ИОАХИМ ФЛОРСКИЙ*

КНИГА О СОГЛАСИИ
НОВОГО И ВЕТХОГО ЗАВЕТОВ

Книга II, часть I

Глава 4

То разумение, которое называется согласием, подобно непрерывной дороге, что от пустыни тянется к городу, перемежаемой низменными местами, в коих путник усомнится, правильным ли путем он идет, и вместе с тем перемежаемой вершинами гор, с коих он сможет обозреть лежащее позади и впереди и из созерцания пройденной дороги установить правильность остающегося пути. Ведь всякий, кто продолжает идти, обнаруживая, что не видно и следа пути, из обозрения пройденного определяет правильность надлежащего быть пройденным. Там же, где путник не может оглядеть ни надлежащие быть пройденными, ни пройденные пути (как это обычно случается в низменных местах), он скорее благодаря вере и рассудку, нежели благодаря видению, устремляется к гористым местам, дабы оттуда или исправить ошибки, или укрепить себя, обретя уверенность в правильности действий. А тот путь, которым мы начали продвигаться под водительством Бога, по сравнению с названным обладает чем-то более надежным, коль скоро, как только он начал проходиться, он проходится не в силу какого-то случая, а вследствие божьих премудрости и учения, имея свои станы, обозначенные определенными границами. Как раз эти границы следует рассматривать в различных смыслах, а именно в широком и в строгом смыслах, то есть сообразно большим временам

25

и сообразно средним и меньшим, что в целом определяется по числу поколений и своеобычию времен. Ибо одно было время, в кое люди жили сообразно телу (то есть вплоть до Христа) и начало коего было положено в Адаме; другое (а именно вплоть до настоящего времени), в кое живут между обоими, то есть между телом и духом, и начало коего было положено от Елисея пророка или от Озии, царя иудейского; иное же (как раз вплоть до конца мира), в кое живут сообразно духу и начало коего от дней блаженного Бенедикта. Итак, плодоношение либо своеобычие первого времени, или, лучше сказать, первого состояния,-от Авраама вплоть до Захарии, отца Иоанна Крестителя, начало - от Адама. Плодоношение второго состояния - от Захарии вплоть до сорок второго поколения, начало - от Озии или от дней Асы, при котором Елисей был призван Илией пророком. Плодоношение третьего состояния - от того поколения, кое было двадцать вторым от святого Бенедикта, вплоть до скончания века, начало -от святого Бенедикта. Эти разграничения были предложены и явлены нами в вере, однако я знаю, что найдутся немногие, кто их примет, если очевидное рассуждение не подкрепится опытом. Отсюда необходимо в этой второй книге, словно из какой-то пашни, коя должна быть подготовлена для семян, извлечь колючки вопросов, коль скоро в других книгах, которые воспоследуют, сама земля божественных писаний, тщательно возделанная, в сердцах верующих принесет более обильный плод.

Глава 5

Как о том, что есть три состояния века, свидетельствуют сами смены времен и дел, хотя и говорится, что весь этот настоящий век один, так то, что есть три сословия избранных, хотя и один божий народ, один плебс, мы наглядно узнаем как из суждений святых отцов, так и из самой очевидности вещей. И из этих сословий первое есть сословие брачных, второе - клириков, третье - монахов. Сословие брачных началось от Адама и стало плодоносить с Авраама. Сословие клириков началось от Озии, который, хотя он был из колена Иудина, принес жертву Господу, впрочем, не безнаказанно; стало же плодоносить с Христа, который есть и истинный царь, и священник. Сословие монахов (сообразно его собственному виду), коему Святой Дух, который есть податель благ, даровал совершенный чин, началось от блаженного Бенедикта, мужа особо славного чудесами, трудом и святостью; его плодоношение - в последние времена. Впрочем, были монахи, и довольно славные монахи, и до него, но о том, как в них предварялось монашеское сословие, будет сказано впоследствии. Однако надлежит знать то, что то же самое сословие, которое сообразно его собственному виду началось от святого Бенедикта, сообразно некоему знамению началось от Елисея пророка, в духе коего и явился, как известно, тот же досточтимый Бенедикт, о чем свидетельствуют и сходные времена, и совершенство их жизни.

26

Глава 6

И я хочу тщательнее рассмотреть то, что, когда мы говорим о началах этих состояний, время Авраама, Исаака и Иакова мы принимаем за одно начало. Подобным же образом - и время Захарии, Иоанна Крестителя и человека Иисуса Христа; так что, поскольку причины требуют причин, считается, будто не будет никакой разницы, положим ли мы начало первого состояния в Аврааме, или в Исааке, либо Иакове; то ли в Захарии, либо его сыне Иоанне, либо также в Иисусе Христе; то ли в поколении сорок втором, или в двух предшествующих ему. Ибо, когда мы говорим "вплоть до настоящего", "вплоть до сих дней", пусть это и сходно, первое следует понимать так, как если бы девяносто лет принимались за одно настоящее время, ибо конец каждого времени в Священных Писаниях обычно понимается и в широком, и в строгом смыслах.

Глава 7

А то, что мы говорим, будто три поколения должны быть приняты за одно начало, не несогласно со священным таинством святой и нераздельной Троицы. Ведь если Отец и Сын и Святой Дух суть не три начала, а одно начало, не без основания в таинстве то, что некие три праведных мужа, кои содержат в себе образ Троицы, были бы приняты за одно начало, так что какой угодно из них был бы принят за начало и они трое - за одно начало. А что к таинству Троицы относится то, что те три сословия, о коих мы сказали выше, прославились в свои времена, это пусть будет выявлено ниже. Ведь, таким образом, через три состояния мира следует отнести согласие к этим сословиям, дабы они не расходились одесную и ошуюю; ибо хотя то, что произошло с ними, многообразно, тем не менее Бог являет одно за другим вплоть до третьего состояния, дабы явить, что он троичен в лицах. Иначе если бы Бог был одним лицом, то и не следовало бы искать трех различных действий, и согласие не могло бы быть отнесено лишь к одному из них. Поскольку же лица три, хотя они три -один Бог, то Сын говорит об Отце и о себе: "Отец мой доныне делает, и я делаю" (Ин., 5:17). А когда Отец без Сына или когда Сын без Отца? Но тем не менее тот, кто сказал "доныне", захотел сделать понятными свойства образов, чтобы как в тех, кои были наречены отцами вплоть до Христа, должно почитаться подобие Отца, так и в тех, кои были искуплены кровью Сына и рождены от воды и Святого Духа, мы почитали образ самого Сына, который возжелал иметь братьев на земле (поскольку он Господь для всех и Творец всех), дабы самому быть, как сказал Павел, "первородным между многими братиями" (Рим., 8:29). Поскольку же уже крещенным апостолам тот же Господь и Искупитель сказал: "А вы, чрез несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым" (Деян., 1:5), еще и впоследствии являет себя в духовных мужах то действие Святого Духа, которое больше всего должно ожидаться под конец века (хотя оно уже было предварено

27

в некоторых), когда во многих исполнится то начавшееся исполняться в немногих обещание Господа, чрез Иоиля изрекающего: "И будет в последние дни, излию от духа моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши" (Иоил., 2:28). И об этих сообразно месту сказано достаточно.

Однако, дабы кто-либо не упрекнул меня за обещанное, я не хочу умалчивать о том, что согласие еще не может быть отнесено к делам третьего состояния, разве лишь частично, ибо сами дела еще не завершены, разве лишь в небольшой своей части. Все же мы скажем о них в своем месте то, что можем, дабы выявлением настоящих дел сделать верным ожидание будущих. Слова суть таковы и еще есть работа. Ведь мы говорили о трех состояниях мира сего сообразно тому, что обозначают три великих патриарха и три ангела, кои явились одному из них, то есть Аврааму, а не сообразно тому, что обозначают Аарон и Моисей, и два херувима, о коих мы упомянули выше. Отсюда необходимо иным способом выделить состояние мира соответственно другому таинству Троицы, чтобы как мы постарались выделить три состояния мира соответственно трем лицам божества, так выделили и иным способом не три времени, а только два, ибо вот так должно делаться и так обстоит дело с основанием и проявлением истины.

Глава 8

На основании того, о чем мы должны будем сказать ниже, время первого завета - вплоть до Христа, его начало - от Адама, плодоношение - от Иакова; время Нового Завета - вплоть до скончания века, его начало - от Озии, царя иудейского, плодоношение - от Христа. Ведь мы знаем, что тот плотский народ, который был наречен иудейским, в обольщении грехом уподобился прародителю, который, поскольку он самый первый из всех, постольку и пишется первым в ряду отцов. Римский же народ, который был наречен языческим, как указывает Августин в книге "О граде божием", произошел от некоего Меха, который во блуде породил Ромула и Рема в дни Озии. Но каждый из обоих народов, снискав милосердие, сделался народом господним, один - со дней Иакова, другой - со времени, в кое Христос пришел в мир. Ибо из одного были избраны отцы чрез закон и обрезание, из другого - сыновья чрез таинство крещения; и поэтому в одном раскрылось подобие Отца, а в другом - Сына: как раз в том, что одни были наречены преимущественно отцами, другие - не столько отцами, сколько сыновьями. И дабы не отсутствовало подобие даров Святого Духа, который исходит от Отца и Сына, от царства иудейского некоторым образом изошло царство, кое было названо Израилем и в коем раскрылись остальные из избранных, а также духовные мужи, среди каковых Илия и Елисей, и сыновья пророков, что были в Иерихоне. И вместе с тем от вселенской церкви, коя была препоручена Петру, некоторым образом изошла греческая церковь, в коей раскрылись в свои дни и остальные из избранных, и великие отцы, обретавшиеся в пустыне

28

и подобные Илии, Елисею и находившимся в Иерихоне сыновьям пророков. И не будет сочтено далеким от таинства то, что и тогда десять колен отделились от дома Давида, и теперь греческие церкви отделились, сообразно чему-то, от римской церкви, ибо, как известно, истинно и то, что говорит апостол: "Дары различны, но дух один и тот же" (1 Кор., 12:4). И следует знать, что иудейскому народу было ниспослано Писание Ветхого Завета, римскому народу - Писание Нового, духовным же мужам - духовное разумение, которое исходит из обоих Писаний.

Глава 9

Из того, что было усвоено относительно трех сословий и двух народов, нам нужно вновь повторять то и другое, дабы в отношении одного легче усвоить иное. Из того же, что было сказано о двух народах, выяснилось, что от Отца и Сына посылается Святой Дух, который непременно и сам, когда он посылается, дышит, где хочет, и разделяет каждому особо, как ему угодно*. А то, что он без начала и без конца исходит от Отца и Сына, предпочтительнее должно быть рассмотрено в трех вышеописанных сословиях, ибо там яснее выявляется, что из его простой природы сохраняется незыблемо. Ведь когда мы вели речь о самих сословиях, мы сказали, что сословие монахов, сообразно некоему собственному виду, началось от блаженного Бенедикта, сообразно же некоему подобию - от Елисея пророка. Ведь мы сказали, что и до времени святого Бенедикта были монахи и довольно славные монахи, в которых уже предварялось монашеское сословие. Помимо этого либо потому, что требует место, либо потому, что мы связаны обещанием, нам нужно покончить с обещанным, прежде всего имея в виду священное таинство Троицы, которое мы пообещали отнести к самим трем сословиям.

При этом следует заметить, что тот, кто сотворил человека по образу и подобию своему, и создал Авраама, Исаака и Иакова, как и многих других, дабы они несли в себе образ божественной Троицы,- он сам возжелал основать три этих сословия, дабы и сами они были по образу и подобию Троицы, согласно сему речению апостола: "Доколе все придем в единство веры в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова" (Еф., 4:13). Ведь, таким образом, следует полагать, что пред Богом все множество верующих как один человек, который состоит из плоти, крови и жизненного духа. Ведь как кровь есть среднее между плотью и душой, так и сословие клириков - среднее между брачными и монахами. Следовательно, сословие брачных имеет образ Отца, ибо как Отец потому и есть Отец, что он имеет Сына, так и сословие брачных было учреждено Богом только для рождения сыновей, хотя бы по жестокосердию

29

тех, кои имеют вкус к земному, Моисей и позволил нечто, что было противно божественной воле*, и апостол дозволил нечто, дабы не могло выйти чего-то похуже**. И сословие клириков имеет образ Сына, который есть слово Отца, ибо оно было основано, дабы назвать и указать путь Господен народу и непрерывно внушать ему законоположения его Бога. И сословие монахов имеет образ Святого Духа, который есть божья любовь, ибо само сословие не могло бы презирать мир и то, что от мира, кроме как возбудясь божьей любовью и отвратившись от того самого Духа, который изгнал Господа в пустыню; отсюда оно и было наречено духовным, ибо шествует не сообразно плоти, а сообразно духу. Итак, первое сословие началось с Адама, второе - с Озии, царя иудейского, третье сообразно чему-то -от Елисея пророка, сообразно же чему-то другому -от блаженного Бенедикта. Почему так? Потому что Святой Дух исходит от Отца и Сына. Ведь если бы он исходил только от Отца, как Сын, то казалось бы уместным, чтобы сословия клириков и монахов одновременно получили начало и оба одновременно обрели совершенство. А если бы он исходил только от Сына, как Сын - только от Отца, тогда казалось бы, что третье состояние относится исключительно к Святому духу, как второе - к Сыну. Но поскольку один Отец, от которого исходят Сын и Святой Дух, один Дух, который исходит сразу от Отца и Сына, и двое, кои исходят от одного Отца, то первое состояние справедливо приписывается только Отцу, третье - Святому Духу, а второе - совместно Сыну и Святому Духу. И, однако, я не говорю, чтобы уверовали, будто царство или деятельность одного лица отделены от царства или деятельности двух других (это чуждо сердцам верующих); но это безусловно следует понимать согласно свойству таинства. Ведь как три лица суть и один бог, так по большей части и в том, что обще трем лицам, отчетливо обнаруживаются обозначения для подобия лиц сообразно чему-то, как, например, в Аврааме, ибо он был наречен преимущественно отцом, содержится обозначение Отца, в Исааке - обозначение Сына, в Иакове - Святого Духа. Следовательно, первое состояние должно быть отведено Отцу; второе - Сыну и Святому Духу, хотя бы в нем более славными (ибо так было нужно) и были дела, отведенные Сыну; третье - Святому Духу, сообразно тому, что Святой Дух должен был явить свою славу в третьем состоянии, как Сын свою во втором, Отец - в первом. Таким образом, в то же время, в кое Христос пришел в мир, пришел и Святой Дух. Сначала к деве, потом к тем, кои были крещены во Христе, как тем, кои дотоле были малыми во Христе. Слава Святого Духа, который невозможно увидеть, не могла бы быть явлена так же, как слава Сына, который в зримой плоти, кою он принял, воскрес из мертвых. В "Евангелии" Сын изрекает: "И я умолю Отца, и даст вам другого утешителя, духа истины, которого мир сей не может принять, потому что не видит его и не знает его" (Ин., 14:16-17).

30


* Перевод осуществлен по изд.: Abbot loachim ofFiore. Liber de Concordia Noui fc Veteris Testamenti / Ed. by E.R.Daniel Philadelphia, 1983. P. 66-76. Перевод с латинского МЛ.Гарнцева.
* Ср.: Ин., 3:8 и 1 Кор., 12:11.- Прим. перев.
* Имеется в виду развод (см.: Мк., 10:4-5).- Прим. перев.
** См.: 1 Кор., 7:1-2.- Прим. перев.
Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.