Раздел XIII. Прекращение предварительного
следствия и дознания

Нормативный материал

УПК - ст. 5-9, 208-210, п. 11 ст. 211.

Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 г. (с изменениями и дополнениями)//ВВС РСФСР. 1967. № 23. ст. 919.

Положение о товарищеских судах, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 г. (с изменениями и дополнениями)//ВВС РСФСР. № 12. ст. 254.

Вопросы

  1. Прекращение предварительного следствия и дознания: понятие и значение.
  2. Основания прекращения предварительного следствия (дознания).
  3. Согласие прокурора как условие для прекращения предварительного следствия и дознания (по соответствующим основаниям).
  4. Частичное прекращение уголовного дела.
  5. Лица, интересы которых могут быть затронуты прекращением уголовного дела, их права.
  6. Процессуальный порядок прекращения уголовного дела в стадии расследования.
  7. Содержание, структура и значение постановления о прекращении уголовного дела.
  8. Надзор прокурора за законностью прекращения уголовных дел в стадии расследования; самостоятельность следователя при принятии решения о прекращении уголовного дела.
  9. Основания возобновления прекращенного уголовного дела; лица, имеющие право возобновить прекращенное уголовное дело; порядок возобновления прекращенного дела.

Задачи

1

29 апреля 1993 г. из учительской комнаты школы № 8 исчез хранившийся там магнитофон.

130

В мае месяце администрации школы стало известно, что магнитофон, исчезнувший из школы, находится у ученика школы Петина, который вместе с другим учеником Мавлюшиным часто им пользуется.

Было возбуждено уголовное дело, и в ходе предварительного следствия пропавший из школы магнитофон следователь обнаружил на чердаке дома, где жил Мавлюшин.

На допросе Мавлюшин и Петин сначала отрицали кражу магнитофона из школы, заявив, что магнитофон продал им "какой-то парень", но впоследствии признали, что кража магнитофона совершена ими.

Дирекция школы обратилась к следователю органа внутренних дел с ходатайством о передаче Петина и Мавлюшина на поруки коллективу школы с целью их исправления и перевоспитания. Одновременно в ходатайстве указывалось, что если органы следствия не найдут возможности передать Мавлюшина и Петина на поруки, дирекция школы просит уголовное дело о них прекратить, а собранные материалы передать в комиссию по делам несовершеннолетних с тем, чтобы Петина и Мавлюшина не подвергали уголовному наказанию.

По данным, полученным в ходе следствия, Петин живет с матерью, которая не может оказывать на него положительного воздействия, отец с семьей не живет. Учится Петин плохо, интереса к школьной жизни не проявляет. Неоднократно соседи видели его пьяным. Имеет несколько приводов в милицию за хулиганство и один привод за то, что срезал трубку у телефона-автомата.

Мавлюшин живет с родителями. Его отец и мать не ладят между собой и воспитанием сына не занимаются. Соседи по дому сообщали родителям Мавлюшина, что их сын появляется во дворе "выпивши", что он сквернословит, запугивает подростков и плохо влияет на них. Учится Мавлюшин плохо, отрицательно влияет на одноклассников. Мавлюшин, будучи моложе Петина, подчинил его своей воле и во многом повинен в том, что Петин все меньше интересуется школьными занятиями. При попытке срезать трубку у телефона-автомата Мавлюшин (вместе с Петиным) был доставлен в отделение милиции. Петину - 16, Мавлюшину - 15 лет (он родился 29 мая 1978 г.)

В ходе дальнейшего следствия были получены доказательства, достаточные для привлечения по данному делу в качестве обвиняемого Мурадова, 1976 года рождения. Следствием было установлено, что именно он подговорил Петина и Мавлюшина похитить магнитофон. Следователь вынес постановление о привлечении Мурадова в качестве

131

обвиняемого. Вызванный повесткой, Мурадов к следователю не явился. Вместо него пришел его брат, который сообщил, что накануне вызова к следователю его брат скончался от ножевых ранений, полученных им в драке. Данный факт подтверждался свидетельством о смерти Мурадова. В этот же день на прием к прокурору пришел знакомый Мурадова, заявивший о том, что он протестует против действий следователя, который возвел на Мурадова ложное обвинение.

2

17 декабря 1988 г. Дмитриев был задержан по обвинению в совершении разбойного нападения на сестер Надю (9 лет) и Антонину (15 лет) Николайчук.

5 декабря 1988 г. Надя и Антонина встретили на железнодорожной станции свою мать, которая передала Антонине большую сумку с покупками, привезенными ею, и отправила дочерей домой, поскольку сама торопилась на дежурство.

Когда сестры около 22 час. проходили мимо стройплощадки, из-за забора на улицу, которая была плохо освещена, вышел мужчина. Он набросился на Антонину и стал вырывать у нее сумку. Испугавшись, Надя схватилась за сумку. Нападавший ударом ноги сбил Надю с ног, вырвал сумку у Антонины и скрылся на стройплощадке.

Нападение вызвало у Нади нервное потрясение, и она 10 дней, с 7 по 17 декабря 1988 г., находилась в больнице.

17 декабря в больницу, где находилась Надя, обратился за помощью мужчина в связи с глубоким порезом ладони левой руки. Принимавшие его медицинская сестра и санитарка решили, что приметы этого мужчины совпадают с описанием грабителя, которое дала Надя. Медсестра сказала Наде: "Наденька, а к нам мужчина пришел, похоже тот, что на вас с Тонечкой напал. Ты посмотри на него." После этого она показала Наде находившегося в коридоре этого мужчину.

"Дядечка, - сказала Надя, - очень похож на того, который напал на нас с Тоней. Только у того, который на нас напал и меня ударил, волосы были темнее".

По сообщению медсестры, мужчина (Дмитриев) был задержан работниками милиции и на следующий день предъявлен Наде для опознания в числа 2-х других лиц. При опознании она заявила: "Я знаю дяденьку, который сидит в середине. Это он приходил в больницу с порезанной рукой и он напал на нас с Тоней. А меня он еще ударил ногой".

132

Ее старшая сестра от опознания отказалась, заявив на допросе следователю, что плохо помнит приметы нападавшего. Она помнит лишь, что нападавший "был длинным".

В протоколе допроса Нади, проведенного раньше, 10 декабря 1988 г., зафиксировано: "Дяденька, который на нас с Тоней напал, был в черной кепке, длинном светлом пальто и в светлых брюках".

При обыске у Дмитриева черной кепки обнаружено не было. По показаниям сослуживцев и соседей Дмитриева они его в кепке никогда не видели. Он носил берет. У Дмитриева были изъяты темно-серый плащ и темно-серые брюки, в которых он приходил на прием в больницу. Эти брюки и плащ были предъявлены Наде, которая показала: "Вот в таком плаще, брюках и был дяденька, который на нас с Тоней напал".

Задержанный по этому делу Дмитриев сообщил в жалобе прокурору, что он не мог совершить преступления, в котором его подозревают, так как 5 декабря 1988 г. был в кинотеатре "Пламя", где на сеансе (21 час. 30 мин.) смотрел кинофильм "Свой среди чужих". После киносеанса сразу пошел домой. На вопрос прокурора, не сохранился ли у Дмитриева билет в кинотеатр, последний ответил, что, как всегда, он выбросил билет сразу же при выходе из кинотеатра.

По запросу прокурора директор кинотеатра "Пламя" сообщил, что 5 декабря 1988 г. на сеансе в 21 час. 30 мин. демонстрировался кинофильм "Свой среди чужих".

В ходе дальнейшего следствия новых доказательств получено не было.

3

Прокурором района было возбуждено уголовное дело по ст. 172 УК. Основанием для возбуждения дела послужили содержащиеся в направленном в прокуратуру сообщении врача скорой помощи обстоятельства, свидетельствовавшие о том, что 29 июня 1993 г. в подъезде № 3 дома № 19 по улице Прохладная движущимся лифтом были причинены тяжкие телесные повреждения несовершеннолетнему Малышеву, от которых он скончался до приезда скорой помощи.

В ходе проведенного расследования получены следующие доказательства.

Свидетель Неметченко 1981 года рождения показал:

"29 июня, днем, мы с Колей Малышевым стали подниматься в лифте к нему домой на 7-й этаж. Когда мы нажали кнопку лифта, дверь лифта не закрылась. Так иногда бывает. Коля встал на колени, просунул

133

руку за открытую дверь лифта и стал что-то выцарапывать на внутренней стенке шахты лифта, пока лифт двигался вверх. Так делали и некоторые другие ребята из нашего дома. Вдруг Коля заорал, и я увидел, как его руку тянет в шахту. Я зажмурился, стало страшно. Когда лифт остановился, я выбежал из него. На лестничной площадке стояли люди. Потом я узнал, что Коля умер".

Заключением Гостехнадзора признано, что причиной несчастного случая явилось движение лифта с открытыми створками кабины, что явилось результатом нарушения несовершеннолетним Малышевым и Неметченко правил эксплуатации лифтов (п.3): "Войдя в кабину, закройте двери шахты и кабины, после чего нажимайте кнопку приказа".

Свидетель Савалова, проживающая в доме № 19, подъезд 3 по ул. Прохладная, сообщила:

"Лифт в нашем подъезде мог двигаться и при открытых дверях кабины. Временами лифт приходили и чинили, но вскоре лифт вновь мог двигаться и при открытых дверях. Рабочие, которые чинили лифт, звонили в некоторые квартиры и говорили, что кто-то у нас хулиганит, ломает какое-то там устройство и поэтому лифт может двигаться с открытыми дверцами кабины. Нас это не очень волновало. Можно ли было подумать, что кто-то додумается засунуть свою голову между движущимся лифтом и стеной шахты? Ребята-то в нашем подъезде все уже большие, моложе 10 лет никого и нет".

Заключением технической экспертизы по существу подтверждены выводы Гостехнадзора. Эксперт признал, что движение с открытыми дверцами кабины лифта было возможно из-за деформации нажимного элемента фартуночного устройства; что качество самодельно выполненной нажимной планки мало уступает нажимной планке заводского изготовления и сам по себе этот факт эксплуатации лифта с самодельно выполненной деталью не должен был приводить к тому, чтобы лифт двигался и при открытых дверях кабины лифта.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Малышева наступила в результате многочисленных травм жизненно важных центров в области головы, вызванных ее сильным сжатием.

Свидетель Володарь (проживает по ул. Прохладная, д. 19, подъезд 3) показала, что она сама неоднократно видела, как Николай Неметченко и Николай Малышев во время движения лифта вставали ногой на ручку двери шахты лифта и отгибали рычаг фартунки для того, чтобы можно было ездить в кабине лифта с открытыми дверями.

134

Аналогичные показания дали свидетели Потапченко, Антоненко, Польских - жильцы дома, в котором погиб в лифте Малышев. Все они сообщили, что пытались останавливать ребят, говорили о том, что они ломают лифт и тем самым вредят своим же родителям, но никакой реакции со стороны подростков и их родителей не было.

Допрошенные в качестве свидетелей родители Малышева и родители Неметченко показали, что они разрешали своим детям пользоваться лифтом и в отсутствие в лифте взрослых, так как ребята уже большие. Лифт в их подъезде действительно мог двигаться и при открытых дверях кабины, но они этому не придавали значения. Кто и как портил механизм лифта, они не знают; о том, что их дети ломают лифт, им никто не говорил.

В качестве свидетеля был допрошен прораб СУ, обслуживающий лифтовое хозяйство домов по ул. Прохладная. Он сообщил:

"В доме № 19 по ул. Прохладная, особенно в подъезде № 3, мы не успевали чинить лифты. Жильцы постоянно их ломали, выводили из строя. Особенно им нравилось ломать нажимной элемент фартуночного устройства, что давало возможность пользоваться лифтом при открытых дверях кабины лифта. Поскольку нажимные планки выводили из строя очень часто, то не было возможности заменять их на новые, стандартные, поскольку поставки запасных деталей к лифтам были почти прекращены. Поэтому в кабине лифта в подъезде № 3 дома № 19 по ул. Прохладная была установлена самодельная нажимная планка. То, что нажимная планка была нестандартной, не могло явиться причиной гибели Малышева Н., поскольку до этого несколько раз ломали стандартные детали, что приводило к одинаковому результату: кабина лифта могла двигаться и при открытых дверях кабины лифта".

В протоколе следственного эксперимента, проведенного в лифте того же подъезда, зафиксировано, "что в момент нахождения створочного фартука в верхнем положении со стороны створок было приложено незначительное усилие, нажимная планка продвинулась за блокировочный контакт, ролик контакта свободно установился в положении, при котором кабина лифта могла двигаться и при открытых дверях. Нажимную планку можно было продвинуть вперед, поскольку загиб верхней части планки излишне направлен вниз".

В протоколе осмотра кабины лифта отмечено, что на месте изгиба верхней части планки имеются многочисленные следы, свидетельствующие о том, что по планке наносились удары острым металлическим предметом.

135

4

Прокурором было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108 УК, которое принял к своему производству следователь данной прокуратуры. В ходе следствия получены следующие доказательства.

На допросе в качестве подозреваемого Стоместнов, задержанный в порядке ст. 122 УПК, показал: "8 октября 1993 г. к нам приехала погостить сестра моей жены Петтнер. Когда она приезжает, начинает наговаривать всякое на меня моей жене и между нами начинаются ссоры. Так было и в этот приезд: с 8 октября целую неделю происходили одни скандалы. Жена и обеды не варила, я ходил голодный и отдохнуть дома не мог.

12 октября я попросил у жены, чтобы они меня накормили, а она в ответ - ругаться на меня. Сразу в кухню вбежала Татьяна, сестра жены, стала ее подначивать, а на меня орать, всячески оскорблять. Терпеть оскорбления? Нет! Нужно было сделать так, чтобы эта Татьяна не настраивала против меня жену. Как сделать? Напугать нужно. Все говорят: я ненормальный. Вот и схватил нож, и стал вертеть им перед Татьяной. Кажется, ножом я ее задел. Она упала и молчит. Решила притвориться. А жена - бегом из комнаты. Что было дальше - не помню. Врач приехал. Татьяну увезли, да и меня схватили. Вот теперь сижу здесь со всякими хулиганами. Требую меня отпустить. Я свою правду знаю".

Допрошенная в качестве свидетеля жена Стоместнова показала:

"Мой муж - психически больной человек. С 1987 г. он состоит на учете в психоневрологическом диспансере № 3. Состояние у него бывает слишком разное: то очень покорный, мягкий, за все прощение просит, а то - сладу с ним нет, к каждой мелочи цепляется. Очень он не любит мою сестру Татьяну. Как она приедет, он совсем бешеным становится. 12 октября около 15 часов вошел он в комнату. Я там была одна, собиралась к обеду накрывать. Муж потребовал: "Корми меня!" Я говорю: "Сейчас". А тут Татьяна вошла, он сразу стал орать, что из-за нее я его голодом морю. Я - к Татьяне. Говорю ей, скорее уходи. А она стоит. Я и опомниться не успела. Муж схватил со стола нож и стал наносить Татьяне удары. Она закричала, упала. Я побежала вызывать скорую. Минут через 30 приехала скорая и почти сразу - милиция. Я милицию не вызывала. Не нужна она. Мужа нужно в психбольницу поместить, лечить его нужно. А тут мужа схватила милиция. Кто его там лечить будет? Отправьте мужа в больницу.

136

На вопрос следователя добавляю. Когда приехала скорая, врач осмотрел Татьяну, потребовал у меня простыню, разорвал ее, стал Татьяну перевязывать, очень крови было много. Потом сказал, что Татьяна скончалась".

Допрошенный в качестве свидетеля сотрудник 36 отделения милиции Павлов показал:

"12 октября 1993г. около 16 часов в отделение позвонил санитар скорой помощи и сказал, что они выезжают по вызову к Стоместновой, назвал адрес и сказал, что там женщине причинены ножевые ранения. По прибытии я и другой работник милиции - лейтенант Грищенко С.Г. увидели такую картину. На полу, на окровавленной простыне лежит женщина, как потом оказалось, Петтнер. Около нее врач скорой помощи. В комнате был еще мужчина, он тихо сидел на диване, а в руке у него был столовый нож. Я сразу подошел к нему и попросил положить нож на стол, где я постелил газету. Так он и сделал. Врач сказал, что Петтнер уже не поможешь. Она скончалась. Я позвонил в морг, дождался, когда приехали работники морга и забрали труп. До этого я позвал из соседней квартиры (№ 68) двух женщин, которые назвались Семеновой и Старовой. В их присутствии я составил протокол осмотра места происшествия и протокол изъятия ножа, который положил на "стол Стоместнов. После этого я с лейтенантом Грищенко, задержав Стоместнова, уехали в отделение милиции. Когда я предложил Стоместнову собираться и ехать с нами, он не сопротивлялся. А вот жена его стала на нас кричать, требовать, чтобы к мужу был вызван врач психиатр".

Допрошенная в качестве свидетеля Семенова показала:

"Мы со Стоместновыми живем на одной лестничной площадке с 1977 г. Как они живут - я не знаю. Но особых ссор между ними не замечала. Стоместнов производит очень хорошее впечатление: спокойный, не пьет, вежливый. Ходит в магазин, помогает жене. Да и мне, если иду с тяжелой сумкой, всегда поможет донести ее. Как он мог совершить такое, убить Татьяну, и в толк не возьму. Правду сказать, сама Татьяна была не очень-то хорошей. Как приедет бывало к нам, сразу начнет поносить Михаила Петровича Стоместнова. Я и не очень-то ее слушала. 12 октября в нашу квартиру позвонил милиционер, попросил быть понятыми. Мы с Зиной Старовой, она у меня в гостях была, пошли и там, у Стоместновых, увидели весь этот ужас. К своим показаниям добавляю. 12 октября, утром и днем, особого шума, скандала из квартиры Стоместновых мы не слышали. Татьяна вроде бы покричала немного. А так ничего особенного я не слышала. Наши

137

квартиры примыкают друг к другу, и вообще-то слышимость большая. Включат они телевизор, а у нас все слышно".

Свидетель Старова дала по существу аналогичные показания.

В материалах дела имеется протокол осмотра столового ножа, который был (когда к Стоместновым прибыли работники милиции) в руках у Стоместнова, и приобщен к делу как вещественное доказательство. В протоколе отмечено, что на ноже обнаружены два пятна бурого цвета. По заключению судебно-биологической экспертизы, эти пятна - кровь человека, относящаяся к группе 0 (1). Такова же групповая принадлежность крови Петтнер.

Нож (в числе других внешне сходных столовых ножей) был предъявлен для опознания Стоместновой. Она опознала его как нож, который был в руках ее мужа 12 октября и которым он нанес ранения Петтнер.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Петтнер наступила от острой кровопотери, развивавшейся из-за колото-резаного ранения грудной клетки с повреждением мышцы сердца. Между полученными телесными повреждениями и наступившей смертью Петтнер имеется прямая причинная связь. Колото-резаная рана образовалась от ударного воздействия ножа с односторонней заточкой клинка, шириной не более 2,4 см, длиной не менее 12-13 см, на уровне погружения и относится к тяжким телесным повреждениям, повлекшим за собой смерть.

В деле имеются: выписка из истории болезни Стоместнова, проходившего с мая 1989 г. по август 1993 г. курс лечения в психоневрологическом диспансере № 3; заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, в котором признано, что Стоместнов страдает шизофренией и в момент инкриминируемых ему действий находился во вневменяемом состоянии. С учетом тяжести психического заболевания Стоместнова, тяжести совершенного им деяния, его опасности для окружающих Стоместнов нуждается в принудительном лечении в психиатрической больнице со строгим режимом.

5

Кирхман был привлечен 18 ноября 1993 г. к уголовной ответственности по обвинению в том, что он:

будучи осужден в августе 1989 г. по ч. 1 ст. 211 УК, наказание отбыл, 3 ноября 1993 г., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения,

138

управлял лично принадлежавшей ему автомашиной, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 211 УК;

10 сентября 1993 г., предварительно узнав от знакомых ему лиц о месте и условиях хранения боевого оружия в воинской части, пытался похитить две боевые гранаты, но был обнаружен, с места преступления скрылся, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 2181 УК;

в апреле 1993 г. на своем приусадебном участке посеял семена опийного мака, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 225 УК;

3 ноября 1993 г., действуя цинично, из хулиганских побуждений, нанес несколько ударов кулаком по лицу Наримову, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 206 УК.

Изучив дело, прокурор указал следователю на то, что:

1) имеющиеся в деле доказательства подтверждают виновность Кирхмана не в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 225 УК, а в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 225 УК, поскольку в прокуратуру поступили копия приговора, свидетельствующая о том, что Кирхман в феврале 1986 г. был осужден за незаконное изготовление наркотических средств, а также копия определения суда об освобождении Кирхмана от отбывания наказания (за названное преступление) в связи с его тяжким заболеванием. Эти документы, указал прокурор, необходимо приобщить к материалам уголовного дела;

2) в уголовном деле нет доказательств, подтверждающих, что Кирхман действовал из "хулиганских" побуждений, нанося Наримову удары по лицу. При этом оставлены без внимания доказательства, свидетельствующие о наличии между Кирхманом и Наримовым личных неприязненных отношений, которые и привели к тому, что Кирхман нанес Наримову удары в лицо;

3) следователю необходимо проверить, правомерно ли применение к действиям, совершенным Кирхманом в ноябре 1993 г., ч. 2 ст. 211 УК;

4) предъявляя Кирхману обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 2181 УК, следователь не проверил и не опроверг показания подозреваемого Кирхмана о том, что цели на похищение боевых гранат у него не было, что местом нахождения и условиями хранения боевого оружия в воинской части он не интересовался, никаких попыток к завладению гранатами он не предпринимал.

139

Как показал Кирхман, 10 сентября 1993 г. он был у пропускного пункта воинской части. Пришел он туда, пытаясь опознать военнослужащих, которые, как он предполагал, украли из багажника его машины магнитофон. Поскольку на территории части, как он заметил, началась какая-то беготня, он тоже постарался побыстрее уйти. Скрываться, как показал Кирхман, он не собирался. "Это у меня украли магнитофон из машины, а не я пытался своровать боевые гранаты. Зачем мне они", - записано в протоколе его допроса.

6

18 сентября 1993 г. Матвеев М., управляя собственным автомобилем "Москвич-412", наехал на рекламную тумбу, установленную на краю пешеходной дорожки, что повлекло повреждение правого крыла автомобиля. Матвеев решил возместить ущерб, связанный с ремонтом своей машины, за счет получения страховой суммы в размере 25 тыс. руб. На момент аварии водительского удостоверения у него не имелось, что исключало возможность получения страховки в установленном порядке.

Учитывая это, Матвеев решил инсценировать угон своей машины. С этой целью он совместно со своим братом Матвеевым С. отогнали машину от места аварии за угол, к входу в кафе "Серенада", изъяли из салона автомашины ценные вещи (магнитофон, ковровое покрытие с заднего сиденья автомашины), после чего Матвеев М. обратился в 45 отделение милиции с заявлением о том, что у него угнан автомобиль. По данному заявлению было возбуждено уголовное дело.

В ходе расследования собраны доказательства, подтверждающие изложенные выше обстоятельства, дающие основание привлечь Матвеева М. в качестве обвиняемого по ст. ст. 15 и 96 УК.

На допросе Матвеев признал, что автомобиль у него угнан не был, а он сам, совместно с братом, инсценировал угон с тем, чтобы за счет страховки произвести его ремонт. Матвеев полностью осознал неправомерность своих действий и раскаялся в том, что их совершил.

В деле имеется положительная характеристика, поступившая от администрации по месту работы Матвеева М.; положительная характеристика, подписанная жильцами дома (всего 23 подписи), в котором живет Матвеев. Ранее к уголовной, административной ответственности Матвеев не привлекался.

140

Примерные тексты процессуальных документов

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении уголовного дела

г. Энск 8 октября 1993 г.

Следователь прокуратуры Центрального района г. Энска, юрист 2-го класса Семенов B.C., рассмотрев материалы уголовного дела № 1118, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ст. 172 УК РСФСР,

установил:

Фоминых С.С. 24 сентября 1993 г. предъявлено обвинение в том, что она, работая товароведом продовольственных товаров Энского горрыбкоопторга и являясь председателем приемочной комиссии, грубо нарушила правила приемки товаров ввиду небрежного отношения к своим должностным обязанностям, чем причинила материальный ущерб горрыбкоопторгу на 11 750 руб., т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 172 УПК РСФСР.

Настоящее уголовное дело возбуждено прокурором Центрального района города Энска 11 сентября 1993 г. вопреки Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1985 г. "Об амнистии в связи с 40-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

Согласно п. 4 ст. 5 УПК РСФСР уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению вследствие акта амнистии, если он устраняет наказание за совершенное деяние.

Обвиняемая Фоминых С.С. против прекращения уголовного дела не возражает.

Руководствуясь п. 1 ст. 208, п. 4 ст. 5 и ст. 209 УПК РСФСР,

постановил:

1. Уголовное дело № 1118, возбужденное по признакам ст. 172 УК РСФСР, производством прекратить по п. 4 ст. 5 УПК РСФСР - вследствие акта амнистии.

2. О прекращении уголовного дела и основаниях прекращения письменно уведомить Фоминых С.С. и администрацию горрыбкоопторга, по заявлению которой было возбуждено уголовное дело. Разъяснить им право на обжалование настоящего постановления прокурору

141

Центрального района г. Энска в течение пяти суток с момента уведомления.

3. Копию постановления о прекращении уголовного дела направить прокурору Центрального района г. Энска.

Следователь,
юрист 2-го класса
Семенов B.C.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении уголовного дела

г. Энск 4 апреля 1993 г.

Следователь прокуратуры Центрального района г. Энска, юрист 2-го класса Семенов B.C., рассмотрев материалы уголовного дела № 1114, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ст. 178 УК РСФСР,

установил:

Актимову С.А. предъявлено обвинение в том, что он, являясь дежурным милиционером в вытрезвителе Энского ГОВД, в ночь с 12 на 13 марта 1993 г., поместил в вытрезвитель гражданина Карпухина Т.В. без предварительной проверки его состояния на алкогольное опьянение, тем самым незаконно лишив его свободы.

Актимов виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что заявление Карпухина Т.В. о том, что он был помещен в медвытрезвитель без проверки его состояния на алкогольное опьянение, не соответствует действительности; что до помещения Карпухина в медвытрезвитель он вызвал дежурного врача Марковича Т.П., который установил, что Карпухин находится в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Эти показания Актимова нашли подтверждение: в показаниях свидетеля Марковича Т.П., сообщившего, что в ночь с 12 на 13 марта 1993 г. он был вызван в медвытрезвитель, где им было установлено, что Карпухин Т.В. находится в состоянии сильного алкогольного опьянения; в показаниях свидетеля Лебедева О.В., который лично слышал, как Карпухин угрожал расправиться с Актимовым за то, что он поместил его в медвытрезвитель, хотя, по словам Карпухина, он был не очень-то пьян.

142

Таким образом, по делу установлено, что Карпухин Т.В. был помещен Актимовым С.А. в медвытрезвитель на законном основании и в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РСФСР.

Руководствуясь п. 2 ст. 5, п. 1 ст. 208 и ст. 209 УПК РСФСР,

постановил:

Уголовное дело № 1114 по обвинению Актимова С.А. по ст. 178 УК РСФСР производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Избранную в отношении Актимова С.А. меру пресечения - содержание под стражей, отменить.

Уведомить письменно Актимова С.А. и Карпухина Т.В., признанного потерпевшим, о прекращении дела и основаниях прекращения.

Разъяснить Актимову С.А. и Карпухину Т.В. их право в течение пяти суток с момента уведомления обжаловать настоящее постановление прокурору Центрального района г. Энска1.

Следователь,
юрист 2-го класса
Семенов В.С.

143


1 Примерный текст извещения лица, привлекавшегося в качестве обвиняемого, дело на которого прекращено по реабилитирующим основаниям, и о порядке восстановления его нарушенных прав см. на с.261.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.