В. П. Кащенко

НУЖНО ЛИ ВЫДЕЛЯТЬ ДАРОВИТЫХ ДЕТЕЙ
ИЗ ОБЩЕЙ МАССЫ ШКОЛЬНИКОВ?
(в сокращении)

...Итак, речь идет о даровитых детях наших учебных заведений. Следует ли оставлять их в этих учебных заведениях, или их надо выделять? Вот вопрос, интересующий нас.

Для решения этого вопроса обратим внимание на отношение школы к своим питомцам. Самым существенным недостатком здесь можно отметить то, что наша школа не считается, да и не может считаться, с индивидуальной психологией каждого ребенка. Требования ее рассчитаны на силы и способности предполагаемого среднего ученика, ученика со средними способностями, естественно поэтому, что они не годятся по ту или другую сторону средней нормы. Поэтому, если еще можно сказать, что школа удовлетворяет своих средних учеников, то утверждать это совершенно невозможно, когда дело касается даровитых и слабых учеников.

Почему это так? Современная школа имеет дело с крайне разнородной массой учеников: вы найдете все степени по качеству и количеству интеллектуального развития, перед вами пройдет учащийся с общим высоким дарованием или дарованием в той или иной области, здесь же посредственность, здесь же различные формы умственной дефективности.

Школа берет на себя огромную ответственность: она должна развить все способности до их возможного высшего уровня. При этом

126

она считает возможным принять за идеал отношений к своим питомцам схематичные отношения к теоретическому среднему ученику; я говорю за идеал, ибо ведь на этом схематическом отношении и построена вся учебная программа, весь учебный план.

Такое положение будет до тех пор, пока школа не захочет облегчить сама себя, произведя дифференциацию в среде своих питомцев. Такая дифференциация отчасти уже существовала в Западной Европе, Америке, Японии, где в нормальную (элементарную) школу не принимают детей, у которых можно подозревать ту или иную форму умственной дефективности; этих последних помещают либо в так называемую вспомогательную школу, либо в закрытое учебно-воспитательное заведение, физически дефективные дети также выделяются в специальные школы или заведения.

Наконец, существует еще более детализированная дифференциация в срорме мангеймской системы; в последней кроме нормальной и вспомогательной школ существует как переход также и так называемая повторительная, куда попадают дети, представляющие средний тип между учащимися нормальной и вспомогательной школ.

Результатом этого является то, что, с одной стороны, нормальная школа значительно облегчает свою задачу; с другой стороны - значительно улучшает положение своих неуспевающих учеников, так как и вспомогательная, и повторительная школы больше считаются именно с их психологическими и физиологическими особенностями.

Кого же из детей можно признать за даровитого ребенка? Делаю попытку ответить на этот вопрос, сознавая всю его трудность, лишь для того, чтобы в общих, несколько грубых чертах отметить своеобразность психологической организации даровитого и показать, как трудно ему, а часто и невозможно, мириться с укладом и требованиями нашей современной школы.

Под дарованием надо разуметь некоторые свойства интеллекта и также другие стороны нашего душевного склада, в силу которых данный индивид производит эффект в той или иной области с минимальной затратой труда и энергии. Или, другими словами, даровитый субъект-такой, который при той же затрате энергии в данной области сделает больше, чем средний по способностям; в этом заключается совершенство (превосходство) даровитого. Какие моменты психики играют наибольшую роль при таком совершенствовании, до сих пор мы не можем сказать с определенностью.

Надо, однако, предположить, что даровитость, главным образом, относится к области интеллекта и представляет собой как бы особую напряженность и живость интеллектуальных процессов. Обладая, по-видимому, большой способностью сосредоточивать внимание в определенной области, обладая более совершенной апперцепцией [непрерывная связь старого материала с новым, установление связей новых знаний со старыми], даровитые дети лучше воспринимают впечатления и претворяют их в представления и понятия.

127

...Кроме непосредственного восприятия громадную роль у некоторых играет эмоциональная сфера и воображение, которое открывает им целый мир новых образов; работа воображения бывает при этом до такой степени напряженной, что эти образы принимают характер как бы галлюцинаций даже без того, чтобы данный субъект затрачивал большие усилия для этого; недаром великие музыканты, поэты нередко жалуются, что их преследуют музыкальные мелодии, поэтические образы и картины.

Так, известный художник Н. Рерих говорит, что часто помимо его воли перед ним возникала во всей полноте задуманная им картина. Наконец, для творчества даровитого человека характерна также наличность большего, интенсивно выраженного к творчеству интереса, который может перейти в беззаветную любовь. Гончаров вынашивал своих Обломова и Райского по несколько лет, не переставая любить их.

Обратимся теперь к даровитым детям в школе. Вероятно, каждый помнит, что в среде его школьных товарищей был хотя бы один такой даровитый. Большей частью такие даровитые дети, юноши, однако, учатся из рук вон плохо и нередко считаются худшими учениками в классе. Здесь кстати будет процитировать Н.И. Пирогова, который так хорошо знал школьное дело и который в своей статье "Школа и жизнь" пишет: "Сколько учеников слывут в школе тупоголовыми, а в жизни оказываются умнее своих учителей". Нелишне будет вспомнить исторические примеры... что Наполеон считался одним из последних учеников Бриенской военной школы. Гениальный Ньютон и в средней школе, и в высшей считался за малоспособного. Известный натуралист Александр Гумбольдт также отставал в школе от своих сверстников.

Одним из видных свойств даровитых является оригинальность мышления, которая не мирится ни с каким притязанием школы подчинить ее правилам и требованиям, выработанным по иному масштабу. Зачастую мышление это выражено определенно направленным интересом. В то время, как школа требует от него одинакового участия во всех занятиях, начиная от латинской грамматики и кончая естественной историей, его мысль витает в какой-нибудь определенной области, и школа только мешает этой работе мысли: только подавляет ее.

...При наличности разностороннего дарования данные субъекты легко справляются с задаваемой им школьной работой. К их способностям предъявляются слишком минимальные требования; способности их не упражняются, ум не приучается пользоваться ими. Требования школы должны быть больше согласованы с силами ученика; не посягая на его самостоятельность и оригинальность, должны побудить эти силы производить весь тот полезный эффект, на который они способны, чем приучить данный организм в нужный вызванный жизнью момент живо ответить на данное раздражение, - это и есть приучение индивида к управлению своими силами вообще и своими дарованиями в специальной области, в частности.

128

И вот такой недовольный школьным преподаванием ученик начинает самостоятельно заниматься, так как школа ему только мешает. Предоставленный самому себе, он не всегда получит необходимую общую подготовку, не выработает в себе работоспособность, но, увлекшись какой-нибудь отраслью знания или искусства, сделается дилетантом, недоучкой.

Общее образование необходимо, и только на фоне этого общего образования могут получать дальнейшее полное развитие дарования в тех или иных областях. Мы только настаиваем на необходимости привести в гармонию эти дарования с общим развитием. На этом основании школа должна приноровиться к своим одаренным воспитанникам, иными словами, для них должна быть создана специальная школа, которая принимала бы во внимание своеобразие их организации. Такая школа должна иметь особую программу, настолько гибкую и подвижную, чтобы модифицироваться в каждом отдельном случае. Повторяем, современная общая школа - для учеников со средними способностями, но не для одаренных.

...Сколько талантов погибает в пучине случайностей русской жизни. Положим, Ломоносов, Горький, Шаляпин выбились из этой пучины, но ведь им помог случай, который не всегда приходит вовремя...

То положение, что гений всегда пробьется, в корне неверно. Между тем на этом пути даровитому приходится затрачивать, может быть, лучшие элементы своего дарования, и он подчас губит их безвозвратно.

Далее противники приводят такое возражение, что не следует удалять даровитых детей из общей школы, так как этим последняя как бы лишается ее лучших элементов, которые оказывают плодотворное влияние на остальных средних... Но позвольте, что же это за аргумент? За что вы хотите приносить в жертву даровитых детей посредственности? Это, по меньшей мере, оригинальное использование неразвернувшихся дарований на пользу процветания среднего индивида. Можете чем хотите поднимать дух соревнования в классе, но только не глушите зачатков великих, быть может, дарований, которым вы должны дать возможность развернуться во всю ширь и мощь. Они с лихвой возместят вам принесенную им жертву.

Что касается до таких аргументов... что I. в классах специальных школ было бы больше опасности переутомления ввиду большого разнообразия дарований учеников или что II. для характера ребенка было бы вредно сознание, что он принадлежит к избранным. Оба эти аргумента также несостоятельны.

Переутомление устраняется уменьшением до минимума числа учащихся в классе, сознание же превосходства над остальными больше угрожает в общей школе, ибо там данный ученик постоянно убеждается в этом превосходстве над своими посредственными товарищами; в специальной же школе преимущество одного ученика будет уравновешиваться преимуществом другого.

Слышим мы соображения и такого рода, что, мол, как же отобрать таких детей, где данные, на которых при этом надо базироваться?

129

Эти соображения не должны нас останавливать. В истории лечебной педагогики можно найти очень ценные указания и факты по этому поводу.

С другой стороны, и в настоящее время, еще без разработанной методики, есть возможность в известных случаях бесспорно сказать, что данный ученик представляется даровитым.

В. Освальд в своей книге "Великие люди", психологически разобрав биографии нескольких известных исследователей, не без основания указывает, что характерным свойством великих людей наряду с самостоятельностью и оригинальностью мышления является раннее созревание. В наличности этого фактора мы действительно убеждаемся на многих примерах. Не говоря уже о таких известных, как Дж. Ст. Милль, уже в 9-летнем возрасте владевший латинским и греческим языками, как Лермонтов, начавший писать стихи с 10 лет, и т.п., при более внимательном наблюдении за даровитым ребенком мы очень часто более или менее правильно можем представить себе, куда направлено его дарование.

Как должна быть устроена специальная школа, кому это поручить, откуда взять учителей и учеников, как выделять их из общей массы школьников, с какого возраста, какую установить программу, учебный план - эти вопросы считаю важными, но не останавливаюсь на них, чтобы не уклониться в сторону. Пока важно осознать необходимость такой дифференцировки и создания специально организованных школ.

Итак, интересы даровитого ребенка требуют, чтобы его взяли из неблагоприятной для его развития общей школы и поместили в специально созданную для него школу. Надо помнить, что всякое великое дарование, получившее правильное и максимальное развитие, представляет большое социальное благо, поскольку оно служит дальнейшему культурному прогрессу. ..."Человечество движется вперед благодаря избранным", - говорит Вине, поэтому обществу выгодно, чтобы избранные повсюду культивировались надлежащим образом. Ребенок с высшими умственными способностями есть сила, которой нельзя дать погибнуть.

Печатается по изд.: Антология
педагогической мысли России второй
половины XIX - начала XX в. - М., 1990. -
С. 480-467.

130

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.