Тенденции и перспективы международного сотрудничества

Современные международные экономические отношения отличаются усилением транснациональных связей, ускоренным ростом иностранных инвестиций, глобализацией экономических процессов. С каждым годом возрастает число международных слияний и поглощений компаний, которые характеризуются как крупные и сверхкрупные и охватывают практически все секторы экономики. В условиях обостряющейся международной конкуренции компании стремятся в полной мере использовать "эффект масштаба", реконструировать производство, использовать новейшие

352

научно-технические достижения и завоевывать все новые рынки. Объединение финансового и промышленного капитала - один из самых распространенных приемов поведения на рынке.

В этих условиях становление международного регулирования конкуренции - объективно обусловленная и вполне реальная перспектива, хотя в силу важности и сложности данной проблемы ожидать ее быстрого решения не приходится. В настоящее время в развитых странах функционируют национальные антимонопольные органы, главной задачей которых является применение (в том числе экстерриториальное) национальных норм в области конкуренции.

Как показывает практика, норм национального права недостаточно, чтобы решить эту проблему, в связи с чем широкое распространение получили не только интеграционные широкомасштабные соглашения, включающие положения о конкуренции, но и двусторонние специальные соглашения об антимонопольном сотрудничестве. Наиболее заметны из них соглашения между США и Канадой (1995 г.), Новой Зеландией и Австралией (1990 г.), ЕС и США (1991 г.). Несмотря на мнение ряда специалистов о достаточности двусторонних соглашений для эффективного пресечения ограничений деловой практики в международном масштабе, требование многостороннего сотрудничества в этой области становится все более актуальным. Это подтверждает активное и последовательное обсуждение международных аспектов конкуренции в рамках таких представительных международных организаций, как ЮНКТАД, ВТО и ОЭСР.

Действия правительств, направленные на ограничение конкуренции, всегда были в центре внимания ГАТТ / ВТО, а действия частного сектора, имеющие тот же эффект, договоренностями Уругвайского раунда не регулируются. Логично предположить, что в перспективе международные правила конкуренции будут формироваться в рамках ВТО, тем более что в ходе Уругвайского раунда уже был создан прецедент "проникновения" международного регулирования в сферы, являвшиеся ранее исключительной компетенцией внутреннего (национального) регулирования. Можно также ожидать, что прежде всего ВТО распространит международные правила на сферу государственного контроля ограничительной практики предприятий в международных сделках, дополнив уже установленные правила в сфере услуг правилами в отношении операций с товарами. Другим вариантом могло бы стать подписание в рамках ВТО отдельного Соглашения об ограничительной деловой практике в торговле товарами и услугами.

Сложность здесь состоит в том, что правила конкуренции представляют собой раздел национальной политики, относящейся к организации внутреннего рынка, которая, в свою очередь, является прерогативой суверенного государства. За небольшим исключением (например, права интеллектуальной

353

собственности), члены ВТО пришли к соглашению ограничить свои суверенные права там, где их внутренняя политика может создавать угрозу международной торговле. В настоящее время действия ВТО по запрещению своим членам ограничительной деловой практики ограничены исключительно критериями оценки доступа на рынок и отдельными принципами недопущения действий правительств по защите своих рынков.

Положения ВТО могут служить правовой базой для пресечения такой деятельности правительств, но только при наличии явных доказательств того, что за такую "защиту" ответственность несет государство. Совсем другое дело - деятельность частных компаний. Эта категория участников не попадает под действие существующих положений ВТО, и если нет доказательств нарушений со стороны определенного правительства, то многосторонняя система оказывается бессильной против антиконкурентной деятельности частных предприятий. Конечно, государства могут повлиять на свой частный сектор, но не ясно, в каких объемах они должны это делать, чтобы не поставить свои предприятия в невыгодные сравнительные условия. Другой трудностью является отсутствие в ряде стран вообще конкурентной политики и антимонопольных органов или более "мягкие" антимонопольные законы одних стран по сравнению с другими.

И вновь встает вопрос о возможности расширения сферы регулирования ВТО посредством включения политики конкуренции. Для этого в 1996 г. в рамках ВТО была создана рабочая группа для изучения вопросов взаимосвязи торговой политики и политики в области конкуренции. Как показывают результаты работы этой группы, развитые страны, стремясь к созданию однородного конкурентного поля в международном масштабе, уже сейчас готовы включить в систему регулирования ВТО проблемы конкуренции. Развивающиеся страны-члены ВТО, большая часть из которых вообще не имеет систем защиты конкуренции, считают включение вопросов конкуренции в систему ВТО преждевременным.

Растущая глобализация рынков требует согласованных на международном уровне правил в сфере не только внешней торговли, но и конкуренции. Несмотря на значительную разницу в современных антимонопольных законах различных стран, необходимо систематически сближать позиции сторон и создавать систему общих принципов и правил конкуренции. Эта работа должна проводится международными организациями в ответ на объективные потребности транснационального развития бизнеса. Ряд стран Юго-Восточной Азии, традиционно являющихся крупными поставщиками товаров на рынки западных стран, выступают с радикальными предложениями об изменениях действующих правил ВТО, прежде всего в области антидемпинга, чтобы придать правилам ВТО в целом более проконкурентный характер. При этом, на наш взгляд, необходимо

354

прежде всего определить стратегию такой деятельности и выполнить следующие шаги:

  • определить форму будущего международного соглашения;
  • определить его предмет;
  • сформулировать конкретные принципы поведения предприятий.

Что касается формы Соглашения, то логично предположить, что в рамках ВТО будет разработано отдельное соглашение - о торговых аспектах конкуренции (вариант такого соглашения, разработанный группой независимых исследователей, уже был предложен на рассмотрение экспертов в рамках ЮНКТАД). Если учитывать "чувствительность" такого соглашения для многих стран, то очевидно, что на начальном этапе оно должно носить плюрилатеральный характер (обязательный лишь для ограниченного числа стран, подписавших его). В дальнейшем может быть трансформировано в обычное многостороннее соглашение ВТО.

Главным предметом соглашения могли бы стать обязательства стран-членов по внедрению в национальные законодательства определенных согласованных принципов. В этом отношении необходимо прежде всего определить объекты регулирования, на которые будут распространяться общие принципы.

Предметом многостороннего регулирования, скорее всего, могут стать картели, компании, занимающие доминирующее положение, экономическая концентрация, государственные предприятия и предприятия с эксклюзивными правами и оценка последствий торговых ограничительных мер для конкуренции.

Далее следует прийти к консенсусу относительно общих принципов, которые будут применяться государствами при антимонопольном регулировании в указанных сферах. Такие принципы должны быть общепринятыми и уже признанными большинством стран. К ним прежде всего могут относиться:

  • принцип национального режима в отношении иностранных компаний;
  • недискриминация иностранных компаний (режим наиболее благоприятствуемой нации);
  • наличие законов и регулирующих актов в сфере конкуренции, их транспарентность и практическая реализация;
  • сотрудничество между национальными антимонопольными органами.

Следующим шагом должно быть достижение договоренности о важнейших принципах антимонопольного регулирования в конкретных направлениях. Здесь достижение консенсуса может быть более проблематичным ввиду существующих различий в национальных антимонопольных законах. На этом этапе предстоит определить:

355

  • какие виды соглашений между компаниями должны запрещаться;
  • что следует понимать под запрещенными злоупотреблениями доминирующим положением;
  • какими должны быть критерии для оценки и принятия решений в области экономической концентрации.

В отношении этих видов деловой практики согласованные на международном уровне принципы могли бы включать в первую очередь следующее:

  • соглашения - запрещение наиболее опасных картелей (hard core cartels), включая экспортные и импортные;
  • злоупотребление доминирующим положением - запрет прежде всего создания барьеров входа на рынок для других предприятий (в дальнейшем предстоит согласовать виды злоупотреблений доминирующим положением на мировых рынках);
  • экономическая концентрация - предварительная нотификация крупных слияний или поглощений во избежание полной монополизации рынков.

Можно предположить, что критерии антимонопольного регулирования, согласуемые на международном уровне, будут отличаться от используемых сейчас многими национальными антимонопольными органами: растущая глобализация рынков и быстрое развитие транснациональных хозяйственных связей потребуют принятия гораздо более простых, быстрых, дешевых и предсказуемых процедур, не мешающих осуществлению экономически целесообразных международных сделок.

Разработка и принятие на международном уровне согласованных правил в области конкуренции потребует, безусловно, длительного времени и значительных усилий сторон. Однако очевидно, что достижение таких договоренностей будет содействовать экономическому росту и проконкурентному развитию экономических отношений.

356

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.