2. Грифельная доска

В наше время грифельные доски, по крайней мере в СССР, почти вышли из употребления; не то было в XVIII, XIX и начале XX в. В России они перестали применяться в школьном обиходе примерно перед первой мировой войной.

Изготовленная из аспида (черного сланца) и заключенная в деревянную рамку приблизительно тетрадного формата грифельная доска в школьном и дошкольном обиходе представляла большое удобство. В неумелых еще руках ребенка бумага без твердой подложки легко гнулась, мялась и рвалась, держать ее было неудобно, неправильное использование "площади" приводило к тому, что лист оказывался вышедшим из строя едва ли не в начальной стадии заполнения.

Твердая двусторонняя поверхность грифельной доски была удобна для письма и рисования школьника (или даже дошкольника), держать ее было легче и сподручнее, а возможность стирать написанное давала широкий простор упражнениям ребенка. Легкий грифель приучал к правильной постановке руки.

В младших классах гимназии грифельная доска рационально использовалась для обучения письму и рисованию.

Но в XVIII-XIX вв. грифельная доска не была принадлежностью только детского обихода. Ею пользовались и взрослые для черновых записей, не требовавших постоянного сохранения, для подсчетов, для черновых, предварительных набросков и т.д. При дороговизне бумаги это имело большое значение для бюджета семьи.

О давности употребления аспидной доски свидетельствует "Арап Петра Великого" Пушкина (1827). "Возьми-ка

17

аспидную доску да ступай за мною", - говорит Петр Ибрагиму и диктует ему указы (гл. 2). И перед смертью Петр попросил грифельную доску и что-то неразборчиво на ней написал.

Грифельной доской часто пользовался знаменитый математик, академик Л. Эйлер, из писателей - Державин. Последние написанные поэтом 6 июля 1816 г. стихи "Река времен в своем стремленьи..." в сильно поблекшем от времени виде сохранились на грифельной доске, хранящейся в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.

Грифельная доска употреблялась в учебных заведениях: см., например, в "Литературных воспоминаниях" А.М. Скабичевского (40-е годы XIX в.)1, "Очерках бурсы" Помяловского (1863, очерк "Женихи бурсы"). Несчастливцев в "Лесе" Островского (1870) говорит гимназисту Буланову: "Ты надень сумку через плечо, прицепи на пуговицу грифельную доску и поди доучиваться" (действие V, явл. 2). Ср. еще упоминания грифельной доски в рассказе В.А. Соллогуба "История двух калош" (1839, гл. "Детство"), в "Реалистах" Писарева (1864, гл. 30), в "Плодах просвещения" Толстого (1890, действие IV, явл. 12) и т.д. В рассказе Чехова "Репетитор" (1884) употребление грифельной доски для решения арифметических задач совершенно естественно и привычно.

По свидетельству П.А. Кропоткина в Петропавловской крепости в 70-х годах XIX в. грифельные доски давались заключенным2.

Флобер предлагал начинающим писателям писать сначала на грифельной доске, чтобы проверить написанное на глаз. Значит, это орудие было в его времена обычным. А в парижских бистро грифельная доска для писания меню и для счета употребляется и сегодня.

Жаль, что теперь грифельная доска не находит практического применения ни в школе, ни дома.

18


1 Земля и фабрика. М.-Л., [1928] с. 41.
2 Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1966, с. 317.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.