28. Агглютинация и фузия как два типа морфологической
организации слова. С какими чертами звуковой
и синтаксической организации языка
коррелирует морфология его слова?

Существует два основных типа морфемного устройства слова: фузия (от лат. fusio - сплавление) и агглютинация (лат. agglutinatio - приклеивание, склеивание). В фузионном слове границы между морфемами неотчетливы, они как бы сплавились: иногда они проходят внутри звука, (например, в слове стричь в звуке [ч] слились последний звук корня стригу и первый согласный инфинитивного показателя -ти), иногда некоторые части морфем вообще не просматриваются (принять, взять). Для фузионного слова характерно то, что служебные морфемы одновременно выражают несколько грамматических значений (например, в слове стена флексия имеет три значения: женский род, именительный падеж, единственное число). Фузия распространена в индоевропейских и семитских языках. Среди фузионных языков есть как синтетические (древнегреческий, латынь, славянские, немецкий), так и аналитические (английский, французский и др.).

В агглютинативном слове границы между морфемами вполне отчетливы, при этом каждый аффикс имеет только одно значение и каждое значение выражается всегда одним аффиксом. Характерная для агглютинации полная определенность значения и формы любых морфем обусловливает то, что в агглютинативных языках все морфемы обладают большей психологической реальностью для говорящих: они лучше вычленяются, точнее семантизируются

73

и живут в сознании говорящих в большей мере как бы сами по себе (в то время как в фузионных языках даже корневые морфемы не всегда осознаются говорящими, а некоторые из них неотделимы от аффиксов)8. Поскольку в условиях агглютинации все морфемы обладают большей самостоятельностью (чем при фузии), то в агглютинативных языках противопоставление корневых и аффиксальных морфем менее значимо, чем в фузионных, а оппозиция деривационных и реляционных морфем (т.е. суффиксов-префиксов, с одной стороны, и окончаний, с другой) и вовсе нерелевантна.

Структура агглютинативного слова представляется прозрачной и достаточно рациональной. Неслучайно в эсперанто слова устроены именно агглютинативно.

Принципы и логика агглютинации широко используются при создании современных терминов. Например, в обозначениях кислот галогенов суффикс прилагательного строго соответствует количеству атомов кислорода в молекуле кислот: если один атом, то используются суффиксы -оват+ист, два атома - суффикс -ист, три атома - суффикс -оват, четыре атома - суффикс .

Ср.: HCIO - хлорн-оват-ист-ая HJO - иодн-оват-ист-ая
НСIO2 - хлор-ист-ая HJO2 - иод-ист-ая
НСIO3 - хлорн-оват-ая HJO3 - иодн-оват-ая
НСIO4 - хлорн-ая HJO4 - иодн-ая

Агглютинативные языки по своему грамматическому строю более устойчивы, чем фузионные языки. Это связано с тем, что для агглютинативного слова, с его однозначными и стандартными по форме аффиксами, с четкими морфемными границами, не характерны процессы опро́щения, переразложения, ведущие к утрате мотивированности знаков и поиску новых обозначений. Агглютинативных языков на Земле значительно больше, чем фузионных: это все языки алтайской макросемьи, все языки тюркской,

74

дравидийской семей, все языки банту, все австралийские языки, большинство индейских языков, некоторые финно-угорские, грузинский, японский, корейский и др. Агглютинативная техника используется как в синтетических и полисинтетических языках, так и в языках аналитических и изолирующих.

Характеристика некоторого языка в терминах морфологической типологии является важнейшей, возможно, самой информативной характеристикой устройства данного языка в целом. Тип морфологии слова коррелирует (т.е. закономерно соотносится) с некоторыми существенными чертами звуковой и синтаксической организации языка. Как показал Тадеуш Милевский, четыре основные типа языков (изолирующие, агглютинативные, фузионные и альтернирующие9) различаются не только способом морфологического устройства слова, но и существенным фонетико-синтаксическим своеобразием синтагм (под термином "синтагма" он понимал соединения слов или соединения морфем в слове, выражающие синтаксические значения).

В частности, для изолирующих (предельно аналитических) языков характерны: 1) музыкальное ударение; 2) семантически значимое слогоделение (т.е. деление речи на слоги совпадает с морфемным членением речи); 3) максимальная (в сравнении с языками других типов) свобода построения синтагм; 4) недостаточная самостоятельность, отдельность слова (простое слово иногда не отличимо от морфемы, сложное слово - от синтагмы). Поэтому, как замечает Милевский, "при описании этих языков термин "слово" излишен [...], изолирующие языки являются по природе несловесными" (Милевский 1963, 26).

Для слова в агглютинативных языках характерны: 1) максимальная степень семантической самостоятельности и формальной определенности аффиксов (в том числе их "самостоятельности" и отдельности в языковом сознании говорящих); 2) наибольшая свобода структуры слова при большой нагруженности словоформ отдельными грамматическими, в том числе синтаксическими значениями; 3) синграмонизм (единообразное вокалическое оформление) слова, необходимый в качестве того "цементирующего

75

средства" (И.А. Бодуэн де Куртенэ), которое обеспечивает целостность и отдельность агглютинативной словоформы.

Для слова во флективных (фузионных) языках характерны: 1) высокая степень семантической и формальной слитности структурных компонентов слова (грамматическая многозначность аффиксов; ассимилятивное взаимодействие аффиксов); 2) бинарность и резкая асимметрия семантической структуры слова: основа слова выступает как носитель "вещественных", более конкретных, а также постоянных для данного слова лексико-грамматических значений, в то время как окончания выражают преимущественно синтаксические и другие меняющиеся значения.

Для альтернирующих языков характерны: 1) максимально спаянная структура слова: по сути слово здесь предстает в виде морфологически неразложимого целого, состоящего чаще всего из одного корня; 2) ограниченное число гласных; 3) резкое функциональное различие между согласными и гласными в структуре слова: выразителем вещественного значения являются согласные, а гласные, чередующиеся между согласными, выполняют синтаксические функции (Милевский 1963, 26)10.

Таким образом, имеются значимые корреляции (соответствия) между, с одной стороны, типом морфологического устройства слова, а с другой, - некоторыми типологически существенными чертами, затрагивающими синтаксический и фонологический уровни языков.

76


8 Это так называемые связанные корни, вроде русск. -верг-, который существует в языке (т.е. в сознании говорящих) только в связке с тем или иным аффиксальным окружением: ввергнуть, отвергнуть, повергнуть, опровергнуть, свергнуть, низвергнуть, подвергнуть, извергнуть, изверг, извержение и т.п. Спросите постороннего: Что значит по-русски верг? Скорее всего, будут затруднения, потому что корень недостаточно самостоятелен.
9 Термином альтернирующие языки Милевский называл (и отчасти характеризовал) семитские языки с их вокалическим трансфиксом, меняющим ("чередующим") свой состав в зависимости от привносимого трансфиксом значения. См. § 26.
10 Ср. иное классификационное решение у А.А. Реформатского: "Любая словоформа типа арабского КаТаЛа ('убил', где неизменный корень КТЛ означает 'убить', а трансфикс а-а- - прошедшее время) двухморфемна, и соединение этих морфем, несмотря на взаимопроникновение, следует признать (соединением. - Н.М.) агглютинирующего типа" (Реформатский 1967, 285).
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.