, французского,

226

английского, эсперанто и т.п.); так называемые "классические языки", латинский и греческий" (Бодуэн де Куртенэ 1913, 77-78).

После Октябрьской революции в течение 20 лет советское законодательство сохраняло, в качестве общедемократической нормы, отсутствие требования обязательного преподавания русского языка. И действительно, в национальных республиках, особенно в среднеазиатских, и особенно в контексте политики "коренизации" первых десяти лет советской власти (см. § 69), русский язык преподавался не повсеместно и не в той мере, в какой это становилось нужным центру.

В 1938 г., в русле нарастающей милитаризации страны, ЦК ВКП(б) и Совнарком приняли Постановление "Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей". В качестве побудительного мотива решения указывалось, что Красной Армии нужны бойцы, понимающие команды на русском языке. Преподавание русского языка вводилось со 2-го класса. Постановление стало сигналом к форсированию русификации по всей стране. Вот как описывает этот процесс В.М. Алпатов: "Уже через 6 дней бюро Башкирского обкома постановило ликвидировать немецкие, эстонскую, русско-немецкую, латышские школы, реорганизовав их в обычные с преподаванием на русском языке [...]. В 1930 г. более 95% детей коми-зырян училось в национальных школах; после войны обучение в Коми АССР уже шло на русском языке, и детям коми, до обучения часто не знавшим его вовсе, учителя запрещали использовать родной язык даже на переменах. Точно такие порядки были в школах коми и до 1917 г." (Алпатов 1995, 89).

Новый виток русификации был сделан при Хрущеве, когда "Закон об укреплении связи школы с жизнью... " (1958) предоставил родителям право выбирать язык обучения для своих детей. Это была ловушка для национальной школы: в автономных республиках и областях Российской Федерации преподавание на родном языке во многих школах стали заканчивать в 4-м классе; другая часть школ была полностью переведена на русский язык. Родной язык превратился в учебный предмет. Позиции родного языка были существенно ослаблены также в союзных республиках. Если в 1934 г. обучение в стране велось на 104 языках, то через 20 лет число языков обучения не превышало шести десятков (Проблемы национальной школы 1989, 20 - 25).

227

В постсоветской России многое делается для восстановления национальной школы народов РФ. Предприняты меры по расширению обучения на национальных языках, а также по расширению преподавания национальных языков как учебных предметов. Некоторые количественные показатели изменений таковы: в 1992 - 1993 учебном году, по сравнению с 1987 - 1988 учебным годом, количество языков обучения выросло на 13 и достигло 35 языков; за этот же период количество языков, изучаемых как предмет, увеличилось на 17 и достигло 76 языков (Бацын, Кузьмин 1994, 19 - 21).

В Законе Российской Федерации "Об образовании" (1992) язык обучения трактуется примерно так, как это делал Бодуэн де Куртенэ в 1913г.: "Язык (языки), на котором ведется обучение и воспитание в образовательном учреждении, определяется учредителем и (или) уставом образовательного учреждения" (Статья "Язык (языки) обучения", п. 3). Обязательность изучения русского языка, как и требования к уровню владения им, определяются не собственно "Законом о языках" и не Законом "Об образовании", а подзаконными актами: "Во всех имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, кроме дошкольных, изучение русского языка как государственного языка Российской Федерации регламентируется государственными образовательными стандартами" (Закон РФ "Об образовании", ст. 6, п. 5). Что касается изучения государственных языков республик в составе РФ, то законы РФ относят данный вопрос к компетенции законодательства этих республик.

Опыт либерального плюрализма в языковой политике (Швейцария, Финляндия, Канада, Испания) убеждает, что в вопросе о языках в сфере образования необходимо выдерживать два принципа: 1) граждане свободны в выборе для своих детей языка обучения, при этом язык обучения может совпадать или не совпадать с этничностью ребенка; 2) в двуязычной среде для упрочения гражданского согласия между этноязыковыми общинами целесообразно обязательное (т.е. предписанное законом) изучение языка соседей. В законодательной поддержке школьных уроков нуждаются прежде всего именно миноритарные языки. Бодуэн де Куртенэ рассматривал изучение языка "иноязычных сограждан данной самоуправляющейся единицы" как задачу первоочередную, более насущную, чем изучение языков, "получивших всемирное значение (вроде немецкого, французского, английского, эсперанто и т.п.)" (Бодуэн де Куртенэ 1913, 78).

228


9 В современном мире наблюдается тенденция ко все большей демократизации и либерализации взаимоотношений между взрослыми и детьми (родителями и их ребенком, учителями и учениками и т.д.), а с другой стороны, - тенденция ко все большей юридической защищенности прав именно ребенка (а не семьи, материнства, детства в целом). Так, в принятой ООН "Конвенции о правах ребенка" (1989) в статье 29 (о целях образования), отдельно говорится об уважении к культурной самобытности именно ребенка, его языку и его ценностям, которые не отождествляются с уважением "к родителям" и к "национальным ценностям страны": Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на: [...] с) воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку и ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной [выделено мной. - Н.М.]. Можно думать, что самостоятельность ребенка в выборе языка обучения будет возрастать.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.