72. Язык как объект правовой регламентации
и границы действия законов о языке

Юридическая регламентация языковой практики обычно требуется в ситуациях этнического двуязычия и заключается в законодательном определении официального статуса, прав и сфер использования языков6. В юридическом регулировании обычно больше заинтересованы "слабые" - языковые и этнические меньшинства, этносы без автономий, носители языков, коммуникативные функции которых сужаются. Однако, если стремиться к соблюдению прав человека, правовому обществу и гражданскому согласию, то тревога за судьбу миноритарных языков должна быть общей. В многоязычной стране все народы в конечном счете заинтересованы в юридической регламентации национально-языковых отношений.

Между тем далеко не во всех многоязычных странах есть такие законы. Канадский исследователь Дж. Тури обнаружил, что из 147 конституций разных стран только 110 содержат статьи, касающиеся языка (Гак 1989, 107). Отсутствие законов о языке усиливает позиции языка большинства населения и оставляет без юридической защиты языки меньшинств.

216

В конституциях СССР 1924, 1936 и 1977 гг. деликатная сфера национально-языковых отношений была регламентирована минимально. Конституция 1977 г. декларировала равенство граждан "перед законом независимо от языка", "возможность обучения в школе на родном языке", "право выступать в суде на родном языке"; кроме того предписывала публиковать "законы СССР, постановления и иные акты Верховного Совета СССР на языках союзных республик". Вместе с тем конституция не ориентировала на создание гарантий соблюдения провозглашенных принципов - например, гарантий обучения в школе на родном языке или сохранения национального языка в качестве языка обучения. Это означало правовую беззащитность национальных языков и "молчаливое" предоставление преимуществ языку центра и бюрократии, а также возможность представить процесс сужения социальных функций местных языков как "естественный", происходящий даже "вопреки" провозглашенным конституцией правам.

Конституция СССР 1977 г. не определяла юридического статуса языков. В ней не было ни одного лингвонима, а также каких-либо словесных указаний на особый статус русского языка (например, сочетания язык межнационального общения). Тем не менее иерархия языков и особый статус русского языка в конституции был выражен. В главе "Суд и арбитраж" перечислялись ранги тех языков, на которых ведется судопроизводство, и таким образом устанавливалась 4-ступенчатая административно-территориальная иерархия языков: 1) язык союзной республики, 2) язык автономной республики, 3) язык автономной области, 4) язык автономного округа.

Особый статус русского языка манифестирован средствами геральдики: 1) на государственном гербе СССР надпись "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" на русском языке выполнена крупнее, чем на языках союзных республик, и размещена в основании герба посредине, в то время как надписи на других языках расположены симметрично слева и справа; 2) гербы союзных республик (кроме РСФСР) содержали надпись "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" на двух языках - соответствующей республики и русском.

В настоящее время во всех государствах СНГ язык "титульной нации" (т.е. народа, имя которого отражено в названии государства) имеет статус государственного. Согласно российскому законодательству,

217

в 1995 г. в РФ было 19 государственных языков и 10 титульных (Государственные языки 1995). В национальных автономиях России продолжается процесс придания языкам максимально высокого юридического статуса.

В разных странах законы о языках различаются по степени разработанности. В большинстве случаев законы регламентируют использование языка в официальных (государственных) сферах и не касаются выбора языка в частной жизни, в неофициальном общении на работе. В светских государствах законы о языках не распространяются на деятельность религиозных объединений и организаций. Законы не затрагивают, разумеется, выбор слов, форм, вариантов произношения и т.п. - это задача не юристов и не органов власти, а область лингвистической кодификации норм, "внутренней" языковой политики и культуры речи.

Во многих странах юридический статус языков определяется в основном государственном законе - конституции. Если кроме того имеются специальные законы о языках, то они конкретизируют конституционные установления. Кроме собственно законов о языках, выбор языков иногда регламентирован некоторыми другими законами многоязычного государства - например, л (в которых могут быть определены языки обучения), законами о суде (которые определяют языки судопроизводства, участие переводчика в процессуальных действиях и т.п.). Дальнейшая правовая конкретизация взаимоотношений языков может осуществляться в так называемых подзаконных актов (издаваемых отдельными государственными и негосударственными органами). Таковы, например, приказы, правила и инструкции, регулирующие деятельность учебных заведений (включая учебные программы по языкам социума); таковы решения органов, руководящих масс-медиа и книгоизданием (например, определение объемов вещания или тиражей на языках социума). К подзаконным актам относятся и квалификационные требования при приеме на работу (в том числе в части знания языков). Подзаконные акты издаются на основе конституции и законов и не должны им противоречить.

В законах о языках в разных странах не совпадает состав самих объектов юридической регламентации. Наиболее типичные объекты следующие: 1) официальный (юридический) статус языков;

218

2) социальные сферы возможного и/или обязательного использования языков; 3)характер и степень использования языков социума в области образования.

Правовой статус языков определяется терминами государственный, официальный, иногда национальный (см. подроби. § 47). Во многих странах официальными (или государственными) признаны два, реже три, еще реже четыре языка. В Индии из двух официальных языков (хинди и английский) один (английский) определен в конституции как временный официальный язык\ кроме того, 15 крупных языков Индии, перечисленных в ее конституции, названы конституционными языками. Это тоже официальный статус языка.

Кроме статуса, к числу важнейших официальных определений языка, нередко включаемых в конституцию, относится его имя (лингвоним) и используемый алфавит (что бывает важно при синонимии лингвонимов и при наличии нескольких алфавитных традиций в одной культуре). Так, по конституции Индии, "официальным языком Союза является хинди в письме деванагари" (цит. по: Чернышев 1993, 55). Закон о языках в Молдове (1989) предписывал перевод молдавского письма с кириллицы на латинский алфавит. Позже принятие латинского алфавита было закреплено в конституции Молдове.

219


6 Впрочем, в ряде стран законодательство содержит положения, регламентирующие также и "внутренние" аспекты в использовании языка. Например, в Индии конституция устанавливает приоритеты при выборе источников заимствований в хинди и другие официальные языки страны: если без заимствования не обойтись, то сначала следует обратиться к санскриту, а затем уже к лексике других языков (Ганди, 1982, 148; Чернышев 1993, 56).
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.