§3. Развитие феодализма во Франции

Зарождение французского феодализма. Наиболее ярким примером становления ранних феодальных отношений в Западной Европе может служить история самого крупного из германских государств - Франкского государства (королевства). В первый раз название "франки" встречается в середине III века. В середине V века франки жили на севере древнеримской провинции Галлии. Они занимали земли, расположенные к югу от устья Рейна и Мааса до реки Соммы (на территории современных Голландии, Бельгии и Северной Франции), Различались две основные ветви франков: салические франки (салии), жившие на севере и сыгравшие главную роль в истории средневековой Европы, и рипуарские франки, которые жили по берегам Рейна в среднем его течении.

Первоначально у франков, как и у других германских племен, имелись многочисленные правители (конунги, короли). Постепенно среди салиев стала возвышаться семья Меровингов, представитель которых Хлодвиг (Хлодвех)2 на рубеже V-VI веков стал главой единого франкского государства. В годы его правления территория Франкского государства заметно увеличилась за счет захвата областей на юге вплоть до Гаронны, а также присоединения Аквитании и земель алеманнов, живших в поселениях по среднему и нижнему течению Рейна. Таким образом, Хлодвиг оставил своим наследникам сильное

52

государство с единой религией - христианством. Ближайшие преемники Хлодвига сумели присоединить к Франкскому государству германские племена бургундов, саксов, тюрингов и баваров. К середине

VI века почти вся территория бывшей римской провинции Галлии входила в состав государства франков.

Хлодвиг уделял большое внимание укреплению королевской власти, материальной основой которой служило то, что сам король превратился в наиболее богатого землевладельца: все завоеванные земли становились его личным достоянием. Для управления новыми областями (графствами) король назначал графов, полностью подчинявшихся власти короля.

Преемники Хлодвига широко использовали практику раздачи земель своим приближенным, военачальникам, дружинникам в качестве вознаграждения за услуги. Но запас земель довольно быстро истощился, и короли уже не являлись самыми богатыми людьми. По уровню богатства с ними соперничали крупные землевладельцы, которые все чаще диктовали им свои условия. Более того, в начале

VII века земельная аристократия настояла на ограничении королевских полномочий, что привело, в свою очередь, к усилению самостоятельности графов.

Среди придворных короля особую роль стали играть управляющие дворцом, или майордомы, которые в VII веке добились наивысшей власти. Даже графы и герцоги попадали в зависимость к майордомам. Власть короля оттеснялась на второй план. Этому способствовало также и то обстоятельство, что представители династии Меровингов в VII веке были "ленивыми" государями, т.е. неспособными к управлению. А это помогло сильным майордомам отстранить королей от власти в государстве, превратив должность майордома в наследственную. В 687 году майордом Австразии3 Пипин Средний (Геристальский) стал майордомом всего Франкского государства. В VIII веке власть перешла к потомкам Пипина Геристальского (Пипинидам), сформировавшим династию Каролингов (по имени Карла Великого, наиболее яркого представителя этой династии).

По мере укрепления Франкского государства возникла настоятельная потребность в писаных законах. В этот период появились так называемые "варварские правды". В конце V-начале VI века была составлена "Салическая правда", которая представляет собой свод

53

обычного права эпохи Меровингов. Судя по этому источнику, основной отраслью хозяйства было переложное и подсечно-огневое земледелие. При обработке земли применялись плуг с железным лемехом, борона, а в качестве тягловой силы использовались быки, лошади, ослы. Получил распространение двухпольный севооборот.

Франки выращивали просо, ячмень, бобовые, сеяли лен, разводили сады и виноградники. Скотоводство в основном было связано с разведением свиней, которые круглый год паслись в лесах на подножном корму. Разводили также домашнюю птицу, занимались рыболовством, охотой, пчеловодством.

На рубеже V-VI веков основной хозяйственной единицей франкского общества являлась сельская община - марка. Сельскохозяйственные угодья принадлежали всем членам общины, каждой семье выделялся участок пахотной земли, а иногда и часть луга. После сенокоса и уборки урожая все наделы превращались в общие пастбища, т.е. существовала система открытых полей. Леса, реки, дороги и прочие земельные площади оставались в совместной собственности и не подлежали разделу.

У членов общины в частном владении были дома, приусадебные участки, скот, орудия труда. Пахотные земли были обнесены изгородями, за их порчу полагалось платить штраф. При этом верховная власть в каждой деревне - вилле принадлежала всей общине, которая наследовала земельный надел умершего общинника, не имевшего наследников по мужской линии.

В "Салической правде" закреплялись равные права всех общинников без каких-либо привилегий. Это проявлялось, например, в том, что первоначально за убийство общинника для всех устанавливался единый штраф. А поскольку экономика салических франков была в основном натуральной и деньги выступали лишь в качестве условных счетных единиц (например, золотой солид времен поздней Римской империи, равный 4,48 г золота), то штрафы и вергельды4 выплачивались скотом в пересчете на солиды.

На рубеже V-VI веков внутри сельской общины начался процесс имущественного и социального расслоения5. Постепенно земельные

54

наделы стали переходить в частную собственность, что предусматривало передачу их по наследству. Такие наделы получили название аллода. Владельцы аллодов стремились к их увеличению за счет королевских пожалований, прямого захвата общинных земель, а также присоединения наделов обедневших крестьян, не сумевших расплатиться с долгами. Нередко эти же наделы возвращались крестьянам в форме прекария при условии выполнения ими различных повинностей или выплаты оброка. Таким образом свободные общинники становились феодально зависимыми крестьянами.

Каролингское поместье. Процесс феодализации заметно усилился в середине VIII века, при первых Каролингах, особенно при Карле Великом. В этот период свободные франкские общинники в большинстве своем достаточно быстро превратились в лично зависимых крестьян, прикрепленных к землям феодалов. Это объясняется тем, что Карл Великий вел бесчисленные войны, создавая свою империю (в ходе завоевания европейских стран на их территории также распространялись феодальные отношения). Для этого нужны были огромные средства, поступления которых не могли обеспечить налоги с мелких крестьянских хозяйств. Поскольку государству требовались крупные хозяйства-налогоплательщики, шел процесс разорения крестьян и усиления их личной зависимости от светских феодалов и церкви.

Еще при Карле Мартелле большое распространение получили пожалования земель в условную феодальную собственность в виде бенефиция. Условием для такого пожалования было несение военной службы. После смерти получателя бенефиция эти владения возвращались жалователю. Широкая раздача бенефициев проводилась за счет конфискации земель у врагов короля, церкви и т.п. Таким образом Карл Мартелл формировал слой нужных ему мелких и средних дворян (будущих рыцарей), составлявших основу регулярного конного войска, которое было более боеспособным по сравнению с пешими дружинниками.

Постепенно бенефиций получил статус феода (лена), т.е. условное держание земли превратилось в наследственное, но при этом наследники были обязаны нести военную службу. Держатель феода вместе с землей получал и проживавших в его владениях зависимых крестьян, которые должны были нести в пользу нового феодала все повинности (барщину) и выплачивать оброк. Это изменение статуса бенефиция было закреплено в 877 году в "Керсийском капитулярии".

55

При Каролингах в основном завершился процесс превращения свободных крестьян из собственников в держателей земельных участков. Происходило это чаще всего через систему прекариев, когда крестьяне вынужденно шли на постепенную утрату личной свободы. Еще в 847 году король Карл Лысый, внук Карла Великого, издал "Мерсенский капитулярий", по которому каждый свободный крестьянин должен был найти себе сеньора.

Все это привело к тому, что в IX веке община-марка как основа хозяйственной организации франкского общества уступила свое место феодальному, или каролингскому поместью, а свободное крестьянство практически исчезло. Этот аграрный переворот нашел свое отражение в многочисленных хозяйственных инструкциях, изданных в VIII- IX веках, в том числе в "Капитулярии о виллах" Карла Великого, "Полиптике аббата Ирминона" и других документах, где содержалось подробное описание отдельных поместий и принципов их функционирования.

Среди феодальных поместий существовали как крупные (состоявшие из нескольких деревень-вилл), так и мелкие (одна деревня-вилла могла быть поделена между несколькими феодалами). Все земельные угодья делились на две части: господскую (домен) и надельную, находившуюся лишь в крестьянском пользовании (держании). Господскую землю обрабатывали крепостные крестьяне, в основном своими орудиями. Все земли включались в принудительный севооборот, сохранялась также система открытых полей. Крестьянам предоставлялись наделы, на которых они вели самостоятельное хозяйство6. Кроме пашни сюда входили огород, сад, виноградник и др. Одновременно поместье являлось и основной военной единицей.

Судя по "Капитулярию о виллах", в IX веке большинство крестьян в каролингском поместье составляли колоны, еще не полностью зависимые от феодалов. Но они, имея ограниченные права в распоряжении наделом, уже не могли свободно уйти в другое поместье. В основном это были потомки свободных крестьян галло-римского происхождения. Крестьяне, не имевшие наделов, назывались провендариями и находились на положении дворовых людей. Близкими по положению к провендариям были рабы-сервы. Они полностью зависели от феодала, их можно было купить и продать. Чаще всего в эту категорию попадали потомки зависимых людей позднеримского и меровингского времени. В поместьях имелись также литы, которые

56

занимали промежуточное положение между колонами и сервами. Как правило, они находились под патронатом светских или духовных феодалов и имели надел в наследуемом пользовании. Но постепенно различия между разными категориями крестьян сглаживались, все они становились полностью зависимыми от светских и духовных феодалов.

Поместное хозяйство Раннего Средневековья было натуральным. Король предписывал, чтобы все основные потребности королевского двора, монастырей, феодалов и их окружения, а также самих крестьян удовлетворялись за счет собственного производства. В поместьях не только обрабатывалось сельскохозяйственное сырье, но и изготавливались ремесленные изделия, орудия труда. И хотя во Франкском государстве существовали местные рынки и денежное обращение, торговые связи были крайне слабыми. Они не играли значительной роли в жизни поместий. Покупали в основном соль, металлы, оружие, пряности. Ремесленное производство в городах развивалось медленно.

В подобных условиях империя Карла Великого просуществовала недолго и после его смерти распалась, поскольку в тот период не имелось прочных экономических связей между отдельными регионами, а обособленные поместья и княжества не были заинтересованы в существовании крепкого централизованного государства7.

Французская сеньория XI-XIII веков. B IX-XI веках заметно усилилась самостоятельность крупных феодалов - сеньоров, чьи владения фактически превратились в независимые удельные княжества, почти не признававшие центральной королевской власти (например, сам король не имел права въезжать на территории, принадлежавшие сеньорам, без их разрешения). Сеньоры значительно расширили свои привилегии: они имели свое войско, сами собирали налоги с крестьян, вершили над ними суд, а кроме того, всеми силами стремились

57

получить иммунитет, в условиях которого король не мог бы вмешиваться в их дела.

Сеньоры по примеру короля окружали себя многочисленной свитой, состоявшей из служилых людей разных категорий: оруженосцев, конных рыцарей (шевалье). Постепенно во Франции сложилась устойчивая вассальная иерархия ("лестница"). Наверху этой "лестницы" стоял король, который являлся верховным сеньором всех феодалов. Ниже располагались крупнейшие светские и духовные феодалы, непосредственно зависимые от короля. В их число входили герцоги, графы, архиепископы и пр. Формально все они подчинялись королю, т.е. были его вассалами, но фактически обладали огромными полномочиями: могли вести войну, выпускать деньги, осуществлять судебные функции в пределах своих владений. У них, в свою очередь, также были свои вассалы - крупные землевладельцы, имевшие титулы баронов, маркизов. И хотя они были рангом ниже, но тоже пользовались в своих поместьях определенной административной и политической властью.

Ниже баронов располагались мелкие феодалы-рыцари. У них, как правило, не было своих вассалов, а имелись только крестьяне, не входившие в феодальную иерархию. И если в IX-XI веках термин "рыцарь" означал просто воина, несшего военную (обычно конную) службу у своего сеньора, то в XII-XIII веках этот термин приобрел более широкое значение и стал означать людей благородного происхождения в отличие от простых крестьян.

Каждый феодал был сеньором для нижестоящего феодала, если тот получал у него земли на правах держания, и вассалом вышестоящего феодала, держателем земель которого выступал он сам. Такая же иерархия сложилась и среди духовных феодалов, где вассальная зависимость определялась рангом занимаемой церковной должности.

Внутри вассальной соподчиненности были четко разграничены права и обязанности входивших в нее субъектов. Передача феода от сеньора к вассалу носила название инвеституры. Этому сопутствовала торжественная церемония вступления в вассальную зависимость, или принесение оммажа (от фр. homme - человек), во время которой зависимый феодал давал клятву верности ("фуа") своему сеньору.

Вассальная иерархия во Франции превратилась в образцовую для всей Европы систему управления, воплощавшую в себе своеобразную форму политической и военной организации феодального государства. В период Раннего Средневековья только феодальная иерархия смогла обеспечить относительную стабильность в обществе и сохранение признаков государства.

58

Известно, что политический и административный центр Франции традиционно располагался на северо-востоке страны. В течение длительного периода королевский двор не имел определенного местонахождения и переезжал из одного города в другой. Позже столицей стал город Лан, и лишь в конце X века статус столицы Франции был закреплен за Парижем.

Как уже отмечалось, управление отдаленными областями страны возлагалось на графов - (и на их заместителей - виконтов). До середины IX века все они являлись государственными чиновниками. Но постепенно графы стали обзаводиться своими вассалами и земельными угодьями, в первую очередь благодаря укреплению родственных связей с местными феодалами. Таким образом графы превращались из чиновников, исполнявших королевские распоряжения, в крупных феодалов, наделенных властью. Они добились права передавать свою должность по наследству, а также получили множество иммунитетных привилегий.

В X-XI веках во Франции (как и во всей Западной Европе) было построено большое количество замков. Этот процесс получил название "инкастелламенто" ("озамкование"). Крупные феодалы строили для себя каменные замки, которые в случае необходимости превращались в крепости, с толстыми, высокими стенами, с башнями и подземельем, где можно было укрыться от врагов. Кроме того, в замках находились политические, судебные, военные и административные центры феодальных поместий. Все это неизбежно вело к ослаблению центральной власти и усилению раздробленности страны.

Центробежные тенденции особенно сильно проявились в период правления первых Капетингов (преемников короля Гуго Капета), обладавших крайне слабой королевской властью, которая распространялась на очень небольшую территорию Иль-де-Франса ("Острова Франции"), находившуюся между Парижем и Орлеаном. Можно сказать, что это была всего лишь территория королевского домена. А сами короли порой даже опасались выезжать за пределы своих владений, чтобы не нарушить границы чужих поместий, по размерам во много раз превосходивших домен Капетингов. Основная же власть в стране находилась в руках шателенов - владельцев огромных замков и обширных земельных угодий, постоянно напоминавших королям о том, что именно они возвели их на престол.

К концу XI века заметно увеличилось количество феодалов, среди которых были как крупные сеньоры (преимущественно потомки Каролингов), так и мелкие феодалы, в основном выходцы из числа

59

слуг и вассалов короля. Все они нуждались в дальнейшем укреплении феодальной монополии на землю. С этой целью королевская власть провозгласила принцип "нет земли без сеньора". Это означало, что вся земля должна была принадлежать светским или церковным феодалам и что свободным крестьянским хозяйствам нет больше места в стране. Для укрепления нерушимой феодальной монополии на землю была введена система майората, при которой наследство могло передаваться (целиком или на 2/3) только старшему сыну умершего собственника, чтобы поместья не дробились между многочисленными наследниками.

Крепостная зависимость крестьян в XI-XIII веках выступала в форме серважа8, поскольку основная масса крестьян состояла из сервов. В эпоху Раннего Средневековья сервами назывались переведенные из рабов крепостные крестьяне, но постепенно к ним приравнивались и другие категории зависимого крестьянства, поэтому в XI-XIII веках подавляющая часть сельского населения Центральной и Северной Франции относилась к разряду сервов. Являясь держателями земли, они должны были нести различные повинности в пользу сеньора: помимо выполнения многочисленных хозяйственных работ (барщины) крестьяне также отдавали феодалу в качестве "посевного" оброка примерно 25% урожая. Кроме того, десятую часть урожая ("большую десятину") и десятую часть продукции животноводства ("малую десятину") следовало отдавать церкви.

Большую роль играли баналитеты, т.е. монопольные права сеньоров на владение различными хозяйственными объектами (которые раньше принадлежали всей общине), где производилась переработка сельскохозяйственного сырья, полученного в данном поместье. Так, в собственность феодалов перешли мельницы, печи, прессы для винограда, и крестьяне должны были молоть зерно, печь хлеб, давить виноград только на этих объектах, отдавая при этом господину часть продукции. Особая плата взималась за проезд с грузом по мосту, за пыль, которую поднимал на дорогах скот, и др. Администрация феодала бдительно следила за тем, как сервы соблюдают запреты, установленные в интересах сеньора. Например, сервы не имели права продавать осенью свое вино до тех пор, пока не будет продано вино из господских запасов. Неудивительно, что крестьяне влачили довольно жалкое существование.

60

В этот исторический период большую роль играло домениальное хозяйство9 (или так называемая господская запашка), которое держалось в основном на крепостных крестьянах. Сервы работали в счет барщины на господских полях со своими орудиями труда и рабочим скотом под наблюдением управляющих сеньора. Вся продукция, собранная в домениальном хозяйстве, шла на "домашний обиход" сеньора, поскольку его потребности были очень велики: у феодалов имелось большое количество челяди, которую надо было содержать; в замках постоянно устраивались пышные пиры с обильным угощением; для прокорма лошадей требовалось много овса, для изготовления пива - ячменя и т.д. Таким образом, для продажи на рынке оставалось совсем мало продукции. К тому же хорошим тоном в те времена считалась раздача щедрой милостыни для поддержания в округе высокого престижа феодала.

Следует отметить, что структура домениального хозяйства почти ничем не отличалась от крестьянского: повсеместно преобладали посевы зерновых, кое-где даже сохранялось подсечное земледелие, орудия труда оставались весьма примитивными.

Сеньории все еще противостояла община. Подтверждением этому служила сама надельная система, которая являлась пережитком общинных форм землепользования. Для этого периода была характерна чересполосица, когда наделы крестьян располагались вперемежку с господскими угодьями, что, в свою очередь, не способствовало повышению эффективности земледелия. В сельском хозяйстве все еще сохранялась принудительная система севооборота, а также система открытых полей. Постепенно в конце XIII - начале XIV века община окончательно уступила место монополии крупных землевладельцев.

В целом же в XIII веке в сельском хозяйстве Франции были достигнуты заметные успехи: расширялись посевные площади, стали применяться удобрения, повсюду распространялась трехпольная система, увеличилось количество выращиваемых сельскохозяйственных культур, внедрялись новые орудия труда (в том числе тяжелый плуг), увеличилось поголовье крупного рогатого скота, свиней, овец, которых стали держать в специальных помещениях, и т.д.

Еще во второй половине XII века во Франции началось вовлечение в хозяйственный оборот новых земель (пустошей, залежей), проводилась

61

расчистка лесов. Таким образом, в стране происходила так называемая внутренняя колонизация. Освоение новых земель осуществляли крестьяне-госпиты, еще сохранявшие статус свободных людей, поскольку не несли барщину, выплачивали относительно небольшой натуральный и денежный оброк, хотя и находились в поземельной и судебной зависимости от сеньоров.

В этот период во Франции, несмотря на политическую раздробленность страны, стали развиваться ремесла и торговля. В городах на севере Франции в XII веке началось производство суконных и льняных тканей. Это привело к формированию слоя зажиточных ремесленников, которые возглавили борьбу горожан против духовных и светских сеньоров, требовавших от городов выплаты больших налогов. В результате города получили относительную самостоятельность, закрепленную в хартиях вольности. Начался процесс создания цехов на основе разделения труда. В южных городах гораздо дольше сохранялись "вольные" ремесленники, не входившие в цеховые структуры. Горожане здесь, как правило, не боролись с сеньорами, а выкупали свои вольности.

Формирование специализированных цеховых мастерских шло достаточно быстро. Так, во второй половине XIII века была составлена "Книга ремесел Парижа", в которой были зарегистрированы 100 цехов, 22 из них занимались производством металлических изделий. К началу XIV века число зарегистрированных цехов в Париже достигло 350.

Хозяйственная специализация (особенно на севере Франции) привела к укреплению внутренних экономических связей. В стране существовал устойчивый спрос на железную руду, соль, сукно, полотняные ткани и другие ремесленные изделия. В начале XIII века была создана "Ганза речных купцов", куда входили руанские и парижские купцы, доставлявшие товары по реке Сене. Позже к ним присоединились торговцы с Верхней Соны и других рек. С XIII века стали функционировать шампанские ярмарки, вскоре завоевавшие европейскую известность.

При Людовике IX была утверждена единая денежная система страны. Сначала королевские монеты чеканились параллельно с деньгами сеньоров (таких денежных систем насчитывалось около 40), но постепенно окончательно вытеснили их. Развитие городов и торговли вело к разрушению хозяйственной замкнутости отдельных регионов. Это способствовало формированию политического и экономического союза городов и короля, поскольку города искали защиты своих вольностей

62

у королевской власти, а королю требовались денежные средства, которые можно было получить у зажиточных горожан. С другой стороны, феодалы (особенно мелкие и средние) также были заинтересованы в твердой государственной власти, чтобы законодательно закрепить надвигающиеся перемены в отношениях с крестьянами (переход к оброчной системе).

Социально-экономическая ситуация в XIV-XV веках. На рубеже XIII-XIV веков в феодальных отношениях начали ощущаться заметные перемены. Для Франции этого периода были характерны кризисные явления, связанные с тем, что натуральное хозяйство, основанное на барщине и натуральном оброке, зашло в тупик. Возрастали потребности сеньорий в сырье, соли и железе, ремесленные изделия крепостных умельцев перестали удовлетворять запросы феодалов, нуждавшихся в оружии высокого качества, предметах роскоши, тканях, обуви и пр. Сеньорам уже были знакомы заморские товары, привозившиеся с Востока, но на их приобретение требовалось много денег. В сеньориях накапливались излишки сельскохозяйственной продукции, которые надо было реализовывать за деньги, но негде, поскольку внутренний рынок был чрезвычайно ограниченным. А поэтому увеличивать и дальше сельскохозяйственное производство не имело смысла.

Тупиковость ситуации усугублялась еще и тем, что принудительный труд на барщине становился все менее производительным, он требовал все более громоздкого и дорогого аппарата надзора. В стране нарастало сопротивление крестьян растущему контролю со стороны феодалов. Все чаще происходили стычки крестьян с феодалами и их управляющими, приводившие к людским и материальным потерям. Сервы убегали в города, которые в этот период стали более независимыми от феодалов в результате коммунальных революций XII- XIII веков. Тем самым города бросали вызов феодализму, подрывая его хозяйственную монополию.

Изменение статуса городов привело к возрастанию спроса на продукцию сельского хозяйства, что повлекло за собой установление устойчивых экономических связей между городами и аграрным сектором. Крестьяне стали все чаще продавать свою продукцию на городских рынках. Это уже был не простой товарообмен, а настоящая торговля, которая приносила сервам деньги.

Преимущества таких экономических отношений сразу оценили феодалы, испытывавшие в этот период резко возросшую потребность

63

в деньгах. Крестьян-держателей, работавших на своих участках, чаще стали переводить с барщины на натуральный и денежный оброк, что, в свою очередь, заставляло их реализовывать все больше продукции на рынке, чтобы заплатить денежную ренту.

Перевод крестьян на натуральный и денежный оброк получил название коммутации ренты. Это стало возможным в условиях роста продуктивности сельского хозяйства, развития городов и торговли и свидетельствовало о более высоком уровне, достигнутом экономикой страны. Крестьянам разрешали выкупать личную свободу, переводя их на оброк-ценз. Они могли стать наследственными держателями ценза (чинша) и получали право распоряжаться своей землей. Их стали называть цензитариями, а всю систему, ставшую в XIV-XV веках основной формой крестьянского землепользования, - цензивой.

Одновременно шел процесс ликвидации домениального хозяйства. Земли, входившие в домен, французские сеньоры отдавали мелкими частями в аренду крестьянам за плату или часть урожая. Договоры об аренде, как правило, заключались на один-три года или на девять лет, т.е. на три срока трехпольного севооборота. Позже сеньоры стали продлевать сроки аренды. Если арендаторы своевременно платили налоги и прочие платежи, эти участки оставались в их владении пожизненно с правом передачи наследникам. Таким образом, в сельском хозяйстве Франции сохранялись два вида мелких самостоятельных производителей - крестьяне-цензитарии и крестьяне-арендаторы, труд которых был основным источником существования дворянства, духовенства, армии и королевского двора.

Французские сеньоры, опасаясь социальных потрясений, шли на некоторые уступки по отношению к крестьянам, освобождая их от наиболее одиозных элементов личной зависимости. Крестьянам удалось добиться отмены таких повинностей, как шеваж, формарьяж и мэн-морт, а произвольная талья стала заменяться фиксированными платежами.

Но несмотря на то что крестьяне (за исключением небольшего числа жителей севера и востока страны) признавались юридически свободными, все же сохранялась их сословная неполноправность, а также различные виды поземельной и личной зависимости, присущие феодализму. К тому же условия выкупа личной свободы при переходе к цензу были очень тяжелыми, поэтому зачастую крестьян принуждали выплачивать выкупные платежи, которые растягивались на долгие годы, присоединяясь к старым выплатам по ренте. А главное, сохранялась нерушимая монополия феодалов на землю и система

64

баналитетов. Крестьяне, уже будучи лично свободными, не могли обращаться в королевский суд, их дела по-прежнему решались в сеньориальных судах. Как и прежде, крестьяне должны были выплачивать "большую" и "малую" десятину в пользу церкви. Одновременно увеличивались всевозможные государственные налоги, и прежде всего прямой налог - королевская талья.

Можно сказать, что цензива создавала условия для социально-экономического расслоения французской деревни. Не все крестьяне выдерживали такой коренной переворот в аграрных отношениях, и многие хозяйства просто разорялись. Страну сотрясали бесконечные неурожаи, эпидемии. В XIII-XIV веках по Франции прокатилась волна мощных крестьянских восстаний. Так, в 1251 году в Северной Франции и Фландрии крестьяне подняли стихийное восстание "пастушков", направленное против непосильных налогов в пользу монастырей и церкви. Самое крупное из восстаний - Жакерия (по презрительному прозвищу французского крестьянина - Жак-простак) - вспыхнуло в 1358 году. Однако и эти, и другие восстания вскоре были подавлены.

Подобные социально-экономические процессы, происходившие во Франции, объективно привели к централизации государства и повышению роли короля. В XIII веке была отменена процедура выборов короля - его власть окончательно стала наследуемой. Король больше не рассматривался как частное лицо, как один из сеньоров; в обществе возобладало понятие о священной природе королевской власти.

На рубеже XIII-XIV веков французские короли начали разрушать устоявшиеся нормы вассального права, и прежде всего вассальную иерархию, чтобы покончить с феодальной раздробленностью. Особенно большой вклад в этот процесс внес король Филипп IV Красивый, который осуществил многочисленные реформы, направленные на формирование единого государства. Он способствовал созданию основ государственной налоговой системы, расширению компетенции и повышению статуса Королевского суда (по сравнению с сеньориальными судами), установлению прямых связей между королевским двором и феодалами, не являвшимися его непосредственными вассалами (арьер-вассалами).

Была проведена военная реформа, в соответствии с которой взамен феодального ополчения было создано королевское войско из числа французских дворян и иностранных наемников. Дворяне, не желавшие служить в армии, могли заплатить выкуп; это позволяло укреплять дисциплину в армии и полностью подчинять ее королю.

65

В то же время Филипп IV весьма своеобразно подходил к экономическим проблемам страны. За ним закрепилась слава фальшивомонетчика, поскольку он постоянно менял содержание драгоценных металлов в монетах. Король неоднократно изгонял из страны евреев-ростовщиков, конфискуя их имущество и пополняя таким образом казну. Для того чтобы получить разрешение вернуться во Францию, ростовщики должны были заплатить немалые суммы. Филипп IV регулярно требовал денежные средства у городов якобы взаймы, но, как правило, их не возвращал. Такие шаги, конечно же, не способствовали подъему городов, которые все больше попадали под власть королевских чиновников.

Одновременно с усилением королевской власти в стране шел процесс оформления сословий и рост их политической активности, особенно в среде горожан. Поскольку короли постоянно нуждались в деньгах, то им приходилось уступать свои полномочия сословным группам горожан, которые могли их субсидировать в обмен на возможность участвовать в представительных органах. Так, Филипп IV согласился на образование выборного сословного собрания, но при этом города теряли свои вольности, записанные в свое время в хартиях. Таким собранием стали Генеральные штаты (1302), состоявшие из трех палат, где заседали представители духовенства, дворянства и городского населения (в конце XV века третья палата так и стала называться палатой "третьего сословия"). Крестьяне вовсе не были представлены в этом собрании.

Генеральные штаты не являлись регулярно действующим органом, они собирались при определенных обстоятельствах, когда надо было решать наиболее важные вопросы внутренней и внешней политики, и прежде всего налоговые проблемы. Следует отметить, что король не был подотчетен Генеральным штатам.

Большое влияние на экономическое развитие средневековой Франции оказала Столетняя война (1337-1453), которая разгорелась из-за претензий Англии на французский престол и часть французской территории. Победа далась Франции нелегко: потребовалось почти 30 послевоенных лет, чтобы вернуться к уровню развития экономики 1330-х годов. За годы войны Франция понесла большой хозяйственный урон: помимо того что погибло большое количество людей, повсеместно стояли разрушенные деревни, много лет не обрабатывались пашни, было уничтожено поголовье скота и т.д.

Чтобы оживить экономику, в 1451 году был издан королевский указ об освобождении крестьян на восемь лет от уплаты государственной

66

тальи. Феодалы также соглашались на отсрочку рентных платежей, хотя и сами терпели большие убытки. Крестьян призывали вернуться в прежние поселения, обещая им окончательное освобождение отличной зависимости. Правда, позже, в годы правления Людовика XI, феодалы сделали попытку вернуться к прежним порядкам, несмотря на то что крестьяне активно сопротивлялись этому. Повсеместно возрождались забытые баналитеты, а королевские чиновники упорно проводили политику, направленную на повышение налогов. За 22 года правления Людовика XI королевская талья увеличилась более чем в три раза, а общий объем собираемых налогов - примерно в пять раз.

Города Франции также подверглись разорению в ходе войны, хотя гораздо меньше, чем деревни, поскольку их защищали крепостные стены. В целях подъема ремесленного производства Людовик XI начал проводить политику протекционизма, ограждая таможенными пошлинами такие отрасли, как шелкоткачество, металлургия и металлообработка, книгопечатание, производство стекла, но особенно - сукноделие. Все это позволило французским производителям достаточно быстро увеличить объемы производства, доходы от которого способствовали укреплению королевской казны.

К концу XV века в основном завершился процесс политического объединения страны. При Людовике XI к Франции были присоединены Бургундия, Прованс и другие территории. К этому времени сложился единый французский язык на основе парижского диалекта. Во второй половине XV века постепенно стало уменьшаться влияние сословного представительства на жизнь страны. Генеральные штаты собирались от случая к случаю, и в 1484 году они были созваны в последний раз. Дворянство в большинстве своем оказалось на военной службе у государства и почти перестало заниматься хозяйством. На политической арене появилась новая форма государственного устройства - абсолютная монархия, которая окончательно лишила суверенитета все исторические провинции. Королевская власть полностью подчинила себе экономическую, политическую и военную сферы жизнедеятельности страны.

67


2 Здесь и далее: годы жизни и правления монархов Франции, Англии и Германии, а также президентов США даны в приложении.
3 После смерти Хлодвига произошло дробление государства на три самостоятельные политические единицы: Нейстрию, Австразию и Бургундию (вместе с Аквитанией). При Карле Мартелле это деление утратило свое значение.
4 Вергельд - денежное возмещение за убийство свободного человека.
5 Это можно проследить на примере величины вергельда, уплачиваемого за убийство представителя того или иного сословия. Так, в "Салической правде" упоминаются королевские дружинники, за убийство которых полагался вергельд в 600 солидов, свободные крестьяне (200 солидов), полусвободные литы (100 солидов), вольноотпущенники (83-100 солидов) и т.д. За убийство или кражу раба следовало платить не вергельд, а штраф размером в 30-36 солидов (в то время рабочий вол стоил 3 солида).
6 Наделы, находившиеся в пользовании крестьян, в западной части Франкского государства назывались мансами, в восточной - гуфами, а на юге - колониками.
7 Известно, что в результате завоеваний Карла Великого Франкское государство занимало огромные территории Западной Европы. Но в 817 г. Людовик Благочестивый, сын Карла Великого, разделил империю между своими сыновьями, оставив за собой лишь верховную власть. Все это привело к междоусобной борьбе. Вскоре после смерти Людовика его сыновья собрались в Вердене, чтобы провозгласить решение о разделе империи. В соответствии с Верденским договором (843) Карл Лысый получил земли к западу от Рейна, которые легли в основу будущей Франции (это название появилось в X в.). Людовику Немецкому достались земли к востоку от Рейна, на которых позже сформировалась Германия. Лотарь получил Италию и земли по течению Рейна и Роны, позже названные Лотарингией. (Это было искусственное объединение осколков различных этнических и политических образований, где своя династия не сформировалась. В будущем это объединение стало объектом длительной борьбы вплоть до XX в.)
8 Признаками серважа являлись: поголовный побор (шеваж); право "мертвой руки", (мэн-морт), по которому после смерти серва все его хозяйство переходило к сеньору, а наследники серва должны были платить выкупную пошлину за получение наследства; брачный побор (формарьяж) при вступлении серва в брак со свободными людьми или людьми других феодалов; произвольная талья, или неограниченные повинности в пользу государства либо сеньора, и т.д.
9 На северо-востоке и северо-западе страны в домен включалось до 1/3 феодального владения. На юге и юго-востоке домен был меньше по площади. Здесь почти не было принудительного севооборота и системы открытых полей, так как основные угодья были заняты виноградниками и оливковыми рощами.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.