Глава 10
МЕЖДУНАРОДНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ОБЛАСТИ
АНТИМОНОПОЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

10.1. Региональная интеграция и конкурентная политика

Современные международные экономические отношения характеризуются усилением интеграционных процессов, в значительной мере способствующих глобализации и либерализации хозяйственных связей мирового уровня. Особенности участия стран в этих процессах определяются конкретно-историческими условиями развития национальной экономики и мирового хозяйства, а также научно-техническим прогрессом, интернационализацией рынков товаров и услуг, углубляющимся международным разделением труда.

Сформировавшиеся к настоящему времени интеграционные экономические блоки весьма разнородны по своей организации: от Европейского Союза, который является интеграционной группировкой высокого уровня, до более "мягких" блоков типа Североамериканской зоной свободной торговли (НАФТА) или Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Тем не менее всем им присуща координируемая (внутри этих блоков) деятельность в области важнейших направлений экономической политики, к числу которых, безусловно, относится и конкуренция.

Политика конкуренции в Европейском Союзе

К настоящему времени Западная Европа представляет собой регион с наиболее развитыми интеграционными процессами. Исторически сформировавшийся после подписания в 1957 г. Римского договора Европейский Союз (ЕС) превратился к настоящему времени в крупнейший экономический блок, для которого характерны высокий уровень внутрирегиональной торговли и значительные объемы "внешних" экономических связей.

Для понимания сущности, предпосылок и задач единой политики ЕС в области конкуренции необходимо исходить из того объективного фактора, что эта политика представляет собой одно из направлений интеграционной деятельности ЕС.

Начавшаяся в 50-е годы работа по созданию Общего рынка и отсутствие к этому времени в большинстве интегрирующихся стран всеобъемлющих национальных антимонопольных законодательств обусловили необходимость

310

в таком регулировании на наднациональном уровне. В результате в Римском договоре наряду с отраслевыми направлениями интеграции (единая сельскохозяйственная, транспортная, торговая политика) была признана необходимой единая политика в области конкуренции. В Римском договоре были зафиксированы следующие основные направления конкурентной политики:

  • антикартельное регулирование, направленное на предотвращение действий компаний, создающих барьеры на Общем рынке путем сговора и соглашений ограничительного характера (ст. 85);
  • контроль за деятельностью компаний-монополистов для предупреждения злоупотреблений господствующим положением на рынке (ст. 86);
  • регулирование государственной помощи, оказываемой странами-членами на национальном уровне (ст. 92 - 94).

В первые десятилетия функционирования Европейского Союза (тогда - ЕЭС) главным направлением политики в области конкуренции стало антикартельное регулирование, что объяснялось широким распространением в тот период ограничительной деловой практики предприятий преимущественно в форме тайных сговоров и соглашений. Концентрация производства и капитала не рассматривалась тогда как серьезная угроза конкуренции. Напротив, в рамках проходящих в то время дискуссий возобладал подход, согласно которому политика конкуренции не должна была препятствовать становлению крупных европейских компаний и их транснациональным слияниям, исходя из соображений более полной эксплуатации эффекта масштаба и более эффективного противостояния внешней конкуренции.

Однако по мере развития интеграционных процессов и укрепления транснациональных связей между предприятиями стран ЕЭС концентрация производства стала принимать все более широкий размах, грозя превратиться в серьезную угрозу конкуренции и эффективному функционированию экономики.

Активизирующееся участие в слияниях крупнейших транснациональных компаний (ТНК) придавало проблеме взаимодействия монополии и конкуренции особую остроту: высокая степень контроля мирового производства, осуществляемого ТНК на основе внутрикорпорационного обмена и координации деятельности с другими крупнейшими компаниями, существенно расширяла возможности применения ими ограничительной деловой практики и нарушения нормальной конкуренции. Все это потребовало создания нового направления конкурентной политики, направленного непосредственно на регулирование концентрации производства. В начале 90-х годов это направление получило свое законодательное оформление.

311

На современном этапе в ЕС предпринимаются меры для активизации всех направлений единой политики конкуренции. Это объясняется резким обострением конкуренции между компаниями за место на едином обширном рынке ЕС, изменением способов и методов конкурентной борьбы.

В результате структурной перестройки деятельности компаний усиливается концентрация производства, изменяются основы предпринимательской политики и взаимодействия предприятий. Наряду с ценовой политикой все большее значение приобретает неценовая конкуренция, прежде всего в форме улучшения условий продаж и послепродажного сервиса. Так, одним из важнейших направлений современной рыночной стратегии предприятий становится внедрение методов оптимизации производства на основе логистических цепочек.

Конкурентная борьба приобретает все большую остроту в передовых, наукоемких отраслях, определяющих экономический прогресс. Компании стремятся занять преобладающие позиции в научно-исследовательской области, а так как уровень ее эффективности является критерием силы государства, то это приводит к растущему вмешательству государств в экономику, особенно в отрасли, определяющие экономический прогресс.

Развитие этих тенденций делает объективно необходимым не только дальнейшее поддержание единой политики в области конкуренции, но и наполнение ее новым содержанием в соответствии с изменяющимися условиями конкуренции и способами ее ограничения.

Формирование единой политики ЕС в области конкуренции имело свои объективные предпосылки, среди которых можно выделить:

  • интенсификацию хозяйственных связей между предприятиями интегрирующихся государств, приводящую к изменениям на микроуровне и способную вызвать активизацию ограничительной деловой практики и нарушение конкуренции;
  • усиление конкуренции на территории формирующегося Общего рынка, что в условиях отсутствия эффективного государственного регулирования создает опасность разрушительных социально-экономических последствий;
  • активизацию государственной помощи национальным предприятиям в условиях обострения конкуренции на формирующемся Общем рынке, означавшую по сути введение скрытых протекционистских барьеров и нарушение конкуренции;
  • объективную потребность в поддержании оптимального "баланса сил" монополий и конкуренции посредством государственного вмешательства, которую в условиях интеграции можно реализовать лишь посредством наднационального механизма.

312

Важен тот факт, что рассмотренные объективные предпосылки, обусловившие введение наднационального регулирования конкуренции в ЕС, не только сохранили свое значение на протяжении всего функционирования Сообщества, но и в настоящее время интенсифицируют все составляющие элементы. В последнее десятилетие в ЕС отмечается активизация межфирменных связей и концентрации производства, сопровождаемая попытками осуществления ограничительной деловой практики; обостряется конкуренция между предприятиями, особенно между крупнейшими компаниями стран-членов за лидерство на национальном уровне, а также между ТНК за лидерство в рамках европейского рынка и в мировом масштабе; учащаются попытки "покровительства" национальным компаниям со стороны отдельных государств.

Наряду с традиционными предпосылками наднационального регулирования конкуренции, на современном этапе объективная потребность в таком регулировании обусловливается и рядом дополнительных факторов: расширением числа и масштабов деятельности ТНК, приводящим к интернационализации ограничительной деловой практики (ОДП); активизацией взаимодействия самостоятельных предприятий; обострением конкуренции в отраслях, определяющих научно-технический прогресс, открытием для конкуренции естественных монополий и сектора государственных заказов и пр. Все это указывает на необходимость и далее поддерживать развитие наднационального регулирования конкуренции в соответствии с меняющимися обстоятельствами.

К настоящему времени в ЕС реализуются следующие основные направления конкурентной политики: антикартельное; контроль за поведением компаний-доминантов; контроль за концентрацией производства; контроль за государственной помощью, осуществляемой на национальном уровне.

Ограничительные соглашения. С момента образования Европейского Сообщества и вплоть до настоящего времени юридической основой антикартельного регулирования остается статья 85 Римского договора. Она запрещает антиконкурентное поведение двух или более предприятий, а также соглашения или другие действия, наносящие ущерб конкуренции в ЕС и негативно воздействующие на торговлю между государствами-членами. К запрещенной практике, в частности, отнесены действия, направленные на установление фиксированных цен, на ограничение или контроль производства, сбыта, технического развития и инвестиций, на раздел рынков или источников снабжения, на дискриминацию партнеров. Эти действия относятся к сфере наднационального регулирования при условии негативных последствий для межгосударственной торговли в Сообществе. В случае же ограниченного, национального эффекта такие соглашения подпадают под юрисдикцию соответствующих стран. При этом интересы

313

стран-членов могут быть затронуты и в том случае, если все предприятия, участвующие в соглашении, находятся в одном государстве, однако их согласованная деятельность ограничивает действия предприятий других стран ЕС.

Все соглашения между предприятиями, которые могут затронуть торговлю между странами-членами и имеют своей целью или следствием предотвращение, ограничение или искажение конкуренции на едином рынке, запрещаются как несовместимые с единым рынком и автоматически признаются недействительными, в частности, соглашения, которые:

  • прямо или косвенно фиксируют цены или другие торговые условия;
  • лимитируют или контролируют производство, рынки, техническое развитие или инвестиции;
  • делят рынки или источники поставок;
  • применяют неодинаковыя условия к эквивалентным сделкам с другими торговыми сторонами, ставя их тем самым в худшее конкурентное положение;
  • делают условием заключение контракта принятие другими сторонами дополнительных обязательств, не имеющих отношения к предмету контракта.

При всем своем многообразии все соглашения между предприятиями подразделяются на горизонтальные и вертикальные соглашения. Горизонтальные соглашения представляют собой сговор конкурирующих фирм одной отрасли. Предметом таких соглашений является, как правило, фиксация цен, ограничение объемов производства, раздел рынков. Вертикальные соглашения заключаются между неконкурирующими предприятиями, обычно в сфере распределения. Такие соглашения направлены на поддержание цен при перепродаже товаров, ограничения по рынкам или потребителям.

Выработка антикартельных правил (как и в целом правил конкуренции) не являлась самоцелью ЕС - деятельность в этом направлении всегда рассматривалась Сообществом как один из экономических методов достижения стратегической цели - обеспечения устойчивого экономического роста посредством всестороннего развития интеграционных процессов.

Концепция создания Общего рынка требовала резкой активизации трансграничных связей на микроуровне, тесного переплетения национальных торговых, промышленных и банковских капиталов, создания благоприятных условий для интернационализации экономических связей предприятий. Исходя из этих задач антикартельные правила ЕС были призваны выполнять двоякую функцию: предотвращать образование картелей и содействовать экономически целесообразной кооперации предприятий, усиливающей конкуренцию на рынке.

314

Чтобы антикартельные правила ЕС не превратились в тормоз на пути развития интеграционных процессов, в Римском договоре (п. 3 ст. 85), были предусмотрены изъятия из общих правил конкуренции, разрешающие такие соглашения между предприятиями, "которые способствуют улучшению производства или распределению товаров или содействуют техническому и экономическому прогрессу". Таким образом, соглашениям, имеющим положительный экономический эффект, представлялся "зеленый свет" при условии, что они не будут устранять конкуренцию для существенной части соответствующих товаров.

Административная практика Комиссии ЕС предусматривает возможность неприменения запретительных положений п. 1 ст. 85, если ущерб, причиняемый ограничительными соглашениями, в достаточной степени компенсируется рядом позитивных последствий.

Статья 85 получила широкое практическое применение, позволяя Комиссии ЕС стимулировать соглашения, имеющие позитивный экономический характер. Для реализации процедуры был разработан соответствующий порядок и принят ряд регламентов и уведомлений. В частности, была введена нотификация, которая предусматривает подачу заявления участниками соглашений в Комиссию ЕС на все соглашения или координированные действия, подпадающие под изъятия п. 3 ст. 85 или вообще не нарушающие правил конкуренции. Для нотификации был разработан строго определенный механизм и утверждена официальная форма заявок, в которой заявитель должен представить подробную информацию об участниках соглашения, изложить основные его положения и сформулировать цели соглашения. Если после анализа полученной информации Комиссия ЕС установит, что соглашения не относятся к запрещенным Римским договором видам деятельности или подпадают под исключения п. 3 ст. 85, то она оповещает об этом заявителей в форме индивидуальных деклараций "negative clearances" или специальных уведомлений "comfort letters". Если же Комиссия установит, что соглашения нарушают конкуренцию, то она выносит решение об их прекращении (запрещении).

Компании, заключающие соглашения, могут и не обращаться в Комиссию за получением освобождений, если их деятельность подпадает под действие так называемых групповых изъятий, в число которых входят:

  • исключительные дистрибьюторские соглашения;
  • исключительные соглашения на закупку;
  • соглашения по патентному лицензированию;
  • соглашения в области специализации;
  • соглашения в области исследований и развития;
  • дистрибьютерские соглашения в автомобильном секторе;
  • соглашения о франшизах;

315

  • соглашения в области ноу-хау.

Однако групповые изъятия не означают автоматического освобождения данных видов деятельности из-под действия общих правил конкуренции, а предоставляются лишь при условии ненарушения конкуренции.

Помимо групповых изъятий Комиссия ЕС выделила некоторые виды взаимоотношений между предприятиями, которые в силу своей специфики не подпадают под действие общих правил конкуренции и не нуждаются в нотификации. К ним относятся контракты с коммерческими агентами и некоторые виды кооперационных соглашений. К действиям, на которые не распространяются положения п. 1 ст. 85, относятся и соглашения, отвечающие принципу минимального ущерба. Соглашения между малыми и средними предприятиями не рассматриваются как нарушающие нормы конкурентной политики, поскольку их экономический эффект, определяемый исходя из совокупного оборота и доли фирм на рынке, недостаточно значим.

Практическая реализация антикартельных правил. В соответствии с Римским договором контроль за правилами конкуренции в ЕС был возложен на Комиссию Европейских Сообществ (КЕС). В "антикартельных регламентах" ЕС был разработан механизм контроля за картельной практикой и предусмотрены санкции за нарушение установленных правил.

Помимо исключительных полномочий по одобрению или запрещению нотифицированных предприятиями заявок о соглашениях Комиссия получила право на самостоятельное расследование предполагаемых нарушений и принятие мер по их пресечению. Для решения возложенных на нее задач КЕС получила полномочия на сбор информации, проверку документации предприятий, а также на посещение принадлежащих им помещений, земельных участков и транспортных средств.

Для обеспечения надлежащего выполнения антикартельных правил КЕС правомочна устанавливать санкции за их нарушение. Так, за осуществление деятельности, запрещенной Римским договором, предприятия могут быть оштрафованы в размере до 1 млн экю, за просрочку в выполнении решений Комиссии - 1 тыс. экю за каждый день просрочки.

С момента образования ЕС и вплоть до настоящего времени КЕС в соответствии с возложенными на нее полномочиями осуществляет широкомасштабный контроль за соблюдением антикартельных правил ЕС. Рассматривая ежегодно тысячи заявок о соглашениях, поступающих от предприятий, Комиссия одновременно активно использует свое право на самостоятельное расследование картельной практики. Результатом таких расследований стали сотни дел, возбужденные Комиссией и закончившиеся взысканием штрафов с нарушителей и прекращением незаконных соглашений. В качестве примера можно привести расследование Комиссией

316

дела о картеле, образованном 23 компаниями - производителями термопластической продукции из различных стран ЕС. Компании заключали соглашения о разделе рынков (поливинилхлорида и полиэтилена низкого давления) и фиксировании уровня цен. Их картельная деятельность охватывала практически всю торговлю данными товарами в ЕС, блокируя возможность ее свободного развития под воздействием спроса и предложения. Проведенное Комиссией расследование закончилось штрафами для участников на общую сумму 60,5 млн экю, при этом крупнейшие санкции (7,0 и 6,8 млн экю) были применены к "лидерам" картеля - компаниям "БАСФ АГ" и "Атохэм С.А.". Устанавливая столь высокие штрафы, КЕС учитывала серьезный урон, нанесенный картелем конкуренции на рынке товаров, имеющих для Западной Европы большое значение, а также длительный срок и абсолютно секретный характер осуществляемой предприятиями незаконной практики.

Злоупотребление доминирующим положением. Статья 86 Римского договора регулирует правила поведения компаний и фирм, занимающих доминирующее положение на рынке, в тех случаях, если изложенные в этой статье нарушения отрицательно влияют на торговлю в ЕС между странами-членами. В других случаях действует национальное законодательство стран-членов.

Занимать доминирующее положение само по себе не запрещено. Таким компаниям запрещается злоупотребление своим положением, под которым, в частности, понимается:

  • прямое или косвенное установление монопольных цен или других несправедливых условий торговых сделок;
  • ограничение производства, сбыта и технического развития в целях дискриминации потребителей;
  • применение дискриминационных условий в сделках с торговыми партнерами;
  • заключение контрактов с включением обязательств, которые по своей природе или коммерческому назначению не связаны с предметом контракта.

С момента принятия Римского договора КЕС, основываясь на ст. 86, пресекла множество неправомерных действий крупных компаний. Вместе с тем эта статья не получила столь широкого применения, как ст. 85, и не смогла стать надежным гарантом сохранения конкуренции в условиях ускоряющейся концентрации производства и капитала.

Как показывает практика, наиболее частым основанием для применения КЕС ст. 86 является осуществляемая компаниями-монополистами так называемая хищническая ценовая дискриминация. Суть ее состоит в том, что компании, занимающие доминирующее положение на рынке, целенаправленно

317

снижают на определенное время цены на свою продукцию, вынуждая конкурентов покинуть рынок и не позволяя аутсайдерам закрепиться на нем. При этом как монополист, так и его жертва несут значительные убытки, которые монополист компенсирует впоследствии за счет дополнительной прибыли, получаемой от установления монопольно высоких цен.

Полномочия КЕС по контролю за соблюдением ст. 86 определены в Регламентах № 17 и № 27 от 16 февраля 1962 г.

Процедура расследования включает:

  • определение соответствующего товарного рынка, на котором функционирует компания;
  • определение географических границ рынка;
  • определение доминирования;
  • выявление злоупотребления;
  • определение мер пресечения.

Контроль за слияниями. Стремительный рост слияний и поглощений компаний, заметно ускорившийся в преддверии формирования единого внутреннего рынка, потребовал принятия специальных правил в отношении концентрации производства. Соответствующий Регламент (4064/89), принятый в 1989 г., стал важным элементом антимонопольного законодательства ЕС и логически завершил правовое обеспечение регулирования конкуренции на микроуровне.

В настоящее время Регламент ЕС 4064/89 по контролю за слиянием предприятий с изменениями, внесенными в соответствии с Регламентом Совета 1310/97, является основным инструментом, с помощью которого осуществляется контроль за слияниями и приобретениями в ЕС. В соответствии с указанным Регламентом, все сделки, подпадающие под определение "концентрации в масштабе Сообщества", перед тем, как вступить в силу, должны быть одобрены КЕС. Сделка имеет "масштаб Сообщества", если удовлетворяет следующим пороговым критериям:

  • совокупный оборот всех участвующих компаний превышает 5000 млн экю;
  • совокупный оборот в рамках Сообщества каждой из по меньшей мере двух участвующих компаний превышает 250 млн экю;
  • исключение составляют случаи, когда каждая из участвующих компаний реализует две трети своего оборота в рамках ЕС в одной и той же стране-члене.

Когда рассматриваемая компания является частью группы компаний, учитывается оборот всей группы.

Если сделка не удовлетворяет перечисленным критериям, применяются следующие дополнительные пороговые условия:

318

  • совокупный мировой оборот всех участвующих компаний составляет более 2500 млн экю;
  • совокупный оборот всех участвующих компаний в каждом из как минимум трех государств-членов ЕС превышает 100 млн экю;
  • в каждом из этих трех государств-членов ЕС суммарный оборот каждой из двух (как минимум) участвующих компаний превышает 25 млн экю;
  • суммарный оборот в рамках ЕС каждой из двух (как минимум) участвующих компаний превышает более 100 млн экю.

Если в результате заявленной сделки создается или усиливается доминирующее положение, вследствие чего на общем рынке или на значительной его части существенно ухудшается конкуренция, такая сделка объявляется несовместимой с общим рынком и запрещается.

В понятие концентрации входит слияние двух или более ранее независимых компаний, приобретение контроля над всей или частью другой компании, создание функционально достаточного совместного предприятия (при определенных условиях). Функционально достаточное совместное предприятие - это совместное предприятие, выполняющее на длительной основе все функции автономной экономической единицы, т.е. обладающее адекватными финансовыми, людскими и материальными ресурсами, исполняющее все функции, обычно осуществляемые другими предприятиями, работающими на том же рынке, проводящее собственную коммерческую политику, а не только вспомогательную коммерческую деятельность по отношению к родительским компаниям.

Установив, какие операции относятся к сфере наднационального регулирования, далее необходимо определить, какие из этих операций подлежат запрету. Для этого в Регламенте зафиксирован ряд критериев, подлежащих учету наднациональными органами при принятии соответствующих решений. В первую очередь они касаются определения положения компании на рынке и предусматривают учет экономической и финансовой мощи предприятия, его доступа к рынкам сырья и сбыта, развития спроса и предложения, состояния технического и экономического прогресса и ряда других аспектов.

Слияния, создающие или усиливающие господствующее положение, посредством которого действенная конкуренция на общем рынке или существенной его части значительно нарушается, признаются несовместимыми с Общим рынком. Одновременно слияния предприятий, имеющих незначительную долю на рынке (как правило, менее 25%), объявляются совместимыми с Общим рынком как не нарушающие конкуренцию.

Основной контроль за концентрацией возложен на КЕС, которая наделена исключительными полномочиями по одобрению и запрещению концентрации "в масштабах ЕС". С момента вступления Регламента в силу

319

все подобные операции стали подлежать обязательной нотификации в Комиссии.

Для обеспечения высокой эффективности принятых правил КЕС была наделена правом взимать штрафы с нарушителей. Вынесенные ею решения могут быть пересмотрены только Судом ЕС, который правомочен аннулировать, снизить или повысить предусмотренные Комиссией санкции.

Принятие Регламента стало важнейшим за последние десятилетия событием в деле надгосударственного регулирования конкуренции. С помощью Регламента в ЕС впервые был установлен механизм превентивного контроля за концентрацией производства и капитала, что создало благоприятные предпосылки для существенного повышения эффективности этой деятельности.

В соответствии с Регламентом стороны, участвующие в слиянии, независимо от того, зарегистрированы они в ЕС или просто функционируют на его территории, должны совместно уведомить Комиссию о планируемых слияниях в масштабе Сообщества. Нарушение данного положения влечет за собой ответственность сторон в виде штрафа в размере до 10% их объединенного совокупного мирового оборота. Комиссия публикует уведомление в своем издании "Официальный журнал ЕС" и приглашает третьи стороны дать свои комментарии. Значительную часть вопросов и "претензий" Комиссии к планируемой сделке удается снять заранее, поэтому в официальной статистике число запретов Комиссией сделок по концентрации невелико.

Юридическая база регулирования конкуренции включает также правила в отношении государственной помощи, оказываемой странами-членами своим предприятиям. Основы такого регулирования закреплены в ст. 92 - 94 Римского договора, определяющих границы правомерности оказания помощи и устанавливающих порядок наднационального контроля за исполнением принятых правил. По мере развития интеграционных связей юридические основы регулирования государственной помощи, закрепленные в Римском договоре, были расширены и дополнены многочисленными решениями КЕС, устанавливающими отраслевые особенности предоставления государственных субсидий и распространяющими правила конкуренции на сектор государственных заказов.

Наряду с юридической базой регулирования конкуренции, в Римском договоре были также зафиксированы основы институциональной структуры такого регулирования. Согласно ст. 89 и 93 ответственность за соблюдение правил конкуренции возложена на КЕС, которая наделена полномочиями расследовать случаи нарушения предприятиями и государствами-членами установленных правил конкуренции и принимать меры

320

по их пресечению. Согласно Римскому договору решения КЕС первоначально носили не прямой, а косвенный характер: КЕС должна была обращаться к государствам-членам с рекомендацией устранить отмеченные нарушения. Однако в дальнейшем для повышения эффективности наднационального контроля за правилами конкуренции полномочия КЕС в этой области были значительно расширены.

С принятием регламента о контроле за концентрацией Комиссия была наделена исключительными полномочиями по одобрению или запрету слияний и поглощений компаний, а также по взиманию штрафов с нарушителей предписаний. Помимо исполнительной функции, состоящей в контроле за выполнением принятых решений и мер в индивидуальных случаях, Комиссия выполняет также определенную законодательную функцию в механизме регулирования конкуренции. Согласно общим правилам ЕС о принятии решений КЕС выступает с законодательной инициативой по большинству решений в области конкуренции, которые затем принимаются Советом ЕС.

Непосредственно рабочий орган КЕС по вопросам конкуренции - Генеральная дирекция по конкуренции - одна из наиболее представительных в Комиссии ЕС, что обусловливается важной ролью, которая отводится политике конкуренции в интеграционном строительстве, а также большими объемами практических дел, подлежащих рассмотрению в Комиссии.

Важное место в институциональном механизме политики конкуренции занимает также Суд ЕС. Принимаемые им решения служат дополнительным юридическим основанием для действий Комиссии по регулированию конкуренции. Главная функция Суда ЕС состоит в проверке решений КЕС и национальных государств на предмет их совместимости с Римским договором, а также в вынесении собственных решений по применению законодательства ЕС.

Сложность и многочисленность поступающих в Суд ЕС апелляций по решениям КЕС на определенном этапе стали вызывать серьезные затруднения в оперативном рассмотрении дел и обусловили создание специального органа, занимающегося этими вопросами. Таким органом стал образованный в 1988 г. Суд первой инстанции (Court of First Instance - CFI) - промежуточная ступень между Комиссией и Судом ЕС: в случае несогласия с решением КЕС и CFI обвиняемые могут подать апелляцию в Суд ЕС.

Организационно-правовой механизм ЕС по регулированию конкуренции включает наряду с юридической базой и институциональной структурой определенный инструментарий реализации этой политики. Главным инструментом при проведении наднациональной политики конкуренции стали регламенты Совета и Комиссии ЕС, которые согласно ст. 189 Римского договора должны обязательно применяться в странах-членах.

321

Выбор регламента как наиболее действенного средства проведения единой политики объясняется той особой ролью, которая отводится деятельности по созданию единого конкурентного пространства в рамках ЕС. Одновременно постановления КЕС по конкретным делам в области конкуренции принимаются в форме "решений".

Европейская интеграция не ограничивается рамками Западной Европы: сегодня на новый уровень вышли торгово-экономические отношения ЕС со странами Восточной Европы, с большинством из которых уже подписаны соглашения об ассоциированном членстве. В соответствии с этими соглашениями, предусматривающими адаптацию правил экономического регулирования восточноевропейских стран к правилам ЕС, в конкурентном законодательстве стран Восточной Европы произошли существенные изменения. В целом же создание однородных правил конкуренции рассматривается как необходимое условие функционирования зоны свободной торговли Западной и Восточной Европы.

Совместные действия в сфере конкурентной политики предусмотрены и в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между ЕС и Российской Федерацией, подписанном 24 июня 1994 г. и вступившем в силу 1 декабря 1997 г. Соглашение включает ст. 53 "Конкуренция", которая предусматривает обязательства сторон применять законодательство в области конкурентной политики и устранять ее ограничения, вызванные поведением предприятий или государственным вмешательством.

Следует отметить, что вопросы конкуренции в Соглашении занимают особое место, так как развитие конкурентной среды в России рассматривается руководством ЕС как важнейший фактор рыночной экономики и создания благоприятных, недискриминационных условий для взаимной торговли на базе принципов ВТО. Это нашло свое отражение в ст. 3 СПС, где перспективы создания зоны свободной торговли Россия - ЕС напрямую увязывается с предполагаемым усовершенствованием антимонопольного регулирования России.

Такая ссылка на статью о конкуренции объясняется тем, что либерализация внешнеэкономического режима (снятие "внешних" барьеров входа на рынок) может быть действенна лишь при гарантии ужесточения антимонопольного контроля (за снятием "внутренних" барьеров входа на рынок).

322

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.