22. Типы звуковых цепей и строение слога.
Слоговые и неслоговые (фонемные) языки

Звуковая неповторимость отдельного языка создается не столько составом фонем и аллофонов, сколько их частотностью и характерными цепочками звуков в границах слога. Эти особенности издавна подмечались людьми. По-видимому, в каждом языке или диалекте есть шутливые речения, анекдоты или прибаутки, пародирующие речь ближних или дальних иноязычных соседей6. Самые меткие из таких наблюдений в сгущенном (и потому смешном) виде представляют особенности именно синтагматического характера: типичные звуковые цепочки чужой речи.

В сборнике Даля "Пословицы русского народа" (1861 - 1862) есть такая приговорка: Штуки-шпеки. Немецки человеки. Значительно позже в учебниках по русской лексикологии будет сказано, что начальные сочетания шт, шп - это яркая примета заимствований из немецкого языка... Кто хотя бы раз слышал чешскую и польскую речь, не ошибется, о ком такие, например, шуточки: Не стрч прст прз крк или Не пепшь вепша пепшем бо пшепепшишь. Маяковский в "Бане" так пародировал английскую речь: Дед свел в рай трам из двери в двери лез и не дошел туго и т.д. В характерном

58

нагромождении коротких слов угадываются английские клише That's well... Right ...Very...Yes и т.п.

Для большинства языков можно указать не только характерные звуковые цепочки, но и недопустимые сочетания звуков, "запрещенные" фонетическим строем языка. Существуют также ограничения в составе "разрешенных" моделей слоговых структур. Это означает, что слоги образуют не любые комбинации звуков (гласного и одного или нескольких согласных), а некоторые определенные последовательности звуков. В большинстве языков звуки, образующие слог, по тем или иным признакам соответствуют друг другу. Чем больше это взаимное соответствие звуков в слоге, тем отчетливее слогоделение, тем в большей мере слог выступает как единая (слитная) произносительная единица речи.

Наиболее тесно взаимосвязаны звуки, образующие слог, в так называемых слоговых языках, или языках слогового строя. (К ним относятся большинство языков Китая и Юго-Восточной Азии). В таких языках существует множество ограничений, накладываемых всем фонетическим строем языка на сочетаемость звуков. Допустимые слоги представляют собой фактически комбинации "заданных" звуков. Поскольку появление звуков, образующих слог, в значительной мере обусловлено другими звуками этого слога, то звуки в таких языках не обладают самостоятельными смыслоразличительными возможностями. Поэтому в слоговых языках минимальной смыслоразличительной единицей является не фонема, а слог (такой слог называют силлабофонемой), при этом каждая силлабофонема - это звуковая оболочка морфемы или одноморфемного слова.

В слоговых языках жестко ограничен не только круг допустимых моделей слогов, но и само количество разных слогов. Например, в китайском языке все слоги построены по модели "согласный + гласный (монофтонг, дифтонг или трифтонг)", причем сочетания согласных невозможны. Поэтому общее количество допустимых комбинаций согласного начала слога и его гласного конца ограничено: в пунтухуа7 насчитывается около 400 слогов, различающихся по звуковому составу (Задоенко, Хуан Шуин 1983, 6 - 7). Поскольку такого

59

количества слогов-морфем явно мало для обозначения элементов опыта, в китайском языке развилось смыслоразличительное (фонологическое) использование слоговой интонации. Четыре разных тона (в качестве обязательных характеристик китайского слога) увеличивают количество слогов-морфем до 1324 единиц. Из этого исходного семантического материала строятся сложные слова (двух- или трехморфемные).

В неслоговых языках (т.е. в языках, где основной смыслоразличительной единицей является фонема, а не слог) звуковые цепи, а также количество допустимых моделей слогов, более разнообразны. Однако и здесь наблюдаются самые разные ограничения. Например, в арабском языке в плане сочетания согласных и гласных возможны только две модели слога: 1) открытый слог: согласный+гласный и 2) закрытый: согласный+гласный+согласный. В шведском языке в закрытых слогах между гласным и следующим за ним согласным обязательны своеобразные "компенсаторные" отношения: за кратким гласным следует долгий согласный, а за долгим гласным - краткий согласный. В немецком языке звонкие шумные не встречаются в конце слога. (См. статью С.В. Кодзасова "Слог" в ЛЭС 1990).

В праславянском языке существовало всего 8 моделей слоговых структур, при этом все слоги были открытыми и строились по восходящей звучности (т.е. в пределах слога каждый звук был более звучным, чем его "левый сосед" - предыдущий звук). Структура праславянского слога кроме того определялась тенденцией к гармонии слога по мягкости-твердости звуков (образующих слог), так что в пределах слога были возможны только два вида сочетаний согласного и гласного: или твердого согласного с непередним гласным или, напротив, палатализованного согласного с передним гласным.

Указанные две закономерности в строении праславянского слога (восходящая звучность и сингармонизм8) можно интерпретировать как проявления одной более широкой линии развития - тенденции к консолидации слога. Такое развитие делало слогоделение вполне четким, а слог психологически весомой, почти смыслоразличительной

60

единицей. По-видимому, праславянский язык эпохи восходящей звучности и слогового сингармонизма какое-то время был на том "пути", который вел к слоговым языкам. Однако неизбежное ограничение количества допустимых слогов, которое сопутствует тенденции к консолидации слога, по-видимому, оказалось в противоречии с другой линией развития праславянского языка, особенно актуальной в конце праславянской эпохи, - в противоречии с потребностями в быстром росте словаря. Поэтому тенденция к консолидации слога в праславянском языке как бы отступила и фонетическая эволюция пошла по другому пути (произносительная консолидация не слога, а слова).

В современных славянских языках, в отличие от праславянской поры, слоговые структуры достаточно разнообразны (возможны даже слоги с нисходяще-восходящей звучностью, ср. мхом, ржавь). Современный русский язык иногда называют в ряду тех немногих языков, в которых вообще отсутствуют фонологические признаки слога (С.В. Кодзасов). С этим, в частности, связаны столь обычные затруднения школьников при разделении слова на слоги (мок-рый или мо-крый): говорящие во многих случаях не чувствуют границы между слогами.

Легко видеть, что ограничения в моделях слогов и звуковых цепей непосредственно влияют на номинативные ресурсы языка, а также на их динамику. В частности, от степени "свободы" звуков в синтагматике существенно зависит то, из какого источника язык "предпочитает" черпать новые обозначения: то ли он с легкостью "наладит" словопроизводство новых единиц, то ли будет заимствовать слова из чужих языков, то ли будет развивать новые значения у имеющихся слов, (о различиях языков в источниках пополнения словаря см. § 42).

61


6 Это, кстати, одно из множества проявлений метаязыковой рефлексии человека.
7 Пунтухуа (буквально - 'общепонятный язык') - общенародный китайский язык, сложившийся на основе северных диалектов.
8 О гармонии слога и гармонии слова в языках разных семей подробно см.: Реформатский 1967, 271, 487 - 488.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.