ФОНЕТИКО-ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ
И ПРОСОДИЧЕСКАЯ ТИПОЛОГИЯ

20. Вокалические и консонантные языки

История типологии сложилась так, что ее первым объектом стала грамматика, способы выражения грамматических значений и в особенности морфология слова. Поэтому первые типологические классификации назывались морфологическими.

Типология звуковой организации языков возникла в XX в. Ее пионерами стали ученые Пражского лингвистического кружка (Алпатов 1998, 183 - 184). Еще в 1922 г. Богумил Гавранек представил Международному конгрессу "по фонетическим наукам" доклад "О фонологической географии". В 1935 г. Владимир Скаличка опубликовал результаты сопоставления чешской и венгерской фонологических систем (есть русский перевод работы; см. Скаличка 1967). Благодаря достижениям структурной фонологии (прежде всего работам Н.С. Трубецкого), типологические исследования звуковой организации языков развивались быстро и успешно. В силу относительной простоты организации звукового уровня (в сравнении с морфологией, синтаксисом или тем более лексикой), в типологической фонологии распространены и вполне информативны классификации фонологических систем (а не только их типологические характеристики).

Наиболее общим противопоставлением фонологических систем является различение систем, в которых число гласных превышает их среднее (по языкам мира) количество, и систем, в которых число согласных превышает средние показатели. В силу артикуляционно-физиологических причин, в языках мира гласных звукотипов в целом меньше, чем согласных. Поэтому даже в максимально вокалических языках количество гласных все-таки редко

53

превышает 50% от общего числа фонем, в то время как количество согласных в консонантных языках может достигать 98% всего фонемного инвентаря.

Ярким примером предельно вокалического языка может служить датский язык, в котором гласных (включая дифтонги) даже больше, чем согласных (23 гласных при 20 согласных, т.е. 53,5% от общего количества фонем). К вокалическим языкам относятся также английский, немецкий, французский, причем французский язык, в сравнении с другими романскими языками, имеет самый ослабленный консонантизм. В класс консонантных языков входят большинство славянских языков, арабский язык, иврит, персидский, почти все иберийско-кавказские языки, "атлантическая" группа индейских языков (языки коренного населения Северной Америки) и др.

Самые консонантные из славянских языков - польский и русский. По подсчетам А.В. Исаченко, в польском языке согласные составляют 87% фонем, в русском - 82% (Исаченко [1939 - 1940] 1963, 115). Радикально вокалические славянские языки - это словенский, сербский, хорватский и кашубский (гласные составляют около 50% от общего числа фонем)1. Из двух восточнославянских языков - белорусского и русского - белорусский в большей мере вокалический язык, что связано с наличием полугласного [ў], выступающего как аллофон фонем <в> и <л>: [тра́ўка], [воўк] в соответствии с русск. [тра́фка], [волк].

Для оценки степени вокаличности языка существенно учитывать соотношение гласных и согласных не только в "списке" (в парадигматике), но и в речевой цепи (в синтагматике). Так, по данным В.Г. Гака, в парадигматическом плане французская фонология носит значительно более вокалический характер, чем русская, однако в синтагматике эти различия существенно меньше (Гак 1977а, 35). Ср. таблицу 20.

54

Таблица 20. Различия между парадигматической
и синтагматической вокаличностью французского и русского языков



% гласных
Языки
В парадигматике В синтагматике
Французский 43 % 45 %
Русский 12 % 43 %

Если сопоставить белорусскую и русскую речь по насыщенности гласными (а также сонорными), то заметно, что в белорусском доля согласных меньше, чем в русском. Этому способствуют не только полугласный [ў] и ряд фонетических упрощений в окончаниях (ср. белорусск. цягне, пi, новы в соответствии с русск. тянет, пей, новый), но и некоторые синтагматические тенденции в белорусской фонетике. Например, перед "трудными" сочетаниями согласных в начале слова или внутри таких сочетаний развиваются гласные "прокладки" или приставные звуки: рубель, журавель, бабёр, iмгла ('мгла '), аржаны ('ржаной '), iмша ('месса'), iльгота ('льгота '); ср. также белорусское диалектное произношение [По́лацак]. В ряде случаев в белорусском языке сохраняются беглые гласные, в то время как в русском в тех же позициях гласные не произносятся (ср. современные формы косвенных падежей от др.-русск. ротъ и ровъ: белорусск. у роце, у рове - русск. во рту, во рву). Белорусский предлог-приставка, восходящий к праславянск. *, в отличие от русск. в, отнюдь никогда не оглушается, но, напротив, превращается в гласный [у] или полугласный [ў]; если же согласный [в] и сохраняется, то он обрастает вокалическим "окружением" (yвa мне, уваход, ва унiверсiтэце и т.п.).

Насыщенность речи гласными (а также сонорными) создает впечатление "звучности", "мелодичности", "певучести" языка. Отчасти с впечатлениями такого рода бывают связаны мнения о разной эстетической ценности тех или иных языков, их неодинаковой "пригодности" для пения, декламации или стихосложения.

Вспомним знаменитые слова Ломоносова о главных европейских языках: великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италианского... (из предисловия к "Российской грамматике" 1755 г.). В значительной мере эти характеристики основаны на "суммарных" акустических впечатлениях,

55

обусловленных соотношением в речи гласных и согласных, сонорных и шумных, звонких и глухих или даже "гладкого" [л], "рычащего"[р], "шероховатых" [ш] и [х].

56


1 В "Исторической типологии славянских языков" (Киев, 1986) количественное соотношение вокализма-консонантизма иное (что связано с разной методикой выделения считаемых единиц), однако общая картина достаточно сходна (см. Историческая типология 1986, 33 - 35).
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.