ДОМОСТРОЙ

С незапамятных времен на Руси составлялись поучения, регламентирующие взаимоотношения людей в семье и обществе. В XVI в. их называли "домостроями". Наиболее известно "поучение и наказание всякому православному христианину" - "Домострой" XVI в. Самая распространенная обработка такого рода поучения принадлежит советнику царя Ивана IV Васильевича (Грозного) протопопу Сильвестру. Его редакция "Домостроя" (за основу которого взят новгородский вариант) представляет собой кодекс социально-экономических норм и нравоучений в жизни зажиточной русской семьи. В нем 27 глав, в том числе относящихся к вопросам семейного и общественного воспитания.

Совершенно очевидно, что содержащиеся в "Домострое" выражения типа "учащай ему раны", "казни сына своего" и т.п. следует понимать метафорически. Само слово "наказание" в XVI в. имело иной смысл, чем сегодня: оно означало "наставление", научение.

15. Како детей своих во всяком наказании и страсе божий. А пошлет бог, у кого дети, сынове или дщери, ино имети попечение отцу и матери о чадех своих: снабдити их и воспитати в добре наказании; и учити страху божию и вежеству1 и всякому благочинию; и, по времени и детем смотря, и по возрасту, учити рукоделию; матери дщери, а отцу сынове, кто чего достоин, каков кому просу2 бог даст; любити их, и беречи, и страхом спасати. Уча и наказуя, и рассуждая, раны возлагати: наказуи дети во юности, покоит тя на старость твою; и хранити и блюсти о чистоте телесней, и от всякого греха, отцем чад своих, яко же зеницу ока и яко своя душа. Аще что дети согрешают отцовым и матерним небрежением, им о тех гресех ответ дати в день страшного суда. А дети, аще небрегомы будут, в ненаказании отцов и матерей, аще что согрешат или что зло сотворят, и отцем и матерей, с детьми, от бога грех, а от людей укор и посмех, а дому тщета, а себе скорбь и убыток, а от судей продажа и соромота. Аще у богобоязливых родителей, и у разумных и благорассудных, чада воспитани в страсе божий, и в добре наказании, и в благорассудном учении, всякому разуму и вежству, и промыслу, и рукоделию, и те чада с родители своими бывают от бога помиловани, а от священнаго чину благословены, а от добрых людей хвалими; а егда будут в совершене возрасте, добрые люди, с радостию и с благодарением, женят сыновей своих по своей версте3, по суду божию, а дщери за их дети замуж выдают. И аще от таковых, которые чадо бог возьмет, в покаянии и с причастием; то от родителю бесскверная жертва к богу приносится, и в вечные кровы

46

вселяются; а имеют дерзновение у бога милости просити, и оставление грехов и о родителях своих1 ...

17. Како дети учити и страхом спасати. Казни сына своего от юности его, и покои тя на старость твою, и даст красоту душе твоей. И не ослабляй, бия младенца: аще бо жезлом биеши его, не умрет, но здравее будет, ты бо, бия его по телу, а душу его избавлявши от смерти.

Любя же сына своего, учащай ему раны, да последи о нем возвеселишися2. Казни сына своего измлада, и порадуешься о нем в мужестве: и посреди злых похваляшися, и зависть приимут враги твои. Воспитай детище с прещением3 и обращеши о нем покой и благословение. Не смейся к нему, игры творя: в мале бо ся ослабиши, в велице поболиши, скорбя4, и после же яко оскомины твориши душе твоей. И не дажь ему власти во юности, но сокруши ему ребра, донележе растет, а, ожесточав, не повинет ти ся; и будет ти досажение, и болезнь души, и тщетна домови, погибель имению, и укоризна от сусед, посмех пред враги, пред властию платеж и досада зла.

22. Каковы люди держать и как о них промышлять: во всяком учении и в божественных заповедях, и в домовном строении. А людей у себя добрых дворовых держати, чтобы были рукоделны: кто чему достоин и какому рукоделию учен. Не вор бы, не бражник, не зерщик5, не тать, не разбойник, не чародей, не корчмит6, не оманщик. Всякой бы человек у добраго государя7 научен страху божию, и вежеству, и смиренью, и всяким добродетелем; доброму промыслу, не солгал, не разбил, никого бы не обидел; сыт бы был государевым жалованьем да оден или своим рукоделием. А чем государь пожалует: платьем, или лошедь, и всяким нарядцом, или пашенькою, или какою торговлею, а и сам что замыслит своими труды, ино лучшее платенко верхнее и нижнее, и рубашка и сапог, - блюсти по праздником и при добрых людех, в ведро, а всегда бы было чистенко, и не изваляно, и не изгрязнено, и не излито, и не измочено, и не измято.

А который человек глуп и груб и невежда, и не брежен, а и есть у нево платенко, государьско жалованье, или своими труды сделано, да беречи не умеет, ино государю или кому приказано, у таких нечювственников платье берегут у себя лучшее; дадут коли во время надеть, да опять снемше, у себя блюдут. А всем дворовым людям наказ: всегда,

47

что делают, в ветшаном платье, а как пред государем и при людех, в чистом повседневном платейце; а в праздники и при добрых людех или с государем, или с государынею где быти: ино в лучшем платье; а беречи от грязи, и от дожжа, и от снегу; и пришед, да сняв платейце, высушить и вымять, и вытерьть, и выпахать; хорошенько укласть и упрятать: где то живет. Ино и себе мило, и от людей чесно, и государю споро, и слушкам прочно, и всегды внове. А люди б были во чти и в грозе и во всяком дозоре. Промеж бы себя не кралися; чужого бы отнюдь не хотели ни коим дела, а государьского бы берегли, все за один; а государю бы и государыни не лгали, и не клеветали ни на кого ни в чем. А государи бы тем не потакали, а обыскивали бы прямо: ставя с очей на очи; дурному бы не попущали, а доброго бы жаловали; ино всяк добру ревнует и государьское жалованья хочет выслужить правдою и прямою своею службою; и государьским наказом и добрым науком век живет; и душу спасет: и государю служит и богу угодит. Да наипаче указывати, которым вместно, к церкви божий всегда ходити, и по праздником; или во дворе петья слушати, и, особ, наедине, моли-тися; чистота телесная хранити от всякого пьянства и лакомства и от безвременного пития и ествы; и объядения и пиянства выздержатися; и отцов бы духовных и с женами своими имети; и на покояния приходили. А женатые с своими женами законно бы жили, по духовнаго отца наказанию. Да чему сам от государя научен, того бы и жены наказывали: всякому страху божию и вежству; и государыни бы слушали, и повиновалися во всем; и своими труды и рукодельем выслуживалася, а не крала бы, и не лгала, и не бражничала, и с дурными речми к государыне не приходила, и волхвов, и с кореньем и с зельем, кто тем промышляет, с теми бы отнюдь не зналася, и государем бы про таких людей не сказывали: то бо суть слуги бесовские; служили бы государем своим верою и правдою, и добрыми делы, и праведными труды. - А государи бы и государыни людей своих: мужей и жен и ребят, и всяких слуг, жаловали, и кормили и поили, и одевали; и в тепле бы жили, и во всяком покои и в благоденстве всегда. И государя бы, себя и свою душу, и дом свой, добре строив, и домочадцов безо всякия скорби, - тоже нищих и странных и убогих, вдовиц и сирот, покоити достойно, от своих праведных трудов. И к церквам божим и церковником и в монастыри приносити милостыня, и к себе, в домы своя, призывати: ино то и богу приятно и души полезно. А отнюдь бы не вмещалось в дом ни от насилия, ни от грабления, или от всякого мшелоимства, ни от посулу, ни от поклепу, ни от резоимства, ни от ябедничества, ни от крива-суда. Аще от сего зла Бог соблюдет, тот дом будет благословен от ныне и до века.

Хрестоматия по истории педагогики. - 2-е изд. - М., 1938. - Т. IV. - Ч. 1. - С. 28-30.

48


1 Вежливости, вежливому обращению.
2 Дарование, способность.
3 Соответственно своему положению (по своему рангу).
1 И если у родителей с покаянием и причащением умирает дитя, тем самым от них приносится богу бескровная жертва, а дети, вселяясь в вечное жилище, обращаются к богу с просьбой о милости и прощении грехов как для себя, так и для своих родителей.
2 Чтобы впоследствии о нем можно было порадоваться.
3 В строгости.
4 В немногом себя сдержишь (ограничишь) - в большом будешь болеть (сокрушаться), скорбя.
5 Не игрок в кости.
6 Не содержатель корчмы (трактирщик).
7 Господина, хозяина.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.