Стратегии воздействия

Гешталъттерапия - это искусство. Сам Ф. Перлз, по свидетельству очевидцев, обладал подлинным артистическим даром. Если вы хотите научиться использовать идеи гештальттерапии для совершенствования своего взаимодействия с людьми, необходимо почувствовать себя артистом, не только мастерски владеющим разнообразными методиками, но и вкладывающим в каждый эксперимент часть

173

своей души, интуиции, таланта. Любой из нас по-разному выражает свою сущность на разных стадиях взросления. Безграничные оттенки личности сплавляются с опытом того, кто рядом, воссоздавая каждый раз уникальную картину освобождения от прежних заблуждений.

Единственная общая исходная позиция, которой следует придерживаться - это уважение к личности друг друга.

Взросление начинается с осознания своей собственной личности и продолжается при помощи воздействий, которые представляют собой сплав того, что человек хочет, на что он способен, до каких границ простирается его эмоциональная выносливость, как он взаимодействует с другими.

Человек, взявший на себя роль помощника (педагог или психолог), поддерживает у того, кто обратился за помощью, баланс между стремлением к спокойствию, безопасности и готовностью пойти на эмоциональный риск - осознать свое поведение и измениться. В любой ситуации ключевым элементом в выборе стратегии воздействия является гибкость.

Литература по гештальттерапии содержит ряд описаний игр, правил и специфических методик. Тем не менее, если психолог зависит от методик, он функционирует как закрытая система и искажает смысл самого гештальтподхода, рассматривающего человека как открытую систему. Набор методик ограничивает выбор психолога некими устоявшимися формулами; ориентация на ту или иную методику заслоняет главное - осознание своего уникального опыта.

Кроме основных формул работы психолог должен обладать способностью к творческому экспериментированию. Каждый из нас, выбравший путь изменений, личностного взросления, может с готовностью включиться в работу или, наоборот, испытывать чувство страха, вызванного необходимостью рискованного перехода от неизвестного к известному. И даже если на начальном этапе мы с готовностью включаемся в работу, перед следующим шагом возможны остановки, обусловленные страхом. Страх создает сопротивление, естественное для любого изменения. Одни преодолевают его быстрее, другие медленнее. Признание правомерности его существования само о себе уже продвигает человека вперед.

Особого внимания заслуживает вербальная коммуникация. Высшее мастерство гештальттерапии состоит в том, чтобы сквозь поверхностные языковые структуры проникнуть на мета-уровень, т.е. в глубинные структуры языка, воссоздающие уникальную картину мира человека, обусловливающую существование проблемы. Боль человека, его смущение или фрустрация лежат именно на этом глубинном уровне языковых структур. Такую с виду магическую работу можно понять, если изучить лингвистические основы и разобраться в том, каким образом человек обобщает свой опыт с помощью языка. Подробно об этом мы расскажем в главе, посвященной нейролингвистическому программированию.

174

Другим мощным средством гештальттерапии является работа с воображением или со сном. Это средство строится на возникновении определенного содержания в предсознательном, т.е. в той части психологического опыта, которая не осознается, но доступна осознанию.

В гештальттерапии сны и образы воображения рассматриваются как своего рода каналы, через которые незаконченные гештальты возникают в сознании. И хотя символический язык является своего рода метафорическим (т.е. любой образ может означать все, что угодно, обычно сигнализирует о значениях, далеко отстоящих от буквального), он достаточно выразителен и полезен, если научиться его понимать. Работая с образами воображения или сна, психолог предпочитает исследовать скорее невербальные признаки, чем вербальные. При этом полезно нарисовать свой сон или проиграть его, вообразив себя поочередно сначала одним, а потом другим персонажем из сна. Такое воплощение образов воображения может ускорить осознание и привести к достаточно глубокому и интенсивному переживанию.

Образы, фантазии и сны можно рассматривать как метафорическое выражение содержания опыта человека, поэтому, прежде чем начинать работать с ними, важно добиться на это его согласия. Существуют разнообразные методики, помогающие перевести вытесненный из сознания материал на осознанный уровень. При этом желание человека прекратить или приостановить эксперимент свидетельствует о том, что задеты глубинные структуры, таящие в себе внутренний конфликт и поэтому вызывающие страх двигаться дальше в этом направлении. И именно в этот момент мы обычно находимся в непосредственном контакте с событиями, вызвавшими проблему. Обычно такой контакт очень трудно поддерживать, так как сопротивление усиливается. Человек, например, может сказать: "Ну, вы же знаете, как себя можно чувствовать, когда думаешь о чем-то плохом" - вместо того, чтобы напрямую признаться: "Я чувствую, что мне очень горько и грустно". Выражение, содержащее в себе местоимение "я", особенно полезно и необходимо в работе со снами и с образами воображения. Каждый аспект сна можно рассматривать как проекцию какой-то части личности человека или его внутреннего мира.

Независимо от того, являются ли средством изменения язык тела, воображение, вербализация или сон, существенный компонент работы - само действие. Человека всячески поощряют к тому, чтобы он позволил себе побыть частью своей личности или опыта, или персонажем своего сна, или частью своего тела, проиграть действия и выразить чувства, которые испытывают полярные части его личности.

Проигрывание полярностей, обнаруженных в личностном опыте человека, служит своеобразным способом переноса его опыта из одной модальности в другую (например, выражение мысли или образа

175

в моторных действиях), что само по себе уже благотворно, снижает возможность ухода, прекращения контакта с травмирующим опытом.

176

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.