Олигополия: от ценовой войны до картеля

Общая модель. До сих пор мы рассматривали ситуации, когда монопольная власть продавца почти не зависит от его взаимоотношений с фактическими или потенциальными конкурентами. Мы просто предполагали, что конкуренты выбирают объем продаж, максимизируя прибыль, и принимают решение о входе на рынок, сопоставляя затраты и ожидаемые результаты. В этом случае детерминанты рыночной власти предприятия и его поведения можно охарактеризовать в известном смысле автоматически, анализируя условия его деятельности на рынке.

Однако столь простые ситуации встречаются достаточно редко. Как правило, рыночная власть продавцов зависит от их поведения по отношению друг к другу. Именно такие, более сложные, ситуации рассматривают модели рынка олигополии. К основным признакам рынка олигополии относятся ограниченное число продавцов, высокие нестратегические барьеры входа на рынок, заменяемость товаров разных предприятий. Легко

99

заметить, что особенности рынка олигополии оказывают противоречивое влияние на конкуренцию между предприятиями и масштабы их монопольной власти. С одной стороны, заменяемость товаров стимулирует конкуренцию между предприятиями. С другой стороны, высокие барьеры позволяют сохранять рыночную власть и монопольную прибыль, если продавцы назначают цену как "коллективная монополия". И действительно, монопольная власть на рынке олигополии ограничена только взаимной политикой продавцов.

При одном и том же числе продавцов на рынке, одинаковом уровне затрат и эластичном спросе цены на рынке олигополии могут устанавливаться в достаточно широком интервале. Двумя крайними ситуациями являются ценовая война и картель.

Ценовая война между предприятиями, стремящимися к расширению рыночной доли, описывается олигополистической моделью Бертрана. Будем для простоты считать, что на рынке только два предприятия (обозначим их индексами i и j). Тогда объем спроса на товар каждого продавца зависит от цены другого так, что

Qi (Pi, Pj) = { 0, если Pi > Pj,
αQ(Pi), если Рi = Pj (0 ≤ α ≤ 1),
Qd(Pi), eсли Pi < Pj,

где Q - объем спроса, i, j = 1,2; i ≠ j.

Легко заметить, что при любой цене другого продавца, превышающей средние затраты, оптимальной ценовой политикой предприятия служит назначение цены несколько ниже цены другого продавца Pi* = Pj - ε, где ε - бесконечно малая величина. При одинаковых средних затратах (АС) продавцов существует единственная цена, когда ни у одного из них нет стимула для ее изменения - это цена, равная средним затратам: Рi* = Pj*= AC, которая будет равновесной на данном рынке. При такой цене продавцы лишены монопольной власти, коэффициент монопольной власти Лернера (при постоянной отдаче от масштаба, когда средние затраты равны предельным) принимает нулевое значение. Мы видим, что независимые решения продавцов, назначающих цену так, чтобы получить максимально возможную прибыль, приводят в конечном итоге к полному лишению экономической прибыли. Равновесная рыночная цена равна такой, которая сложилась бы при долгосрочном равновесии на рынке совершенной конкуренции. В этом состоит так называемый парадокс Бертрана: достаточно конкуренции между двумя предприятиями на рынке, чтобы получить эффективный для общества результат - наиболее низкую из возможных цен и, соответственно, наибольший из возможных объем продаж.

100

Противоположная картина наблюдается в случае заключения продавцами картельного соглашения о единой цене и квотах продаж. Определение и соблюдение квот продаж каждым продавцом на рынке позволяет олигопольным предприятиям получить максимальную при данной емкости рынка прибыль, равную прибыли, которую получало бы монопольное предприятие. В этом случае коэффициент монопольной власти Лернера для каждого предприятия на олигопольном рынке составляет L = -l / Ed, иначе говоря, монопольная власть ограничена только эластичностью рыночного спроса.

Таким образом, параметры равновесия рынка олигополии могут совпадать с параметрами равновесия как рынка совершенной конкуренции (при взаимодействии по Бертрану), так и рынка монополии (при формировании картеля). В общем случае единственное, что мы можем сказать о цене, назначаемой предприятиями на рынке олигополии, эта то, что цена не опустится ниже средних экономических затрат и не будет установлена выше цены рынка чистой монополии.

Проблемы устойчивости картеля. Если картель включает все предприятия, действующие в отрасли, их объединение играет роль доминанта и получает монопольную прибыль. Но, если картель уже сформирован, эффективно ограничивает выпуск и устанавливает монопольную цену, у каждого предприятия появляется стимул явно или тайно нарушить картельное соглашение - продать товар в количестве, превышающем квоту. Такая стратегия оказывает двоякое влияние на прибыль предприятия-участника соглашения и картеля в целом. С одной стороны, прибыль "нарушителя" растет благодаря увеличению объема его продаж. С другой стороны, увеличение объема продаж приводит в конечном итоге к снижению рыночной цены. Второй эффект влияет как на суммарную прибыль участников картеля, так и на прибыль "нарушителя". Однако если первый, положительный, эффект действует только по отношению к предприятию, уклоняющемуся от выполнения условий соглашения, второй эффект действует на все предприятия пропорционально их доле в продажах картеля. Таким образом, стимул нарушать картельное соглашение возникает у всех его участников. Поэтому для поддержания картельных соглашений в течение продолжительного времени требуются дополнительные усилия продавцов-участников соглашения.

Вывод о стимулах к нарушению картельного соглашения может измениться, если проанализировать влияние решений предприятия не только на сегодняшнюю прибыль, но и на весь объем ожидаемой в будущем прибыли. Интуитивно очевидно, что в долговременной перспективе предприятие может быть заинтересовано придерживаться установленной для него квоты.

101

Рассмотрим условия, при которых картельное соглашение является стабильным. Пусть π1 - прибыль предприятия, придерживающегося картельного соглашения (в условиях установления картелем монопольной цены), π0 - прибыль предприятия, нарушающего соглашение, F - оценка предприятием потерь, возникающих при проведении другими членами картеля по отношению к "нарушителю" политики "возмездия" (например, понижении цены так, что производство и продажи "нарушителя" станут убыточными). Если предприятие уверено в том, что отклонение от условий картельного соглашения будет раскрыто, после чего оно будет нести потери на протяжении всего периода деятельности на рынке, нарушать соглашение невыгодно, если выполняется условие

π1 
 1 
1 - ρδ
 ≥ π0 
1
1 - ρδ
 + F.

где ρ - вероятность повторных продаж, δ - текущая ценность 1 руб. завтрашней прибыли (дисконтирующий множитель).

Соблюдение картельного соглашения тем выгоднее предприятию, чем выше вероятность повторных продаж, ниже ставка процента, меньше выигрыш, который предприятие может кратковременно получить благодаря нарушению картельного соглашения, особенно если сравнить его с потерями в результате "ответных действий" других членов картеля.

Помимо возможности и стимулов для нарушения условий картельного соглашения, на его устойчивость существенно влияют такие факторы, как вероятность обнаружения и наказания регулирующими органами, число предприятий-участников картеля, заменяемость продукта предприятий, входящих в картель, различия структуры затрат картеля. Ограниченное число предприятий-участников картеля и однородность товаров разных предприятий создают предпосылки для повышения результативности контроля выполнения картельного соглашения. Существенную роль играет структура затрат производителей, входящих в картель. Различие в этой структуре предполагает различный характер реакции продавцов на изменение спроса. Так, при сокращении спроса на продукцию предприятия с высокой долей постоянных затрат в общих затратах предпочтение будет отдано снижению цены, а не выпуску продукции, а для предприятия с высокой долей переменных издержек - наоборот. Очевидно, что разная реакция на изменение рыночных условий ведет к неустойчивости картеля.

Модель олигополии Курно: концентрация и рыночная власть. Сравнивая типы рынков совершенной конкуренции и монополии, мы утверждали, что единственный продавец на рынке всегда обладает монопольной властью. При прочих равных условиях чем больше продавцов на рынке, тем ниже уровень рыночной власти. В тоже время известно, что рыночная власть зависит

102

не только от числа продавцов, но и от распределения рыночных долей между ними. Кроме того, известны специальные показатели, измеряющие соотношение объемов продаж разных предприятий - показатели концентрации, среди которых важнейшими служат коэффициент концентрации и коэффициент Герфиндаля-Гиршмана (HHI) (см. гл. 3). Рассмотрим модель поведения предприятий Курно, в рамках которой можно более определенно показать влияние концентрации на уровень рыночной власти.

Предположим, что предприятия, максимизируя прибыль, выбирают объем продаж. На первый взгляд, это предположение кажется натянутым. Однако, рассматривая проблемы ценовой конкуренции, мы покажем, что мощности продавцов существенно влияют на равновесные рыночные цены. Будем и теперь ассоциировать выпуск именно с мощностью производителей. Далее, считаем, что каждое предприятие определяет выпуск (мощность) независимо от поведения других предприятий, более того, считаем выпуск (мощности) других продавцов на рынке неизменным. В действительности, чем больше предприятий на рынке, тем более адекватна эта предпосылка.

Условием максимума прибыли, как мы знаем, служит равенство предельной выручки продавца его предельным затратам. В модели Курно (как и в модели чистой монополии) на предельную выручку влияют два фактора: изменение выручки продавца из-за увеличения его выпуска и изменение рыночной цены из-за увеличения объемов производства. Пользуясь этим, а также предположением, что для фирмы Δq = ΔQ (продавец учитывает только то изменение объема рыночных продаж, которое служит результатом изменения его объема производства), определяем:

MR = P + 
ΔP
Δq
 q = P(1 + 
Δ
ΔQ
 
Q
P
 
 q 
Q
 ) = P(1 + 
1
Ed
 
 q 
Q
 ) = P(1 + 
si
Ed
).

Таким образом, в модели Курно предельная выручка предприятия, помимо рыночной цены, находится в положительной зависимости от рыночной доли предприятия и в отрицательной от эластичности спроса. Считая, что продавец выбирает такой выпуск, чтобы его прибыль была максимальна, находим коэффициент монопольной власти Лернера

L = 
P - P(1 + 
si
Ed
)
P
 = - 
si
 Ed 
.

Мы показали зависимость монопольной власти предприятия от его рыночной доли. Теперь рассчитаем средневзвешенное значение коэффициента

103

Лернера для всего рынка, где весами являются опять-таки рыночные доли продавцов:

L = 
n
i=1
 (
 si 
Ed
 ) si = - 
HHI
Ed
.

Таким образом, при некооперативном поведении предприятий на рынке среднее значение монопольной власти находится в положительной зависимости от коэффициента концентрации Герфиндаля-Гиршмана и в отрицательной от эластичности спроса. Для одного и того же рынка, предполагая эластичность спроса приблизительно постоянной, изменение коэффициента Герфиндаля-Гиршмана служит индикатором изменения рыночной власти продавцов.

104

Rambler's Top100
Lib4all.Ru © 2010.